Особенная молитва «Отче наш»

Молитва «Отче наш», которую все хорошо знают, давно стала для нас обыденностью, как бы затерлась среди огромного количества других молитвословий, среди прочих прекрасных поэтических обращений к Богу, которыми полна наша литургическая традиция. А молитва эта — всеобъемлющая, она лежит в основе всех остальных молитв. С одной стороны — предельно простая, доступная даже ребенку, и одновременно непостижимая для ума человеческого из-за ее невидимой силы.

Особенная молитва «Отче наш»

Единственная молитва, которую дал нам Сам Господь — в Нагорной проповеди, главной и самой известной проповеди, с которой Он начал Свое учение. Потом наверняка Христос много раз и в разных местах ее повторял. Например, у Матфея это Нагорная проповедь — на горе, а у Луки, когда Иисус говорит примерно те же самые слова, написано: Ста Иисус на месте равне (Лк. 6: 17), то есть на равнине.
И сама молитва в Евангелии от Матфея и в Евангелии от Луки имеет некоторые различия. Например, в Евангелии от Матфея написано: И прости нам долги наши, а в Евангелии от Луки: прости нам грехи наши. Славословие, которое есть у Матфея: Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь, отсутствует у Луки. Это славословие отсутствует во всех древних рукописях Евангелия; скорее всего, оно было прибавлено к молитве «Отче наш» в литургической богослужебной традиции позднее, не раньше II века, вошло в текст Нового Завета. Это заметно и в наших богослужениях: молитва «Отче наш» пропевается до слов… избави нас от лукавого, а заканчивает ее, как бы отдельно, возглас священника.
У Луки молитва короче, в ней нет слов:… да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Но их нет и в более ранних рукописях; считается, что текст Евангелия от Луки ближе к изначальной молитве, которую Иисус дал Своим ученикам, и что Матфей дополнил, то есть отредактировал ее, исходя из других поучений Христа, прозвучавших в контексте Нагорной проповеди.
И, наконец, в Евангелии от Матфея есть длинное завершение, которое нев ключено в текст молитвы. Это как бы ее объяснение: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6: 14–15) — и оно тоже отсутствует у Луки.
Интересно, что «Отче наш» принципиально отличается от всех форм ветхозаветных молитв к Богу: здесь отсутствует похвала Богу. А для иудеев и вообще для синагогальной традиции обращение к Богу должно было обязательно предваряться долгим славословным вступлением, неким акафистным пением: «Господи, Царь Израилев, Щит спасительный, помогающий благословенному народу, помнящий заслуги предков и посылающий…»; то есть сначала долго-долго славословят, и только потом начинается сама молитва. Позднее это стало традицией и для наших молитвословий. Если мы вспомним коленопреклоненные молитвы, которые читаются на Троицу, сочиненные, конечно, в поздний византийский период, то убедимся, что они катастрофическим образом не похожи на молитву «Отче наш». В них, прежде чем доберешься до сути, долго-долго перечисляется, как велик наш Бог, и это может занимать половину самой молитвы. Тоже самое встречается и в нашем утреннем правиле. Так, в пятой молитве Василия Великого мы видим все то, что нас возвращает к ветхозаветным текстам: «Господи Вседержителю, Боже сили всякия плоти, в вышних живый и на смиренныя призираяй, сердца же и утробы испытуяй и сокровенная человеков яве предведый, Безначальный и Присносущный Свете, у Негоже несть пременение, или преложения осенение…» И только после этого начинается собственно молитва: «Сам, Безсмертный Царю, прими моления наша, яже в настоящее время, на множество Твоих щедрот дерзающе…» Это одна из литургических форм, традиционных для иудейской молитвы, а потом ставшая и литургической традицией христианства, но она противоречит словам Евангелия о том, что в молитве не надо быть многословным.
Пример настоящей молитвы, того, что есть в принципе молитва как богообщение, как обращение к Богу, — это «Отче наш», где начальное славословие отсутствует и даже конечное, как мы понимаем, добавлено позже, — что, конечно, удивительно. Ведь ученики просят Христа: «Научи нас молиться, научи нас воздавать Богу хвалу, потому что молитва — это славословие и почесть, которые воздаются Богу». А в молитве «Отче наш» никакая почесть Богу не воздается. В ней речь идет совсем о другом: она раскрывает суть отношений человека и Бога и дает, с одной стороны, ясное и простое, а с другой стороны, непостижимое понимание — Кто есть Бог для человека.

Отрывок из книги протоиерея Алексия Уминского «Книга о молитве. Тяжесть правила или разговор с Отцом?»
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика