Почему СССР проиграл информационную войну США?

Победа в Великой Отечественной Войне досталась СССР дорогой ценой.Согласно, постсоветским данным, она унесла жизни 26,6 миллионов человек, что составило около 13,5 % населения. Частично или полностью были разрушены 1710 городов и поселений, около 70-ти тысяч деревень. Немцы разграбили музеи и библиотеки, уничтожили заводы, фабрики и шахты на этой территории, взорвали и привели в негодность 25 тыс. километров железной дороги. — программа EB-5

Но, несмотря на разруху и потери, люди встречали возвращавшихся с фронта советских солдат со слезами радости, с букетами цветов, обнимая и целуя победителей. На каждого фронтовика в запыленной гимнастерке обрушивался вал народного обожания и благодарности. На волне всеобщей эйфории казалось, враг разбит, впереди многие десятилетия мирной и счастливой жизни.

Никто из переживших это страшное время и не подозревал, что после победы над Гитлером, заокеанскими режиссерами будет развязана ещё более хитрая, подлая и изощренная война против Советского Союза – информационная.

Именно проигрыш в этой войне предопределил распад СССР, запустивший целую цепочку трагических и страшных событий: бандитский беспредел и передел власти в 90-ых, преследования русских в среднеазиатских республиках, расстрел Белого Дома, войны в Приднестровье и с Чечней, массовое обнищание недавно благополучных пенсионеров и других категорий бывших советских граждан.

Почему СССР проиграл информационную войну США?
Развал СССР, митинг 1991 г

Тайный фронт против СССР. Несостоявшееся предательство

Советский Союз был антагонистом ведущих западных стран – США и Великобритании. Они рассматривали СССР как соперника, противостояние с которым неизбежно. Две противоположные системы мироустройства – капиталистическая и социалистическая не могли сосуществовать спокойно. Они всегда ощущали угрозу, исходящую друг от друга.

Даже во время войны США и Великобритания, будучи союзниками с Советским Союзом, продумывали планы по его уничтожению совместно с гитлеровцами.

С 17 по 24 августа 1943-его года состоялась Квебекская конференция. Она проходила с участием штабов США и Великобритании. На встрече присутствовали премьер Великобритании – Черчилль и президент Соединенных Штатов Рузвельт. Лидерам держав был представлен «Меморандум-121», подготовленный Управлением Стратегических Служб.

Там рассматривалось три варианта дальнейших действий во Второй мировой войне. Последний третий вариант предлагал вступить в союз с нацисткой Германией для совместного разгрома СССР.

Квебекская конференция
Стоят: Уильям Макензи Кинг и Уинстон Черчилль. Сидят: Франклин Делано Рузвельт и граф Атлон. Квебекская крепость. Август 1943

Но президент Рузвельт выступил против. Было очень трудно объяснить причины такого «разворота» общественности в Америке и Великобритании. Второе сдерживающее соображение основывалось на том, что после уничтожения Советского Союза пришлось бы сражаться с германскими войсками. При подобном развитии ситуации у союзников не было уверенности в своих возможностях «вытянуть» две серьезных войны.

После окончания ВОВ, когда СССР ввел в орбиту своего влияния страны Восточной Европы, присоединив их к соцлагерю, враждебность правящей элиты США и Великобритании к коммунистам значительно увеличилась. Они воспринимали усилившийся Советский Союз как непосредственную угрозу своим режимам.

Решить эту проблему можно было двумя путями. Первый: глобальный вооруженный конфликт, поражение СССР и его союзников с последующим уничтожением социализма. Второй: разрушение Советского Союза изнутри.

Но последствия войны с СССР и его саллетитами могли быть непредсказуемыми. Первое в мире социалистическое государство имело мощную мотивированную и закаленную в боях армию, и современное оружие. А население, при любой внешней угрозе, мгновенно забывало о своих разногласиях и сплачивалось для отпора внешнему агрессору. Поэтому второй путь представлялся более перспективным и безопасным.

Телеграмма 511, ставшая доктриной информационной войны

Джордж. Ф. Кеннан
Джордж. Ф. Кеннан — американский дипломат.

Зимой 1945-ого года государственное казначейство США заинтересовалось вопросом, почему СССР не поддерживает создание МВФ и Всемирного банка и не желает перечислять деньги на работу этих организаций. Ответить на этот вопрос должен был Джордж. Ф. Кеннан – американский дипломат-антикоммунист, работавший в Союзе при посольстве с 1933-его года. Он успел досконально изучить советское общество и государственное устройство страны.

Дать краткий ответ Кеннан не смог. 22 февраля 1946 года он составил телеграмму, в которой было около 8-ми тыс. слов, и отправил её в Вашингтон. Она представляла собой развернутый анализ Советского государства и возможностей строить с ним дальнейшие отношения. Документ лег в основу послевоенной политической Доктрины США, и стал руководством к действию для американской власти.

В телеграмме Кеннану удалось указать несколько интересных моментов. Первое что он отметил, что любое нападение на СССР губительно для агрессора, поскольку «будет предотвращено любой ценой».

Интересно, что спустя 14 лет, принимая руководство страной, новый президент США Джон Фицджеральд Кеннеди заявил то же самое, но немного другими словами.

Он сказал:

– «Мы не сможем победить Советский Союз в обычной войне. Это неприступная крепость. Мы можем победить Советский Союз только другими методами: идеологическими, психологическими, пропагандой, экономикой».

Но вернемся к Длинной Телеграмме. Американский дипломат писал:

«Говорить о возможности нападения на СССР сегодня, после разгрома Германии и Японии, а также на примере недавних войн абсолютно бессмысленно».

Чтобы победить в борьбе с советской пропагандой, Кеннан предлагал тщательно изучить её.

В Длинной Телеграмме он утверждал:

«На первом этапе мы должны понять природу движения, с которым мы имеем дело. Мы должны изучить его с такой же решимостью, беспристрастностью, объективностью и эмоциональной грамотностью, с какими врач изучает непослушного и неблагоразумного пациента».

При этом дипломат стал первым, кто сумел нащупать болевую точку советского государства, миг коренного перелома, которым можно воспользоваться. Это кризис, который всегда наступает при переходе власти от одного вождя или группы людей к другому. Именно в такие моменты СССР становился очень уязвимым.

«Смерть Ленина стала первым таким переходом», – заявлял Кеннан, – «и его последствия губительно сказывались на советском государстве в течение 15 лет. После смерти или отставки Сталина будет второй переход».

Также Кеннан отметил важность информационной войны против Советов и обязательное участие в ней не только СМИ, но и правительства США, которое «имеет больше знаний и опыта» в этих вопросах.

Длинная Телеграмма произвела среди американской политической элиты эффект разорвавшейся бомбы. Её текст был направлен членам кабинета министров, армейскому руководству, а также всем посольствам США. А сам Кеннан в 1947-ом году был назначен руководителем отдела Госдепартамента по планированию внешней политики, и стал одним из авторов плана Маршала, сделавшего Западную Европу яркой витриной «современного капитализма».

Гарольд. Д. Лассуэл – архитектор информационной войны против СССР

Гарольд. Д. Лассуэл
Гарольд. Д. Лассуэл

Длинная Телеграмма упала на благодатную почву. К тому времени у США уже существовала стратегия информационной войны, разработанная одним из основоположников американской политологии, профессором Чикагского университета – Гарольдом Дуайтом Лассуэлом.

Ещё в 1927-ом году этот учёный написал книгу, ставшую научным бестселлером – «Технику пропаганды во время мировой войны». В этом труде были рассмотрены особенности массовой коммуникации и манипулирования обществом. Пристальное внимание уделялось моделям психоанализа и социальной психологии для достижения нужных целей.

Большое влияние на Лассуэла оказало резонансное событие, произошедшее в США в 1938-ом году. Тогда 30-ого октября по радио шел спектакль, поставленный «Mercury Theatre» по известной книге фантаста Герберта Уэллса «Война Миров». Артисты перенесли действие романа в современный Нью-Джерси. Испуганные слушатели приняли фантастику за новостной репортаж. Миллионы американцев в страхе сбежали из своих домов, не желая стать жертвами агрессивных инопланетян. А четыреста тысяч людей подали письменные заявления в ФБР о том, что они своими глазами наблюдали пришельцев с другой планеты.

Это позволило Лассуэлу сделать вывод, о высокой подверженности манипуляциям американцев того времени, и начать глубоко изучать возможности по воздействию СМИ на сознание масс.

Американский политолог отметил большую роль средств массовой информации в сборе, распространении, комментировании и редактировании сведений. Это позволяло формировать общественное мнение в нужную сторону, и распространять необходимые культурные поведенческие стереотипы.

Его рекомендации были использованы органами власти США и внесены во многие законодательные акты для защиты информационного пространства Америки. Также советы и выводы Гарольда Дуайта были применены для получения необходимой информации об СССР.

Речь идет о «Гарвардском проекте», которым руководил Джон Патон Дэвис. Он был сотрудником отдела Госдепартамента, занимавшимся политическим планированием. К тому времени его уже возглавлял небезызвестный Джордж Ф. Кеннан, автор знаменитой «Длинной телеграммы». Он и курировал «Гарвардский проект».

Целью проекта было изучение всех возможностей влияния на население Советского Союза. Для этого требовалось получить обширную социально-политическую информацию о стране «из первых рук».

Чтобы достичь этой цели, были проинтервьюировано около 2000 человек, беженцев и вынужденных эмигрантов из СССР. Они проходили через множество психологических тестов. Бывшим советским людям приходилось даже общаться с психологами, учеными и медиками на самые сокровенные интимные темы. Каждое такое «интервью» скрупулезно записывалось на магнитофон для дальнейшего анализа. Психологи выявляли малейшие комплексы в создании беженцев из СССР и систематизировали их.

Исследование обнаружило слабые места общественного сознания населения СССР. Прежде всего, в условиях командно-административной системы и отсутствия альтернативных точек зрения, советские люди легко поддавались манипулированию СМИ, через систему комментариев (приданию событиям «нужной» окраски).

При подаче любого действия или известия под нужной негативной окраской, можно было разрушать архетипы общественного сознания советского человека. Белое объявить черным, героизм сделать предательством. СМИ в СССР были основным «оружием», позволяющим формировать у общества требуемое отношение к любым событиям. А система комментариев к событиям (она могла быть нарочито нейтральной, или предельно эмоциональной, чтобы добиться нужного эффекта) являлась самым эффективным инструментом пропаганды.

Также были выявлены и определены приоритетные цели. Это комплекс «Ленина» (культы коммунистических вождей) и многие другие психологические особенности общества СССР, на которых можно «играть» для достижения необходимых целей – ликвидации и переформатирования советского государства.

В результате сведений, полученных при осуществлении «Гарвардского проекта», была определена программа-минимум. Она заключалась в том, чтобы посеять сомнение у будущих поколений в социализме, подавая его как «ошибку истории», неестественным для человечества и непрочным общественным строем, а коммунистических вождей – как непорядочных людей, частично преступников, использующих все цели для достижения абсолютной власти.

Программа-максимум была намного шире.

Её цель была в разрушении у советского общества любви к Родине. В этих условиях, патриотизм становился чем-то постыдным, неправильным, и активно подменялся «общечеловеческими ценностями».

Для формирования необходимой информационной «картинки» можно было использовать самые различные «фейки». Даже если их потом опровергали, нужный резонанс и поворот общественного мнения уже был достигнут.

Война в Ираке 2003
Война в Ираке 2003

Яркий пример, такого манипулирования, новость о наличии у Ирака оружия массового поражения в 2003-ем году, послужившая поводом для начала войны. Многократные обвинения в этом исходили от президента и госсекретаря США. Истерию раздула пресса. В результате Америка начала военную операцию. Ирак был оккупирован. А в 2007-ом году американцы признали, что никакого оружия на самом деле не было. Но всё необходимое уже было сделано, требуемый эффект достигнут.

В отличие от Америки у СССР, после смерти Сталина, не было развитой стратегии информационной войны. Партийная пропаганда в основном была рассчитана на внутреннее население. Во второй половине 1950-ых годов она стала обыденной, а спустя десятилетие-другое – скучной, пресной и надоевшей большей части населения. Идеология перестала соответствовать реалиям времени, а введение войск в Чехословакию в 1968-ом, а затем и в Афганистан в 1979-ом году сильно подорвало международный имидж Советского Союза.

При этом постоянное подпитывание деньгами коммунистических движений в различных странах не давало ожидаемого эффекта. Функционеры просто имитировали деятельность, получая финансовые средства от спонсора – Советского Союза. Вожди СССР и их окружение, пришедшие к власти после смерти Сталина, не обладали его стратегическим гением, уровнем понимания проблем и тенденций мировой политики. Кремлевские старцы были пережитком прошлого. Они вели страну по инерции, не реагируя на современные вызовы. А началось всё после смерти Сталина на том самом «поворотном» ХХ съезде КПСС.

ХХ съезд КПСС. Начало крушения

ХХ съезд КПСС
ХХ съезд КПСС

Чтобы начать переформатирование советского общества, необходимо было волевое решение руководства СССР. Без помощи «сверху» реализовать разработанные Кеннаном и Лазурном сценарии «информационной войны» не представлялось возможным. И такой момент наступил.

После смерти Сталина 5 марта 1953-го года, возник очередной кризисный «переход», предсказанный Кеннаном в «Длинной Телеграмме». К власти пришел Хрущев, уничтоживший всесильного министра МВД – Лаврентия Берию, а позже, при поддержке партийной номенклатуры, сместивший, бывшего в то время секретарем ЦК, Георгия Маленкова. Также были расстреляны ранее арестованные глава МГБ – Абакумов и почти вся руководящая верхушка этого ведомства: Леонов, Комаров, Чернов, Броверман, Лихачев. Все возможные противники Хрущева вместе с руководителями советских спецслужб были устранены.

По воспоминаниям Вячеслава Молотова, бывшего в то время членом Президиума ЦК, Никита Сергеевич был озлоблен на Сталина из-за расстрела сына, и готов на всё, чтобы очернить его имя.

Через три года, на ХХ съезде КПСС грянул гром. Хрущев зачитал свой знаменитый доклад «О культе личности и его последствиях». Интересно, что он не предусматривался повесткой, готовился в тайне, и был прочитан на закрытом дополнительном заседании, когда съезд уже закончился.

В нём новый лидер советского государства возложил вину за репрессии на Сталина, обвинил его в поражениях 1941-1942 годов из-за неготовности к войне и других злоупотреблениях властью.

Особенное внимание Хрущев уделил «восстановлению ленинских принципов социалистического демократизма», противопоставляя Сталину авторитет первого вождя советского государства.

Была ли это только инициатива Никиты Сергеевича или он действовал по сценарию таинственных режиссеров, оставшихся за кулисами этого спектакля? Очень интересный вопрос. Уж больно это всё укладывалось в концепцию информационной войны, разработанной заокеанскими кукловодами.

Частично ответ на него мы найдем в воспоминаниях «архитектора» Перестройки Александра Яковлева, бывшего на этом судьбоносном съезде.

Вот что он рассказывает:

«После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина….

Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще….

Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма…

Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика — механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма — сработала». (с)

Если предположить, учитывая патологическую лживость и лицемерность Яковлева и тезисы доклада Хрущева, что идея «ударить Лениным по Сталину и разрушить СССР» была разработана «перед», а не «после» 20-ого съезда, а потом вспомнить, под какими лозунгами и разоблачениями «коммунистического тоталитаризма», проходила «Перестройка», пазл полностью складывается.

Как минимум, в руководстве КПСС существовала группа заговорщиков, а Хрущев выражал её интересы. Была ли она связана с зарубежными архитекторами «информационной войны»? Наивно думать, что нам приоткроют занавес над этими тайнами, и предоставят «железные» доказательства.

Но логика последующих событий прямо показывает – такая связь между Западом, частью партийной номенклатуры, чиновниками и спецслужбами СССР была…

Агенты Влияния – эффективное оружие информационной войны

В 1975-ом году в Великобритании была опубликована книга бывшего разведчика Филиппа Эйджи «За кулисами ЦРУ». Она стала сенсацией, и глубоко шокировала американское общество. Эйджи проработал в спецслужбе более десятка лет в Латинской Америке, и тщательно документировал все события своей жизни. Фил был ревностным католиком и «грязные» операции ЦРУ, вызывали у него угрызения совести, из-за чего разведчик был вынужден уйти в отставку.

В этой книге Эйджи раскрывает один интересный момент – принцип работы ЦРУ с агентами влияния. Дадим слово самому автору:

«Политические операции, предусматривающие устранение опасности левых сил, имеют своей целью финансирование тех или иных иностранных политических деятелей, при помощи которых можно добиться желаемого политического курса правительства данной страны. Для обеспечения политической карьеры таких деятелей, даже после их ухода из правительства, резидентура оказывает им финансовую поддержку». (с).

По такому же принципу спецслужбы США работали и СССР. Разве что, они делали это немного изощреннее и тоньше. Использовали не только материальные блага, но и различные инструменты для вербовки агентуры и разложения советского общества.

Спустя два года, после выхода книги Эйджи, Андропов, бывший в 1977-ом году главой КГБ, отправляет в ЦК КПСС любопытный документ. Он называется «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан». Документ был опубликован председателем КГБ Крючковым на заседании Верховного Совета СССР 17-ого июня 1991-ого года.

Ю.В.Андропов
Ю.В.Андропов

Приведем наиболее интересный фрагмент из этой докладной записки:

«…ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики. В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.

ЦРУ разработало программы индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающей приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую обработку…

Один из важнейших аспектов подготовки такой агентуры – преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства.

Руководство американской разведки планирует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи». (с)

Теперь давайте вернемся обратно во время правления Хрущева. Здесь начинают происходить очень интересные события.

Спустя год группа старых большевиков в лице Молотова, Кагановича, Маленкова попыталась сместить Никиту Хрущева. В июне 1957-ого года было принято решение об отстранении его от должности секретаря ЦК КПСС. Но Хрущев с помощью маршала Жукова сумел справиться с заговорщиками. Они были лишены членства в ЦК, а в 1962-ом годы исключены из компартии. Через четыре месяца после попытки переворота генсек освободил от занимаемой должности своего союзника – Жукова.

В отставку были отправлены многие боевые офицеры-фронтовики. Ликвидированы артели, успешно насыщавшие страну самыми разнообразными товарами и избавлявшие её от дефицита. У колхозников забрали приусадебные участки. Всё это вызывало недовольство обычных людей.

Хрущев поссорился с Китаем, который был союзником сталинского СССР. При этом щедро финансировались зарубежные компартии и левые движения, а жизнь населения Союза из-за волюнтаризма генсека ухудшалась.

Студенты Колумбийского университета (США). Слева направо, второй – Олег Калугин, на тот момент оперуполномоченный Первого Главного Управления КГБ СССР, четвертый Александр Яковлев один из главных архитекторов «Перестройки», бывший в то время аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС.
Студенты Колумбийского университета (США). Слева направо, второй – Олег Калугин, на тот момент оперуполномоченный Первого Главного Управления КГБ СССР, четвертый Александр Яковлев один из главных архитекторов «Перестройки», бывший в то время аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС.

И здесь возникает еще один любопытный момент. Одного из будущих «архитекторов перестройки» Александра Яковлева, отправляют в 1958 году по программе Фонда Фулбрайта на стажировку в Колумбийский Университет. Интересно, что в группе с ним учился небезызвестный оперуполномоченный ПГУ Олег Калугин, позднее доросший до генерал-майора КГБ, обвиненный в предательстве и сбежавший в США. А научным руководителем Александра Николаевича был Дэвид Трумэн – один из самых яростных политологов-антикоммунистов.

Возникает вопрос, что же это за стажировка такая? На кого работали кураторы Яковлева и Калугина, пославшие аспиранта академии общественных наук при ЦК КПСС и оперуполномоченного Первого Главного Управления КГБ обучаться у антисоветчиков? Явно не на СССР. Даже поразительно, как это совпадает с доктриной документа о подготовке «Агентов Влияния», процитированного выше.

14 октября 1964-ого года Пленум ЦК КПСС смещает Хрущева. Генеральным секретарем ЦК КПСС становится Брежнев.

Брежнев и кино
Леонид Ильич Брежнев

В СССР, благодаря сотрудничеству с Джерменом Гвишиани, сыном генерала МГБ и мужем Людмилы Косыгиной (дочь советского премьера) проникает Римский Клуб. Официально, он считался аналитическим центром, собравшим в своих рядах представителей финансовой, научной, политической и культурной элиты со всего мира. Организация проводит исследования трендов глобальной политики, социологии, развития общества и финансирует научные исследования на эти темы. Основатель клуба – промышленник Аурелио Печчеи, по утверждению Джона Коулмана, был членом «Клуба 300».

Косыгин, Джермен Гвишиани со своей женой и одновременно дочерью Косыгина – Людмилой.
Косыгин, Джермен Гвишиани со своей женой и одновременно дочерью Косыгина – Людмилой.

Бывший сотрудник британских спецслужб, занимавшийся около 30-ти лет исследованием олигархических сообществ в собственной книге «Тайны мирового правительства» указывает, что эта организация – мировое правительство. В «Клуб 300» входят члены монархических семей, богатейшие люди планеты и влиятельные политики. Они не афишируют свою деятельность, но стремятся сократить население планеты, взять под контроль все экономические и политические процессы глобального характера.

Насколько правдивы утверждения Коулмана, можно поспорить. Но, несомненно, одно: Римский клуб и Аурелио Печчеи внесли большой вклад в подготовку агентов Влияния, ставших впоследствии архитекторами Перестройки.

Печчеи был сторонником мягкого проникновения в СССР и уничтожения их изнутри. Он говорил:

– «Социалистические страны надо вскрывать как консервы, с помощью острого ножа».

Сначала Римский клуб совместно с Гвишиани пролоббировал открытие в СССР автозавода «ВАЗ». Затем помог зайти на советский рынок «Пепси Коле». Но самое главное, Римский клуб, в лице Печчеи, стал основателем Международного института прикладного системного анализа. МПИСА стал тем «троянским конем», который Аурелио подвел под стены СССР.

Аурелио Печчеи – основатель Римского клуба.
Аурелио Печчеи – основатель Римского клуба.

Здание для МПИСА предложило правительство Австрии. Это был Лаксенбургский дворец, ранее принадлежавший монархическому семейству Габсбургов. В этом роскошном особняке в стиле барокко часто бывал Джермен Гвишиани, по некоторым данным пользующийся покровительством Андропова, и легко пересекающий границу. Он стал тем «локомотивом», который проложил идеям системного анализа дорогу в СССР. При поддержке партноменклатуры 4 июня 1976 года был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований. Он официально подчинялся Академии Наук и ГК Совета Министров Советского Союза. А неофициально стал проводником идей и технологий МПИСА. Возглавил ВНИИСИ Джермен Гвишиани.

Сотрудники НИИ системных исследований постоянно ездили в командировки в Вену. Там проходило плотное общение с персоналом МПИСА. Интересно, что Вена тогда была буквально напичкана разведками самых разных стран. И, естественно, институт, которого щедро спонсировали западные страны и Римский клуб, должен был быть нашпигован сотрудниками спецслужб.

Там сотрудникам ВНИИСИ прививали «общечеловеческие ценности» и либеральные взгляды, пропагандируемые Римским клубом. Эта структура стала инкубатором «прорабов Перестройки», многие из которых побывали в Вене. В числе сотрудников ВНИИСИ были Шаталин, автор программы 500 дней и в будущем советник Горбачева, Гайдар – «отец» ельцинских либеральных реформ, Авен, ставший министром, курирующим внешнеэкономические связи в ельцинской РФ. Также в этом НИИ работали Зурабов, позднее занявший должность министра здравоохранения и множество других будущих управленцев горбачевской, ельцинской и путинской эпохи.

Во ВНИИСИ успели поработать даже Борис Абрамович Березовский и известный сейчас антисоветчик и русофоб Николай Сванидзе.

Интересно, что с ВНИИСИ в рамках проектов, курируемых МИПСА, сотрудничали иные союзные НИИ. Это Институт управления при академии наук СССР, ЦЭМИ (экономико-математический) и другие НИИ. В ЦЭМИ, к примеру, заведующим лабораторией был Александр Шохин, ставший в ельцинском правительстве вице-премьером.

Точно по технологиям «информационной войны» было выращено множество будущих управленцев и представителей «элиты». Они внутренне были готовы к переменам и краху социалистической модели.

Вячеслав Матузов, высокопоставленный советский дипломат, вспоминает, что когда он приехал в гости Вадиму Румянцеву, заместителю заведующего в ЦК, там уже был Евгений Примаков, в то время член редакционной коллегии «Правды» и заместитель Иноземцева, директора ИМЭМО (института занимающегося международными отношениями и мировой экономикой при Академии Наук СССР). И он открыто заявил, что социалистическая модель себя исчерпала, и надо переходить «к жизни как на Западе». Попытавшийся спорить с ним Матузов, был вызван «на перекур» Румянцевым. Заместитель заведующего ЦК порекомендовал ему «не связываться с Примаковым». На дворе был октябрь 1974 года.

Агенты Влияния, поддерживаемые партноменклатурой, желающей стать «капиталистами», ждали своего часа. И он наступил.

Перестройка. Агония и крах СССР

Фото перестройки 1985-1991
Фото перестройки 1985-1991

После череды смертей генсеков и членов Политбюро к власти приходит протеже Андропова Михаил Горбачев. 11 марта 1985-ого года он становится Генеральным секретарем ЦК КПСС. 23 апреля он заявил о необходимости ускорить «социально-экономическое развитие Советского Союза», фактически объявив о новом этапе жизни, известном под названием «Перестройка».

Не будем рассматривать положительные и отрицательные стороны этого процесса, акцентироваться на событиях и нюансах, чтобы не отклоняться в сторону. Сконцентрируемся на реалиях информационной войны против СССР, которая с приходом Горбачева вступила в завершающую фазу.

Целая когорта Агентов Влияния и часть партноменклатуры, выразителем чьих интересов стал Горбачев (вольно или невольно, другой вопрос) были готовы к переформатированию сознания советского общества и последующему разрушению государства.

«Меченый» провел подготовительную фазу, запустив процесс «Гласности». Здесь надо сделать небольшую ремарку. Гласность декларировалась как радикальное смягчение жесткой советской цензуры в СМИ. В первую очередь, она должна была направлена на снятие запретов неудобных тем, которые ранее замалчивались, и способствовать их решению. К ним относились сталинские репрессии, проституция и наркомания в СССР, самоуправство и роскошная жизнь партийных бонз. Грубо говоря, «Гласность» – это свобода слова, которая отрицает цензуру.

Сама по себе свобода слова – положительное явление, необходимое для современного общества. Это важный инструмент контроля действий власти и соблюдения законности.

Но в западных странах, провозгласивших «свободу слова», она не означает анархию и информационный произвол. Любые клеветнические, ложные и оскорбительные сведения могут привести к миллионным искам и даже тюремным срокам. Информационное пространство «чистится» естественным образом, благодаря механизму уголовной и финансовой ответственности. Конечно, здесь много нюансов, и этот инструмент не совершенен, но он во многих случаях соблюдается.

В СССР «Гласность» стала явлением, расшатывающим общество. На советских людей обрушился шквал информации о злоупотреблениях власти, сталинских репрессиях и преступлениях коммунистов. СМИ взахлеб рассказывали о привилегиях и пайках «партократов».

Запущенный Горбачевым процесс взяли под контроль агенты влияния и доминирующая часть партийной элиты, желающая осуществить переход к капитализму и перераспределить государственную собственность в свою пользу.

С течением времени вся пресса и телевидение рассказывали о преступлениях партократов, отрицательных явлениях происходящих в СССР, которые ранее скрывались.

Наряду со справедливыми обличениями в преступлениях и злоупотреблениях властью, было очень много явных страшилок, лжи и информационного мусора, упавшего на уже подготовленную почву общественного мнения.

Все СМИ яростно разоблачали коммунистов. Флагманами перестройки, клепающими обличительные антикоммунистические статьи стали газета «Московские Новости», изначально бывшая витриной пропаганды социализма для иностранцев, «Огонек», журнал выпускаемый издательством ЦК КПСС «Правда». Могли ли они публиковать эти материалы без разрешающей «отмашки» сверху? Риторический вопрос.

Как уже указывалось раньше, сила воздействия СМИ на людей в СССР была поражающей. В каждой квартире был телевизор, тиражи популярных газет и журналов были рекордными, и могли доходить до миллионов экземпляров. Каждый день на советских людей обрушивался вал негативной информации о «проклятых партократах» и «коммунистах-преступниках», формируя требуемую Западом точку зрения.

Повторяю, это, разумеется, не говорит о том, что КПСС была «чистой и пушистой», многие обвинения действительно были правдивыми. Но и было достаточно большое количество фальшивок, которые будучи неопровергнутыми, губительно действовали на сознание советских людей.

Общество не имело иммунитета от информационных атак, не могло отличать истину от лжи. Поэтому оно слепо верило тому, что им преподносилось с экранов телевизоров, страниц газет и журналов.

За пять лет Перестройки «борьба с ошибками и перекосами прошлого» переросла для десятков миллионов людей в отрицание «коммунистического тоталитаризма», точно в соответствии с создателями концепции «информационной войны». Тем более что одновременно шла яркая реклама всех преимуществ «западного капитализма», поданных в сверкающей привлекательной упаковке.

Робкие попытки оппонировать, буквально засыпались шквалом информационного мусора и возмущенного массового воя «демократической» общественности.

Поэтому к 1991-ом году общество было уже морально готово принять разрушение СССР, что и произошло в результате ГКЧП и прихода Ельцина к власти.

Добавить комментарий