Почему Брежнев был против ввода войск в Афганистан

В начале декабря 1979 года на очередном заседании Политбюро было принято решение отправить в Афганистан специальный отряд ГРУ. Так начался небезызвестный Афганский конфликт. Однако буквально за несколько месяцев до этого представители партийной верхушки, и в том числе Леонид Брежнев, высказывались против ввода войск в республику.

Просьбы афганского генсека

Один из самых крупных антиправительственных мятежей вспыхнул в Афганистане 15 марта 1979 года. Как утверждает Александр Окороков, автор энциклопедии «Секретные войны СССР», в Герате восставшие громили государственные и партийные учреждения и расправлялись с членами НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана). Ситуация осложнялась тем, что к недовольным присоединились около 5 тысяч военнослужащих гарнизона 17-й пехотной афганской дивизии. Они же снабдили участников восстания оружием. Об этом факте в телефонном разговоре поведал Алексею Косыгину генеральный секретарь НДПА Нур Мухаммад Тараки.

Тараки отчаянно просил советское правительство ввести в страну войска. Если верить Рудольфу Пихоя, автору книги «Советский Союз: история власти. 1945-1991», Косыгин предложил Тараки попытаться заручиться поддержкой местных жителей, в частности представителей пролетариата. Однако, по словам афганского генсека, в тот момент население полностью находилось под властью шиитских идей, а рабочих в Герате практически не было: среди 200-250 тысяч горожан таковыми являлись всего около двух тысяч человек. Тараки уверял Косыгина в том, что Герат вот-вот падет и мятежники устремятся в Кабул. Поэтому Тараки настаивал на том, чтобы были задействованы Сухопутные и Военно-Воздушные силы СССР.[С-BLOCK]

Все против

Однако поначалу Москва на подобные требования со стороны Тараки отреагировала, по меньшей мере, сдержанно. Впрочем, без внимания обстановку в Афганистане партийные лидеры не оставили. 19 марта 1979 года состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, в ходе которого обсуждался и афганский вопрос. Как указано в сборнике «Афган. Территория войны» (составитель Татьяна Плескунова), Леонид Брежнев выступил категорически против ввода войск в республику. Генсек заявил: «Нам сейчас не пристало втягиваться в эту войну». Свою точку зрения Брежнев обосновал тем, что подобные действия «могут нанести вред не только нам, но и прежде всего им».

Леонида Ильича поддержали все, в том числе Юрий Андропов и Андрей Громыко. Андропов, слова которого приведены в книге Федора Раззакова «Жизнь замечательных времен. 1975-1979 годы», сказал, что он все тщательно продумал и пришел к выводу, что «удержать революцию» в Афганистане возможно только с «помощью штыков», что абсолютно недопустимо. «Мы не можем пойти на такой риск», — подытожил свое выступление председатель КГБ. Громыко заверил всех в том, что Советский Союз в случае ввода войск выступит в роли агрессора. «Все неприсоединившиеся страны будут против нас», — предрек Громыко.[С-BLOCK]

Изменение позиции

Тем временем положение в Афганистане ухудшалось. Но даже после захвата власти в Кабуле позиция Москвы долго не менялась. Тараки же все чаще и чаще просил о военной помощи. В конце концов советские правительство пошло на первые уступки. Как пишет Леонид Млечин в своей книге «КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы», 6 декабря 1979 года на заседании Политбюро было решено (причем на основании предложений того же Юрия Андропова, а также начальника Генерального штаба Николая Огаркова) отправить в Афганистан специальный отряд ГРУ, но исключительно «для охраны резиденции Амина».

Однако далее события стали развиваться стремительней. В Постановлении Политбюро ЦК КПСС № 176/125 от 12 декабря 1979 года, текст которого приведен в книге Юрия Мухина «Афганский фронт СССР. Забытая победа», говорится об одобрении изложенных Юрием Андроповым, Андреем Громыко и министром обороны Дмитрием Устиновым соображений о необходимости ввести войска в Афганистан. По мнению Мухина, такой поворот был обусловлен тем, что Амин стал «зверствовать по отношению к собственному народу, а также проявлять коварство во внешней политике». А это затрагивало интересы государственной безопасности СССР.

Яндекс.Метрика