Кассиры в московском метро заговорят по-узбекски

Кассиры в московском метро заговорят по-узбекски

В сентябре указатели на станциях метро Москвы «Прокшино» и «Лесопарковая», от которых ходят маршруты наземного транспорта до миграционного центра «Сахарово», продублировали на фарси и узбекском — для удобства мигрантов. Москвичи возмутились этим нововведением, полагая, что люди, приезжающие в Россию на заработки, должны уметь читать по-русски хотя бы указатели.

Ранее президент России Владимир Путин потребовал от мигрантов знания русского языка. Тем не менее департамент транспорта Москвы решил не убирать из метро злополучные указатели. А теперь еще и кассиры должны уметь общаться с приезжими из Средней Азии на их языках.

Ситуация вполне законна, но чрезмерна, считает адвокат Пётр Хромов.

— Если мы говорим о туризме, то в центре Москвы присутствует так называемая туристическая полиция, сотрудники которой владеют двумя и более языками: чаще английский, французский, немецкий, испанский. Но сейчас, объективно, большая часть въезжающих на территорию России — это представители стран Средней Азии. И они, в большинстве своём, трудовые мигранты. А трудовым мигрантам для получения патента или разрешения на работу, законодательно установлено знание русского языка.

Но знание языка проверяется на экзамене, а не при пересечении границы. Работодатель, требуя от некоторых соискателей знания какого-либо языка тоже никаких законов не нарушает, считает адвокат.

Однако пользователей интернета, возмутившихся политикой московского дептранса, это объяснение вряд ли это успокоит. Вот некоторые комментарии из сети:

— Очередное доказательство того, что не они подстраиваются под нас, что было бы вполне логично и закономерно, так как они к нам приехали, а мы подстраиваемся под них! В то время как у себя они преследуют тех, кто говорит по-русски и запрещают русский язык! — пишет Николай Овчинников.

Что правда, то правда. Несмотря на то, что «верхи» и Узбекистана, и Таджикистана на встречах с российскими партнёрами прямо-таки излучают дружелюбие, на бытовом уровне не всё так гладко, в том числе — и с русским языком, использование которого резко сузилось. Иначе для уроженцев этих республик не пришлось бы вывешивать отдельные указатели.

— Кассиру разговаривать особо не приходится, тем более, есть автоматы по продаже билетов, в которые можно было бы добавить поддержку разных языков. Или это всё делается, чтобы в качестве кассиров нанять приезжих, так как русские вряд ли будут удовлетворять этим требованиям? — задумывается Василий Иванович.

Тоже верное замечание. Многие иностранцы объясняются с кассирами буквально на пальцах, ведь полиглоты на эту работу не пойдут, а английский знают далеко не все жители нашей планеты. Да и наши граждане со школьным знанием иностранных языков в путешествиях как-то выкручиваются.

— Собственно это начало экзамена для гастарбайтеров, прочитал на русском название станции — один балл, не прочитал — остался туристом. Интересно другое. Таджики и узбеки из СССР худо-бедно знают русский алфавит, чего точно не скажешь про их сородичей из Афганистана, которые очевидно начнут массово сбегать от власти талибов*. Неужели забота о них? — задаётся вопросом Сергей Сергеев.

Версия, тоже имеющая право на жизнь. Людям, вынужденным покидать Родину ради спасения жизни, часто потерявшим близких, принято помогать адаптироваться на новом месте, не правда ли? Да и международные соглашения обязывают… Но маловероятно, что беженцев будут направлять в миграционный центр, ориентированный на гастарбайтеров. Хотя у нас может быть всё.

— Действия московских властей — это экстремизм чистой воды, — считает политолог Михаил Делягин.

— Прежде всего, это разжигание межнациональной розни. В Москве проживает много людей, которых в 90-ых узбеки и таджики пинками выгоняли из своих республик. Их угрозами вынуждали за бесценок продавать квартиры и уезжать, унижали, обирали, некоторые потеряли своих близких. И теперь, когда эти преступники и их дети приезжают в столицу России на заработки, они видят, что власти превращают Москву в Душанбе или Ташкент.
Если московские власти хотят руководить Москвабадом — городом олигархов, приближённых к ним лиц и их обслуги из гастарбайтеров, то такая политика понятна. Но если они считают, что руководят столицей России, то их действия еще и разжигают ненависть москвичей к социальной группе «власть». Потому что люди хотят ходить по безопасным улицам и работать за достойную зарплату. А завоз мигрантов лишает их этой возможности.

Кроме того, указатели на таджикском и узбекском и найм кассиров со знанием этих языков — доказательство того, что экзамен на знание русского языка для мигрантов — это либо профанация, либо — должностное преступление, совершаемое группой лиц по предварительному сговору. Ведь если человек не в состоянии прочитать надпись на указателе, или ему не хватает словарного запаса, чтобы купить билет, то экзамен он сдать не сможет.

И если московские власти считают свои действия нормальными, то какое-нибудь ведомство, занимающееся, например, вопросами безопасности, должно им разъяснить, что они не правы. Потому что это создаёт угрозу безопасности России.

Между тем, в Департаменте транспорта Москвы объясняют, что все нововведения — исключительно для комфорта пассажиров. В них не стоит искать никаких задних мыслей. Только стремление сделать метро комфортным для разных пассажиров. И действительно, к примеру, схема метро на электронном табло в вагонах дублируется на девяти языках, но никто в обморок из-за этого не падает. Однако, если набор кассиров со знанием узбекского и таджикского рассмотреть в совокупности с «миграционной амнистией», которая также не вызвала у москвичей энтузиазма, можно прийти к неутешительному выводу: столичные власти о «чужих» почему-то заботятся трепетнее, чем о своих.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика