Заражение и предательство: как нацисты использовали женщин и детей для борьбы с партизанами

В годы Великой отечественной на оккупированных территориях остались миллионы мирных жителей. Многих из них без права выбора нацисты использовали в своих целях. Особенно бесправными были женщины, дети и подростки. Русских женщин рассматривали как полноценную рабочую силу, считая их «привычным» к тяжелой работе «быдлом». Женщин использовали как проституток, а в некоторых случаях они сами соглашались на такое, чтобы не умереть с голода или прокормить маленьких детей.

Вскоре на оккупированных территориях нацисты развернули целый конвейер по подготовке женщин и детей для разведывательной и диверсионной работы.

Одних неволили, другие шли сами

Как пишет в статье «Без права на выбор: использование немецкими спецслужбами женщин и детей в разведывательно-диверсионной работе…» историк Святослав Валентинович Кулинок, нацисты открыли разведшколы в Минске, в Борисове, в Гомеле, в Лепеле, в Марьиной Горке, Орше, Слуцке, в Ганцевичах, в Бобруйске и на Белом Переезде. В первую очередь набирали «обиженных» – жен кулаков и репрессированных, их детей, жен полицаев и беспризорников. В июле 1942 года в 752-й партизанский отряд была зачислена женщина по фамилии Шварц, которая работала учителем, знала немецкий и обещала добывать сведения, а на самом деле «сливала» информацию нацистам. По ее вине погибли лучшие бойцы отряда.

Комбриг Даниил Федотович Райцев рассказывал, что в августе 1942 года партизаны задержали гражданку Е. Гончарову из деревни Лосвида. Проверка ничего не выявила и девушку переправили в Витебск, откуда пришло сообщение, что она «крупная шпионка, имеющая связь с гестапо». Среди шпионок оказалась и Мария Камлюк – бывшая сотрудник ЦК партии Белоруссии: под псевдонимом «Клава» она выполняла задания нацистов.

Идти в разведшколы соглашались молодые девушки, которых грозились увезти на работу в Германию. В 1944 году была разоблачена шпионка Нина С, шестнадцати лет. Она заявила на допросе, что согласилась пойти в шпионы, чтобы ее не отправили в Германию. Бывало, в немецкую разведку шли из-за угрозы расправы с семьей. При этом гитлеровцы дополнительно «компрометировали» курсантов разведшкол, заставляя их писать «добровольные» заявления на вступление.

Многие из шпионок предназначались для борьбы с партизанами. Немцы считали, что женщины, особенно с детьми, не вызывают подозрений; бездетным давали малышей из детских домов.

Процесс был поставлен на поток. За один выпуск школа в Сенно готовила 140 человек, в Слуцке за три месяца выпускали 200 диверсантов. В Гомеле каждые полгода выпускали еще 100 шпионок.

Как вспоминал советский разведчик и партизан Родион Орлов, в 1942 году в разведшколы немцы набирали «исключительно красивых девушек».

В ход шло все – и отрава, и сифилис

Задержанный партизанами в 1943 году гестаповский агент Матей Череузан на допросе рассказал, что в Борисове готовили красивых девушек для засылки в партизанские отряды и в тылы СССР. Если в тылах задачей шпионок были диверсии, то у партизан главной целью становилась порча продуктов, отравление воды и биологическая война – распространение среди бойцов сифилиса и тифа. Сифилисом девушек нацисты заражали путем прививок, обещая после задания вылечить их.

Основной целью в биологической войне становились командиры отрядов, у которых часто были походно-полевые жены.

25 марта 1943 года к партизанам была заслана 17-летняя шпионка Саша Голубева. Под видом замордованной фрицами беспризорницы она должна была внедриться в партизанский отряд. Для этого ее нарядили в лапти и в рванье и нанесли ей несколько ножевых ранений в спину, которые она якобы получила при бегстве. Главной задачей Голубевой было отравить продукты.

Но партизаны были осведомлены об опасности. С января 1943 году по отрядам была разослана радиограмма, предупреждающая командиров, что противник активно использует для диверсий молодых женщин.

Но несмотря на это, шпионки все равно проникали в отряды. В марте 1944 года в бригаде «Разгром» обнаружили 9 диверсанток из нацисткой школы в Борисове. Они были заражены венерическими болезными, передавали гитлеровцам сведения и вербовали агентов. Многие партизаны оказались заражены сифилисом.

После такого всех девушек и женщин, вступавших в отряды, медики стали проверять на наличие сифилиса.

Помощь «красному командиру»

Детей в возрасте 7—10 лет нацисты использовали в качестве шпионов. переманивали воров и хулиганов, запугивали угрозами расправы над семьей. В детдомах условия были невыносимыми – дети голодали, ходили в рванье и соглашались на что угодно, лишь бы поесть досыта.

Впервые детей-шпионов гитлеровцы стали использовать с лета 1941 года. В прифронтовой полосе враги одевались в форму командиров РККА и им даже не приходилось уговаривать детей помочь. Детям доверяли простейшие задания: подсмотреть, посчитать, просигнализировать. В деревню приходил «командир Красной армии», жаловался мальчикам, что не может найти «своих» и просил их пойти в лес и выстрелить из ракетницы, если увидит красноармейцев. Многие соглашались. В одном из городов Белоруссии была раскрыта группа подростков, которые по просьбе «майора» собирали сведения об аэродромах.

С 1942 года работа нацистов с детьми стала систематической. В минской школе каждые два месяца выпускали по 1000 подростков, школы диверсантов работали в Мценске, Белгороде, Славянске, в Райгородоке, в Протопопово. Дети засылались в партизанский отряды и фронтовые тылы Красной армии по одиночке и группами.

В апреле 1943 года в бригаде Бирюлина был задержан мальчик восьми лет с пистолетом, который шел «убивать командиров». Осенью 1942 года комбриг Сергей Акимович Мазур рассказал сотруднику штаба, что за последнее время задержано около 30 подростков 14—16 лет.

К 1944 году нацисты сделали ставку на количество шпионов. Судьба многих «агентов» была трагичной. Если их раскрывали в тылу, то детей отправляли в трудовые лагеря, женщинам давали срок от 10 до 25 лет, но шанс выжить у них оставался. В прифронтовой полосе и в партизанских отрядах их часто расстреливали.

Яндекс.Метрика