Как опытные снайперы на войне обучали молодых стрелков

Многие советские бойцы, становившиеся снайперами на полях Великой Отечественной, не имели должной подготовки. В деле улучшения снайперского искусства новичков свою роль должно было сыграть не только профессиональное обучение, но и наставничество более опытных коллег по стрелковому ремеслу.

Хотим в снайперы!

С первых дней войны страну охватила массовая работа по пропаганде снайперского движения. Прежде всего это касалось молодежи. В комсомольских организациях шли собрания, где юноши и девушки обсуждали вопросы открытия снайперских школ и призывали смелее записываться в ряды защитников Родины. В армейских газетах, листовка и брошюрах широко пропагандировался боевой опыт, где снайперы-фронтовики делились своими успехами. 25 Ноября 1941 года специально для молодежи был организован радиоэфир с теми товарищами, кто уже успел отличиться на передовой.

Советские снайперы свое боевое крещение прошли еще во время зимней войны с Финляндией 1939–1940 годов. Однако во многом это был горький опыт, которому наши бойцы набирались у своего противника – знаменитых финских снайперов-«кукушек». На полях Великой Отечественной им пришлось сражаться с не менее обученным противником: в Германии подготовка снайпера длилась 2 года, большим плюсом для немцев был и опыт, накопленный во время европейской кампании. Так что наши стрелки были вынуждены нарабатывать мастерство уже в ходе боевых действий.

Огромную работу в организации подготовки отечественных снайперов проделал генерал-лейтенант Григорий Морозов. Долгие годы он собирал и анализировал опыт, накопленный советскими снайперами, который затем отразил в своих пособиях «Методика огневой подготовки снайпера» и «Памятка снайперу». Находясь в преклонном возрасте, Морозов продолжал лично совершенствовать процесс обучения снайперов для фронта.

Военное руководство прекрасно осознавало важность качества подготовки снайпера, так как даже один высококлассный снайпер-инструктор мог обучить своему ремеслу десятки стрелков. Поэтому весь курс в Центральной школе инструкторов снайперского дела занимал не менее полугода, в то время как боевого летчика готовили за 4 месяца! Кроме того, к прохождению обучения допускались лишь бойцы, которые сдали на «отлично» зачетные стрельбы из винтовки.[С-BLOCK]

Универсальный стрелок

В роли основного учебника при подготовке «сверхметких стрелков» до начала войны выступало наставление «Методика стрелковой подготовки и курс стрельб для подготовки снайперов», увидевшее свет в 1933 году. Это было первое в СССР руководство, обобщившее все знания о стрелковом деле: от организации снайперских сборов до техники стрельбы.

На страницах пособия авторы посвящали начинающих снайперов в азы мастерства, рассказывая о том, как составить простейший чертеж местности, как оборудовать огневую позицию, как правильно маскироваться, как выбирать точки прицеливания, как подавлять огневые средства противника, как ослеплять бронированные машины, как вести стрельбу по снижающимся самолетам.

Основным центром подготовки стрелков являлась Центральная школа инструкторов снайперского дела, располагавшаяся в Вешняках под Москвой. Здесь опытные снайперы передавали свои знания будущим стрелкам – не только мужчинам, но и женщинам. Большое место в школе отводилось базовой подготовке: ее выпускники умели с закрытыми глазами разбирать трехлинейку и снайперскую винтовку СВТ-40, вычислять расстояние до цели, делать поправку на ветер и скорость движения к цели.

Курсанты здесь осваивали азы маскировки, учились ползать по-пластунски, практиковались в обустройстве стрелковых ячеек – основных, запасных, ложных и отрабатывали стрельбу из любых положений. Примечательно, что в занятиях по тактике для наглядности в качестве целей нередко использовали живых людей, конечно, применяя в этом случае холостые патроны. Такие занятия проходили в форме встречного огневого столкновения.[С-BLOCK]

«Так и надо бить!»

Активно шло обучение снайперскому делу непосредственно на передовой, в первую очередь, через общение курсантов с лучшими снайперами частей. Конечно, никакая теория не заменит практики, поэтому молодых бойцов сразу посылали вместе со старшими товарищами на боевые позиции. Нередко уже в первом бою начинающие снайперы открывали список своих трофеев. По мнению многих фронтовиков, практический опыт имел несоизмеримо большее значение, чем учеба в снайперской школе.

Первое, что должны были усвоить вчерашние курсанты – правильность выбора позиции: от этого зависела не только результативность стрельбы, но и личная безопасность. Впрочем, вторым пунктом снайперы часто пренебрегали. Опытные стрелки советовали своим подопечным выбирать место для стрельбы как можно ближе к переднему краю обороны: таким образом можно было наблюдать за тем, что происходило в глубине германских построений – именно там могли быть наиболее значимые цели, например, пулеметный расчет, связист или офицерский чин.

Снайперам рассказывали и показывали, как правильно обезопасить себя от выстрелов противника и в тоже же время иметь хороший сектор обстрела. Опытные бойцы заставляли начинающих приучаться к ведению стрелковой карточки, благодаря которой было легче ориентироваться на местности. При сдаче поста карточка передавалась вновь прибывшему.

Снайпер Нина Лобковская, на счету которой 89 убитых немцев, вспоминала как в июне 1943-го она впервые отправилась на передовую в 21-ю Гвардейскую дивизию, занимавшую позицию в районе Птахинской высоты в Псковской области. По ее словам, к каждой снайперской паре прикрепляли одного опытного стрелка либо бывалого бойца. К ней и ее подруге Вере Артамоновой приставили пожилого солдата по фамилии Черных, называвшего своих подопечных «дочками».

Черных рассказывал девушкам, как правильно оборудовать снайперскую точку, как ее замаскировать, как вести наблюдение и обнаруживать вражеских стрелков. Одновременно своим опытом с курсантками делились и другие бойцы, рассказывая, как выкопать землянку и обустроить в ней свой быт. Впоследствии, отмечает Лобковская, солдаты всегда охотно вызывались помочь им обнаружить немецкого снайпера или прикрыть их пулеметным огнем.

Обучение длилось около месяца. После стажировки девушкам дали небольшой отдых, а затем пригласили на снайперский слет, куда собрались лучшие стрелки действующей армии делиться своим опытом. Пришло время первого боевого задания. Нина рассказывала, что ей и Вере долго не удавалось подстрелить своего первого фрица, тогда как многие подруги уже открыли свой боевой счет.

Только через неделю пристального наблюдения Лобковская заметила немца, черпавшего из траншеи воду. Периодически он останавливал работу и по пояс высовывался из своего укрытия. В одну из таких пауз Нина и Вера быстро поймали гитлеровца на прицел и почти синхронно выстрелили ему в грудь. «Вот здорово, так их, гадов, и надо бить!», – воскликнул следивший за всем в бинокль Черных.

Не дать себя обмануть

Кроме снайперских слетов огромное значение для повышения мастерства начинающих стрелков имела так называемая перекличка снайперов, отраженная в армейских газетах и письмах, где бойцы делились секретами своего искусства и достижениями на передовой. Такая перекличка естественным образом способствовала развитию боевого соревнования по уничтожению врага.

В плане передачи боевого опыта интересны выдержки из письма снайпера И. Вежливцева своему боевому товарищу В. Пчелинцеву. Снайпер рассказывает каким был первый день его охоты. Как только Вежливцев увидел на просеке противника он приготовился и выстрелил, однако пуля прошла мимо. Стрелок винил в этом себя и советовал не торопиться. Однако при этом добавлял, что и мешкать тоже нельзя, так как враг тебя ждать не будет. Он советовал снайперам больше отрабатывать на тренировках быстроту прицеливания, которая не должна влиять на точность выстрелов.

Вежливцев напутствует, что успех зависит от того, насколько верно определено расстояние до цели и выставлен прицел. А при стрельбе на дальние дистанции нужно правильно высчитывать упреждение, особенно если цель в движении. Кроме отличного знания теории стрелкового дела, по словам снайпера, весьма важна сноровка и умение ориентироваться на местности. Снайпер настаивает на необходимости каждому стрелку иметь несколько оборудованных позиций, так как гитлеровцы обрушивают на наших истребителей усиленный минометный огонь.

Опытные снайперы предостерегали молодых коллег от немецких ловушек, при помощи которых те пытались обнаружить наших стрелков. К примеру, в условиях плохой видимости они могли во весь рост выставить чучело, одетое в военную форму. Если снайпер-красноармеец не разберется в ситуации и выстрелит по ложной цели, то очень рискует себя открыть. Бдительность и еще раз бдительность, настаивали бывалые стрелки.

Разного рода ухищрения также были и в арсенале советских снайперов. К примеру, для лучшей маскировки они обматывали ствол и прицелы своих винтовок серыми тряпками, что позволяло орудию сливаться с окружающими деталями, будь то развалины дома или стволы деревьев. Еще одна хитрость, часто используемая отечественными стрелками – кидание в сторону германских позиций металлических бочек, наполненных разным хламом. В каждом окопе находились два или три любопытных немца, которые высовывались на громыхание – тут-то их и «снимали».

Историки убеждены, что советское снайперское движение оказалось результативнее немецкого в силу того, что наши стрелки были готовы к нечеловеческой выносливости и адскому терпению, работая в грязи и снегу, под палящим солнцем или в лютый холод. Жесточайшие условия фронта и беспримерная самоотверженность заставляли организм работать на пределе своих возможностей. А в этом нацисты с нами соперничать не могли.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика