ИГИЛ и Талибан в Афганистане. Как будут развиваться события дальше

ИГИЛ и Талибан в Афганистане. Как будут развиваться события дальше

Афганистан продолжает быть одной из горячих тем для мировых СМИ. Всё чаще и чаще появляются публикации о противостоянии всех против всех. Если в начальный период, когда американцы фактически отдали власть Талибану (запр. в РФ) и бежали из Кабула, бросив огромное количество техники и вооружения, пресса сообщала о противостоянии талибам остатков правительственных войск и моджахедов, то сегодня вновь вспомнили об ИГИЛ (запр. в РФ).

Интересно то, что о противостоянии Талибана и ИГИЛ (обе запр. в РФ) говорят, как о каком-то возникшем внезапно явлении. Создается такое ощущение, что авторы материалов сознательно игнорируют известные факты, либо просто не владеют информацией и рассматривают ситуацию с позиций сегодняшнего дня.

А между тем противостояние Талибана и ИГИЛ (запр. в РФ) началось ещё 6 лет назад. В январе 2015 года. Правда, читателям ИГИЛ (запр. в РФ) тогда было известно под другим названием – Даиш, от акронима в арабском написании. Для того чтобы понять смысл противостояния, необходимо понимать суть самих организаций, хотя бы на минимальном уровне.

В чем коренные отличия ИГИЛ и Талибана (запр. в РФ)?

Во-первых, масштаб организации.

Талибан – организация региональная. Главная её цель, как сказал лидер Талибана ещё 6 лет назад – «очистить Афганистан от иностранной оккупации». Задача сегодня почти выполнена. Поэтому и согласны талибы на коалиционное правительство, на сотрудничество с моджахедами и другими исламскими движениями.

ИГИЛ же – организация панисламская. Она стремится создать единое государственное образование на всех территориях, населенных мусульманами. Границы стран для ИГИЛ не существуют изначально. Потому и джихад, объявляемый этой организацией, скорее мировой, чем региональный.

Во-вторых, ИГИЛ гораздо радикальнее, чем Талибан. Если талибы вполне допускают, например, существование шиитов, то игиловцы беспощадно уничтожают всех, чья вера, если даже это ислам, отличается от веры ИГИЛ. В 2015–2016 годах были известны случаи жесточайших казней мусульман-шиитов на глазах народа. Да и сегодня, как показал теракт в аэропорту, талибы для игиловцев – не братья, а неверные, такие же как американцы и другие оккупанты.

В-третьих, есть отличия и в понимании самой сути ислама.

ИГИЛ исповедует ваххабизм/салафизм. Правда, ваххабитов можно отнести лишь к одной ветви салафизма – пуристам. Являясь суннитами, ваххабиты не признают шиитов и считают их неверными. А значит, подлежащими уничтожению.

Перспектива для Афганистана (или для Харасана, как называют эту страну ваххабиты) – территория таухида, единобожия, монотеизма. Аллах един, и не может быть разных трактовок жизни, деяний и высказываний Аллаха. Точно так же не может быть разночтений Корана. Только ИГИЛ воюет за «правильный ислам».

Ещё в 2014 году игиловцы заявили,что ислам должен навязываться и насаждаться по всему миру «под одним флагом, флагом веры». Единственным флагом, который является священным для ваххабитов, является флаг ИГИЛ. Радикализм в вопросах веры полный.

Талибы же принадлежат к ханафитам, консервативной аскетической ветви суннитского течения. Именно эту веру исповедует подавляющее большинство афганцев. Талибы, в отличие от игиловцев, признают суфизм. То есть возможность понимания ислама не только через изучение Корана и других богословских трудов, но и через духовные практики.

Вспомните дервишей, мусульманских «собратьев» христианских монахов-аскетов, из кинофильмов о басмачах. На территории России, в Дербенте, есть старая мечеть мусульман-шиитов, где даже сегодня можно увидеть, как в день Ашура верующие подвергают себя различным истязаниям, чтобы показать свою готовность пойти на все ради Аллаха.

Талибы предлагают строить в Афганистане страну, в основе которой будет лежать ширк, многобожие. Каждый верующий, будь он шиитом или суннитом, верит в Аллаха, значит – он верит в ислам. Радикализм ваххабитов для талибов чужд. В том же Дербенте мусульмане поздравляют с праздниками христиан, а христиане – мусульман, и нет религиозной вражды.

Понятно, что это лишь беглый и далеко не полный список различий между этими течениями, но уже этого достаточно, чтобы понять, что взаимная ненависть основана на совершенно противоположном отношении к исламу. А значит – в условиях Афганистана талибы и игиловцы будут оставаться непримиримыми врагами.

Кстати, в самом начале конфликта, после своего появления в Афганистане (Харасане) в 2015 году, ИГИЛ уже заявило о желании полной ликвидации ширка. В ответ талибы выпустили фетвы, религиозные эдикты, против самого существования ИГИЛ. Оно объявлено еретическим и вредным для ислама и, значит – подлежащим уничтожению.

Так что противостояние ваххабитов и талибов достаточно серьезное, и сложно пока найти точки соприкосновения.

Почему ИГИЛ стало третьей стороной в гражданской войне в Афганистане?

Действительно, почему организация, поддержка которой в Афганистане ничтожна, неожиданно заявила о себе терактом в аэропорту?

Внезапными заявлениями о борьбе не только с оккупантами, но и с талибами?

Ведь при подрыве террориста-смертника 26 августа погибли не только 13 американских солдат, но и 30 талибов, не считая 139 простых афганцев, у которых тоже есть родственники, которые будут мстить.

Выше я написал о различиях в воззрениях на ислам у ваххабитов и талибов. Неверные должны быть уничтожены, а память о них должна исчезнуть. Это догма ваххабитов. Любое сотрудничество с неверными, даже если оно принесет пользу исламу, должно быть наказано. Просто потому, что исламу служить может только истинно верующий в Аллаха человек.

Мне кажется, в этом и есть главная причина борьбы ваххабитов с талибами. Ваххабиты не идут на союз с другими террористическими организациями даже тогда, когда обстоятельства складываются для них очень неблагоприятно. И относятся к тем, кто выходит на контакт со своими идеологическими противниками, как к предателям.

Поспешная эвакуация американской армии действительно выглядит как тайный договор США и Талибана (запр. в РФ). Значит, по мнению ваххабитов, никакой победы над неверными не было. Был сговор с неверными. Ислам не был победителем неверных, не был победителем вообще. Ислам был предан. Талибы не выгнали врага с позором, а разрешили уйти с почетом. Купили власть, продав ислам.

Конечно, это выглядит достаточно сложным для понимания. Отрицать союз с другими верующими в условиях, когда ситуация, в том числе и из-за успехов ВКС России в Сирии, достаточно сильно изменилась. Но надо учитывать, что отказ от радикализма для ваххабитов будет означать самоуничтожение учения. Любой союз с единоверцами ликвидирует одну из основ течения.

Почему драка между моджахедами и ваххабитами будет кровавой?

Я уже писал о том, что Афганистан является государством (в современном понимании этого слова) достаточно условно. Власть Кабула для большинства афганцев гораздо меньше, чем власть местного главы. В провинциях действует множество самостоятельных боевых отрядов, и реальная власть принадлежит местным вождям. Отряды самообороны подчиняются им.

Именно власть местных вождей ИГИЛ (запр. в РФ) ставит под сомнение. Проще говоря, ваххабиты идут против многовековых традиций, против самой сути власти в афганских провинциях. Что будет восприниматься афганцами как уничтожение самого афганского народа. Поэтому, даже в случае временных побед в каких-то провинциях, ваххабитов будут бить партизаны, летучие отряды моджахедов.

Понятно, что воевать с Талибаном на его территории, в центральных и южных провинциях, ИГИЛ не сможет. По тем же причинам, о которых я писал выше. Значит, наиболее вероятно, что опять, как это уже было, ваххабиты будут находиться в провинции Фарах, на границе в Ираном, в провинции Нангархар, на границе в Пакистаном, в провинции Гельменд, на юге границы с Пакистаном и в провинции Забуль, там же.

Но шансов победить талибов сегодня у них мало.

Даже при поддержке извне. Слишком сильно они «наследили» в этих провинциях совсем ещё недавно, когда ИГИЛ ещё было серьезной военной и политической силой. Думаю, что местное население будет бить ваххабитов на всех переходах.

Вместо выводов

То, что мир в Афганистане пока недостижим и поиск компромиссов продолжается, понятно всем. Как и то, что военным путем решить проблему гражданской войны талибам не удастся.

Ясно и то, что в период «разброда и шатания», в период поиска формы государственного образования, в период создания новой системы управления, в Афганистан потянутся все те, кто получил «отлуп» в Сирии, в других местах. Те, у кого руки по локоть в крови и возвращаться в «свои страны» они просто не могут.

Это вполне понятно.

Легче скрыться, раствориться в массе местного населения и потом легализоваться уже как гражданин Афганистана. Только вот ваххабизм сам по себе не терпит союзов. В Афганистан идут «идейные» ваххабиты. И драться они будут до конца. Даже без надежды на успех.

Как бы странно это ни звучало, возвращение ваххабитов может сыграть на стороне талибов. И внутри страны, и вовне.

Внутри талибы сейчас воспринимаются как борцы не столько с правительством, сколько именно в ваххабизмом, а на международной арене они помогают в борьбе с международным терроризмом. И это просто вынуждены учитывать Россия, Иран, Турция, США, Китай и другие страны…

Автор:Александр Ставер
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика