Своими прозвищами, которыми наградил их народ, славились даже советские генсеки, что уж говорить о военачальниках. Среди последних «вторыми именами» могли похвастать маршалы Жуков, Рокоссовский, Тухачевский, Конев, Тимошенко. Правда, далеко не все прозвища характеризовали полководцев с положительной стороны.

Мясник

Как известно, Георгий Константинович Жуков до сих пор фигурирует во многих исторических источниках под гордым прозвищем «Маршал Победы». Однако даже далеко не все коллеги Жукова придерживались о нем аналогичного мнения. Так, если верить автору книги «Маршал Победы Жуков – Каин?» Александру Щербакову-Ижевскому, легендарный полководец Иван Конев считал Жукова «ни на что не способным салдофоном и негодяем». Вот и Владимир Карпов, автор романа «Маршал Жуков», утверждает, что среди солдат за Георгием Константиновичем закрепилось прозвище «Мясник». Карпов уверенно заявляет, что всему виной были жесткость и беспощадность военачальника по отношению к своим подчиненным.

Маршал-солдат

А вот Иван Степанович Конев, который обозвал Жукова негодяем, снискал среди своих подопечных совсем иную славу. Как пишет Борис Полевой в своих очерках «Встречи на перекрестках: наброски с натуры», в войсках Конева называли не иначе как «маршал-солдат». И в этом Полевой видел яркое воплощение признания заслуг полководца перед народом. Стоит отметить, что Борису Полевому довелось самому побывать на фронте в качестве военного корреспондента и понаблюдать за Коневым собственными глазами. Если верить автору книги «Беседы со Сталиным» Миловану Джиласу, Полевой утверждал, что маршал не покинул свой пост даже тогда, когда был ранен шрапнелью в ногу.

Бегемот

Прозвище Михаила Николаевича Тухачевского никакого отношения в Великой Отечественной войне не имело. Тем более, что маршал был расстрелян еще за 4 года до ее начала. Несмотря на то, что жизнь Тухачевского оказалась весьма короткой, он все-таки успел обзавестись «вторым именем». А произошло это еще в школьные годы. Как пишет в своей книге «Москва мистическая. Москва загадочная» известный историк Борис Соколов, одноклассники называли Тухачевского «Бегемотом», так как это животное, по мнению товарищей будущего полководца, отличалось такими же размерами, силой и добротой. Кроме того, по свидетельству школьного друга маршала Сергея Островского, Тухачевского очень сложно было свалить с ног.

Генерал Кинжал

Маршал Константин Константинович Рокоссовский своим прозвищем был обязан вовсе не своим друзьям, а, скорее, недругам, а еще точнее врагам. Как известно, в 1945 году Рокоссовский стал обладателем высочайшей награды времен Великой Отечественной войны – ордена «Победа». Понятно, что легендарный орден давали исключительно за особые заслуги. Рокоссовский был награжден им за освобождение Польши. И подобных побед на счету полководца было немало. Не зря же немцы еще до присвоения ему маршальского звания называли его «генералом Кинжалом». Как сообщает Владислав Артемов, автор издания «Великие имена России», «победу Рокоссовский добывал на острие кинжала, который углубляясь в противника, окончательно поражает».

Маршал поражений

А вот Семен Константинович Тимошенко, хоть и являлся кавалером ордена «Победа», как и Рокоссовский, но заслужил отнюдь не столь воинственное прозвище. К Тимошенко, как утверждает автор книги «Сын палача» Вадим Сухачевский, накрепко приклеилось прозвище «маршал поражений». И причин, по мнению Сухачевского, для этого было предостаточно. Однако при всех своих неудачах, по словам Сухачевского, «финской, где он положил неимоверное количество бойцов, смоленской, где он без особой нужды сжег несколько мехкорпусов, киевской, где наша миллионная группировка угодила в «котел», маршал не оказался в опале, а продолжал пребывать в хороших отношениях даже с самим Сталиным.