Как священник на приходе работает с вопросами психологии

В контексте широко обсуждаемого сейчас вопроса о значении психологии в пастырском душепопечении хочу поделиться своим небольшим опытом священнического служения в Сергиево-Посадском благочинии.

Безусловно, те проблемы и вызовы, с которыми сталкиваются священники в Московской области, во многом схожи с подобными же проблемами в других регионах нашей Родины, одна из которых – это убеждение, что Исповедь в храме «придумана» для слабых, закомплексованных на своих грехах, безграмотных людей, а грамотный, культурный, уважающий себя и конкурентоспособный человек все свои проблемы может решить, консультируясь у психологов. Приходилось беседовать с людьми, для которых подобный взгляд на Исповедь и психологическую помощь – это своего рода аксиома, не требующая доказательств. Такой человек на Исповедь соглашался с трудом и только при условии, «если батюшка – хороший психолог». Но с каким чувством внутренней свободы, радости и облегчения уходил человек домой после первой в своей жизни Исповеди, несмотря на то, что свидетелем его покаяния был простой, неученый сельский священник, отнюдь не знакомый с тонкостями психологии! 
Возможно, мои слова кого-то огорчат, но, на мой взгляд, само понятие «православная психология» еще мало определенное. Существует просто психология. Однако понятие живой души, созданной Богом для вечности, хорошо известное любому христианину, в психологии отсутствует, поэтому и понятия о душепопечении, известное в христианской аскетике, там нет, а аналогичное греческое именование – психотерапия – наполнено совершенно иным содержанием. 
Давайте вспомним определение «психики» из «Словаря практического психолога»: 
«Системное свойство высокоорганизованной живой материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении неотчуждаемой от него картины мира и регуляции на этой основе своего поведения и деятельности». 
В соответствии с этим определением человек – это «высокоорганизованная живая материя»! Не творение Божие, созданное по образу Творца и призванное к богоподобию, а просто «живая материя». 
Многие известные психологи предлагают свои мировоззренческие конструкции, свои системы типологизации людей и болезненных состояний, свои объяснения, свои методики. Однако все попытки разных специалистов создать из всего этого нечто общее до сих пор не увенчались успехом. Поэтому люди, которые этой темой интересуются всерьез, знают, что существует множество психологических школ и направлений, а целостности, согласованности между ними нет. Так что такое понятие, как «православная психология», мне кажется, стоило бы объяснять через личность психолога: если такой человек занимается психологией и получил соответствующее образование, при этом он верующий, старается помочь обращающимся к нему войти в благодатную церковную жизнь, то он православный психолог. Общение с ним станет как бы ступенькой на пути к получению пастырской помощи, он подготовит и направит человека, который к нему обратился, к опытному священнику. Почему? Потому что священник действует благодатью Божией, а психолог в лучшем случае своими знаниями и опытом. 
Безусловно, в психологии накоплены значительные опыт и знания о жизни человека, но какого человека? Очевидно – человека падшего. Однако одно дело – знать падшего человека с его страстями, а другое дело – оказать ему реальную помощь, освободив от уз греха. Это разные вещи, согласитесь. Разработано значительное количество психологических методик, и процесс этот продолжается, но все эти средства нормализуют состояние падшего человека и не способны перевести его на иной – обоженный – уровень существования.
Мне известен такой пример. Один человек – скупой, жадный – никому ничего не мог дать, и порой даже самые близкие люди страдали от его страсти. Он пошел на беседу к психологу, рассказал о себе и своем бессилии в борьбе с жадностью, а тот ему после долгой консультации говорит: «Ну, раз ты это победить не можешь, тебе надо принять себя и научиться с этим жить». Но с точки зрения христианской аскетики это, безусловно, ложная рекомендация. Что значит просто примириться и жить с этой страстью? Со страстью сребролюбия, или с гордыней, или с блудной похотью, или с завистью? Конечно, священник в этой ситуации поступит иначе, потому что его цель – преобразить человека с помощью Божией, а цель психолога – избавить человека от дискомфортного состояния, и во многих случаях движение к этим целям – это движение в противоположных направлениях. 
Очень интересные рассуждения на эту тему есть у преподобного Паисия Святогорца: 
«Посмотри, многие люди, измученные проблемами, которые они сами себе создали своими грехами, не идут к духовнику, который может им действительно помочь, но заканчивают тем, что “исповедуются” у психолога. Они рассказывают психологам историю своей болезни, советуются с ними о своих проблемах, и эти психологи своими советами словно швыряют своих пациентов в середину реки, которую им нужно перейти. В результате несчастные или тонут в этой реке, или все-таки доплывают до другого берега, однако течение относит их очень далеко от того места, где они хотели оказаться… А вот придя на Исповедь к духовнику и поисповедовавшись, такие люди без риска и страха перейдут реку по мосту. Ведь в Таинстве Исповеди действует благодать Божия и человек освобождается от греха». 
Как видим, преподобный Паисий подчеркивает большое различие между консультацией у психолога и Исповедью у духовника. Одно дело – открыть человеку его проблему, его страсть и помочь от нее освободиться, и другое дело – увидеть проблему, но объяснить ее влиянием родителей или наследственностью, социальной средой и обеспечить ему приемлемое существование с этим внутренним злом – научить с этим жить. 
В наше время, к сожалению, далеко не все люди понимают важность и необходимость покаяния, о котором хорошо говорил преподобный Паисий Святогорец: 
«Если люди не покаются, не возвратятся к Богу, то они потеряют вечную жизнь. Человек должен помочь себе почувствовать глубочайший смысл жизни. Он должен прийти в себя, чтобы ощутить Божественное утешение. Задача в том, чтобы человек духовно вырос, а не просто воздерживался от грехов».
То есть недостаточно просто увидеть свои проблемы, происходящие от грехов; преодолевая их, надо духовно возрастать. 
«Логика, прекословие, упрямство, своеволие, непослушание, бесстыдство – все это отличительные черты диавола… Однако, когда душа человека очистится, в него вселяется Святой Дух и человек наполняется благодатью. Если человек испачкает себя смертными грехами, в него вселяется дух нечистый. Если же грехи, которыми испачкал себя человек, не смертны, то он находится под воздействием лукавого духа. К несчастью, в нашу эпоху люди не хотят отсечь свои страсти, свое собственное своеволие. Они не принимают советы других, после этого они начинают говорить с бесстыдством и отгоняют от себя Божественную благодать». 
Наверное, уместно будет напомнить, что покаяние – это, прежде всего, состояние души. Но покаянием мы называем и Таинство Исповеди, в котором Сам Господь прощает нам согрешения, когда мы каемся в присутствии священника, перед Крестом и Евангелием, во всем, в чем нас обличает совесть. То есть существует покаяние как Таинство Церкви, и есть покаяние как внутреннее состояние души, как глубокое сожаление о своих грехах, внутренняя работа над собой в сотрудничестве с Богом. О том, как важно покаяние вообще для мира, а не только для отдельного человека, преподобный Паисий говорит так: 
«Если бы люди по крайней мере сходили к духовнику и поисповедовались, то исчезло бы бесовское воздействие и они снова смогли бы думать. Ведь сейчас из-за бесовского воздействия они не в состоянии даже подумать головой». 
Может быть, эти слова даже смутят кого-то, может быть, кто-то будет возражать: как это мы не умеем думать головой? Но это действительно так. Человек, находясь под воздействием падших духов, вследствие того, что через свои грехи дал диаволу права над собой и не кается, по-настоящему думать не может. Он не владеет сам собой в подлинном смысле этого слова. 
«Диавол не обладает никакой силой и властью над человеком верующим, ходящим в церковь, исповедующимся и причащающимся. Диавол только погавкивает на такого человека, равно как беззубая собака. Но он обладает огромной силой и властью над душой, которая не кается… В случае если диавол приобрел над человеком большие права, возобладал над ним, всегда должна быть найдена причина произошедшего, чтобы диавол был лишен этих прав». 
Покаяние – неисчерпаемая тема. Все мы так или иначе ощущаем внутреннее желание измениться, причем даже люди, далекие от Православия. Это желание, наверное, знакомо многим. Порой разговариваешь даже с нецерковными вроде бы людьми, они в храм не ходят, Евангелие не читают, не молятся, но у них есть желание начать жизнь с «чистого листа», то есть освободиться от груза жизненных ошибок (естественно, люди малоцерковные часто называют свои грехи просто ошибками), которые тяготят душу. Как раз великое сокровище покаяния, которое есть в Святой Церкви, дает возможность освободиться от этого груза, который буквально притягивает, придавливает душу к земле. 
За годы преподавания на Высших богословских курсах при Московской духовной академии мне приходилось неоднократно беседовать со слушателями, которые имеют собственный опыт изучения психологии. Одна из них, Татьяна Б., согласилась поделиться своим опытом работы практическим консультантом-психологом. Возможно, учащимся духовных школ, будущим пастырям нашей Церкви, равно как и молодым священникам, желающим адекватно реагировать на все вызовы современной жизни, будет полезно услышать ее рассказ. 

Из опыта психолога-практика 

«Мой отзыв на дискуссию будет, возможно, полезен именно тем, кто пока находится на распутье. Кто увлекается психологией, возлагает на нее большие надежды и при этом уже находится на пути к храму. 
Начну с определения психологии как отрасли знания. “Психология (от греч. ψυχή – «душа; характер» и λόγος – «учение») – научная дисциплина, изучающая закономерности возникновения, развития и функционирования психики и психической деятельности человека и групп людей”. Такое определение дается Википедией. Там же мы находим и понятие психики как “совокупности мыслительных процессов и явлений”. 
Современная психология, особенно практическая, состоит из большого количества психологических школ и направлений, не имеющих единого базиса в виде объединяющей все школы теории. Поэтому состояние психологии на данном этапе известный американский профессор психологии Дж. Миллер назвал “интеллектуальным зоопарком”, подразумевая разнообразие областей психологии, слабо связанных друг с другом. Появившийся ассортимент школ и направлений психологической помощи обусловлен тем, что за прошедшие сто лет психология неоднократно меняла предмет своего изучения. На заре выделения психологии из философии объектом ее изучения был человек. Потом такой емкий “предмет” редуцировали до понятия “психика”, после чего появилось внимание к поведению человека, то есть предмет изучения опять изменили. За ним последовало следующее изменение: фокус сместился на мотивацию человека. Психология стала превращаться в экспериментальную площадку, где внимание, память, мышление стали основными объектами исследований, которые помогают в познании исключительно падшей природы человека. Однако сколько бы мы ни изучали это состояние, мы не сможем найти человеческого совершенства, подлинного здравия и Истины. 
Приведу лишь один пример из своей практики. Молодая женщина пришла ко мне с запросом на решение семейного конфликта. Вопрос стоял о разводе. Причина развода: муж зарабатывает недостаточно (с позиции ее понимания необходимых расходов семейного бюджета) и не хочет менять работу, которую он получил по специальности. Разбираться с собой и причинами проблемы она не желает, но просит меня убедить мужа перейти на высокооплачиваемую работу. В основе ее мышления лежат текущие стереотипы о размере достатка и примеры ее подруг, живущих, как она выражается, намного лучше, чем она. То, что в основе ее раздражения и недовольства мужем лежит ее зависть к чужому образу жизни, провоцирующая семейные конфликты, она не видит и видеть не желает. Решать данный запрос с психологической позиции – это встать на путь нескончаемых разборов каждого конфликта и каждой претензии. И, в конечном итоге, научить ее, как вести себя в конфликтных ситуациях и как оформлять свои претензии, чтобы муж не заметил, что им манипулируют. 
Но если анализировать данную ситуацию с духовных позиций, то здесь надо предложить работать со своим внутренним миром, обратить внимание на свои греховные страсти. Но понятия Исповеди как Таинства, греха и добродетели в психологии отсутствуют. И многое из того, что действительно изменяет человека и действительно помогает ему решать свои проблемы, здесь нет. Исповедь – это Таинство, где Сам Господь участвует в жизни человека. Это мистический разговор со Христом, где священник – это свидетель наших сокровенных слов и слез. Это разговор живой бессмертной души со своим Создателем. И тот мир и та тишина в душе, что возникают в человеке после Исповеди, – это Дар от Бога за искреннее раскаяние. И преображенное сердце и меняющийся ум – это также плоды Таинства Исповеди. Такие состояния человек получает только от Бога. Помощь психолога подобна починке и прихорашиванию платья, которым прикрыто израненное тело, на которое нет решимости смотреть, а боль от ран пытаться заглушить разговорами о том, какое можно сделать к этому платью украшение или как сшить новую одежду.
С моей точки зрения, психология – это не наука в строгом смысле слова, и занимается она отпавшим от Бога человечеством. Однако без Бога полноценное восстановление человека невозможно. Люди же ждут и ищут добрых пастырей! Искренних, простосердечных, отзывчивых к нашей боли! И ждут от них молитвы и согревающих души евангельских слов!» 
*** 
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что благоразумное сотрудничество священников и православных психологов вполне возможно. В больших храмах в крупных городах подобное взаимодействие даже весьма желательно, но при условии, что каждый будет добросовестно заниматься своим служением, не ставя пред собой «сверхзадачу» решить всё за всех. Приходской психолог может заниматься консультированием приходящих в храм неофитов, мягко и ненавязчиво готовя их души к Исповеди и воцерковлению, не пытаясь брать на себя миссию духовного руководителя. А служитель алтаря Господня призван ревностно совершать богослужение, проповедовать евангельскую жизнь своим словом и своим примером, окормляя и ведя души верующих ко Христу. Пастырь должен осуществлять свое главное служение, не распыляясь на второстепенное, помня слова подвигоположника нашей веры Господа нашего Иисуса Христа: Какая польза, если человек приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф. 16: 26).

Протоиерей Димитрий Беженарь
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика