Бактериологическое оружие Японской империи

Бактериологическое оружие Японской империи

Комплекс зданий «Отряда 731» вблизи Харбина. Фото Wwii.space

С начала тридцатых годов Японская империя занималась разработкой оружия массового поражения. Силами специальных организаций создавались и производились отравляющие вещества и бактериологическое оружие разного рода. В военных целях предлагалось применять достаточно широкий спектр возбудителей различных болезней, а также разные средства их доставки к позициям противника.

Негуманные планы

В двадцатых годах XX в. японское военное строительство столкнулось с проблемой недостатка ресурсов. Имеющиеся и доступные запасы материалов позволяли создать достаточно сильную армию и флот, однако они не могли на равных конкурировать с вооруженными силами ведущих стран. При этом амбиции Токио постоянно росли, из-за чего начался поиск альтернативных способов повышения военной мощи.

В конце двадцатых появилась и получила поддержку идея разработки и массового внедрения оружия массового поражения – химического и бактериологического. Вскоре ее одобрило высшее руководство страны. Следует отметить, что в 1925 г. Япония подписала т.н. Женевский протокол, запрещавший ОМП, однако не ратифицировала его. Это стало формальным оправданием для новой негуманной программы.

Бактериологическое оружие Японской империи

«Биологи» испытывают бактериальный раствор на живом человеке, 1940 г. Фото Wikimedia Commons
Предполагалось, что в случае полномасштабного конфликта императорская армия сможет уравнять шансы на победу за счет применения отравляющих веществ и различных возбудителей. При этом авторы концепции и командование прекрасно понимали, что бактериологическое оружие отличается замедленным действием и на значительное время делает местность опасной и для своих солдат. Однако на такие меры, жестокие даже для собственной армии, все же решились.

Фабрики болезней

В 1927 г. японская армия построила первое предприятие по производству отравляющих веществ. Затем появились новые объекты научно-исследовательского назначения. Работы по бактериологическому оружию официально стартовали в 1932 г., когда вблизи г. Харбин была создана т.н. лаборатория по предотвращению эпидемий. В 1936 г. эта организация была переформирована в «Отряд 731» Квантунской армии – именно под этим названием она получила известность.

Также в составе разных формирований и объединений создавались свои специальные отряды. В общей сложности в 1936-44 гг. было создано не менее 6-8 отрядов и большее количество их филиалов. Все эти организации дислоцировались на оккупированных территориях, в основном в Китае.

Бактериологическое оружие Японской империи

Варвары из «специальных отрядов» заботились о своей безопасности. Фото Wikimedia Commons
Основные работы по бактериологическому оружию проводились отрядами «731» и «100». Их специалисты занимались изучением существующих возбудителей разнообразных болезней и пытались выводить новые. Также велась разработка средств доставки, и развертывались биологические производства. При этом 731-й отряд специализировался на болезнях человека, а 100-й изучал заболевания домашних животных и скота. Схожие задачи решались и другими отрядами.

Широкую известность специальным отрядам принесли чудовищные эксперименты на людях. Местных жителей, военнопленных и т.д. использовали в качестве подопытного материала для изучения воздействия ОМП и в ходе прочих исследований. Жертвами одного только отряда «731» стало ок. 3 тыс. человек. По разным подсчетам, не менее четверти погибших – граждане или выходцы из России и СССР.

Микроскопическое оружие

В составе трех отделов головного «Отряда 731» имелось около десятка групп, занимавшихся исследованиями болезней и патогенов. Изучался широкий спектр болезней: тифы, чума, туберкулез, сибирская язва и т.д. Также проводились поиски вакцин и методов лечения. Отдельные группы занимались производством возбудителей и разработкой средств их доставки.

Бактериологическое оружие Японской империи

Фарфоровые бомбы для перевозки чумных блох. Фото Wwii.space
Наиболее эффективными в военном отношении посчитали бубонную чуму и сибирскую язву. Кроме того, предлагалось использовать и другие болезни. В лабораториях нескольких отрядов организовали полномасштабное производство соответствующих возбудителей. Со временем была получена возможность ежемесячного выпуска сотен килограммов патогенов всех видов.

Параллельно изучались вопросы распространения инфекций. В частности, отдельные научные группы занимались исследованием блох и других насекомых, способных переносить опасные заболевания. Получив желаемые результаты, биологи-варвары организовали массовое разведение переносчиков для дальнейшего использования.

Средства доставки

Больше внимание уделяли способам доставки и распространения возбудителей. Самым простым «средством доставки» были простейшие канистры, в которые заливался питательный раствор с бактериями. Подготовленные специалисты или смертники должны были доставлять канистры в нужное место и выливать опасную жидкость в реки, колодцы и т.д. Практиковалось и заражение продуктов питания.

Блохи-переносчики чумы изначально транспортировались и «применялись» с использованием компактных контейнеров. Их доставляли по земле или сбрасывали с самолетов с малой высоты. Для более быстрого распространения болезни вместе с насекомыми сбрасывали зерно, которое должно было привлекать крыс.

Бактериологическое оружие Японской империи

Подопытные, приготовленные к испытаниям бактериологической авиабомбы. Фото Wikimedia Commons
В 1944 г. была создана специальная авиабомба для сброса блох с больших высот. Она получила торпедообразный корпус из фарфора и металлический стабилизатор. При падении на землю корпус должен был разбиваться и выпускать блох; также существовал вариант с возможностью раскрытия на некоторой высоте. Необычный материал корпуса был выбран из соображений экономии, а также из-за того, что при ударе фарфор просто раскалывался и не нагревался. Металлическая бомба при падении сминалась и существенно нагревалась, убивая большую часть своей нагрузки.

Фарфоровые бомбы могли применяться любыми самолетами армии и флота. В 1944-45 гг. в качестве носителей такого оружия или контейнеров с патогенами также рассматривались планеры. Кроме того, разрабатывали неуправляемый аэростат для доставки инфекций в направлении противника «по воле ветра».

Преступления против человечности

«Отряд 731» и другие злодеи начали применять свои разработки в конце тридцатых годов. Первыми целями для контейнеров с блохами и опасных растворов стали оккупированные китайские деревни и города. Специалисты по болезням регулярно работали в разных населенных пунктах, заражая население, гражданские объекты, продовольствие и т.д.

Первые 10-12 подобных атак оформили как полевые испытания. Затем, начиная с 1940 г., осуществлялись регулярные и планомерные операции по уничтожению китайского населения. Бактериологическое и химическое оружие использовалось вместе или раздельно, в зависимости от планов командования.

Бактериологическое оружие Японской империи

Подлодка I-400. С помощью таких авианесущих кораблей планировалось атаковать континентальную часть США. Фото Ww2db.com
Отсутствие необходимой инфраструктуры, невозможность получения медицинской помощи, а также жестокое обращение со стороны оккупантов и целенаправленное заражение ключевых объектов способствовало самому быстрому распространению инфекций и гибели людей. По современным подсчетам, с конца тридцатых и до 1944-45 гг. биологи-преступники заразили и фактически убили 550-580 тыс. человек. Десятки населенных пунктов опустели.

Первые эпизоды использования бактериологического оружия против армии противника относятся к 1939 г. Во время боев на р. Халхин-Гол японские «эпидемиологи» пытались заражать территории и водные объекты, остающиеся за противником. Однако эта операция имела минимальный эффект. Удалось заразить лишь 700 советских и монгольских бойцов. Военные медики РККА спасли почти всех, погибло лишь 8 человек. Одновременно с этим за линией фронта приключилась вспышка с несколькими тысячами заболевших.

После этого в течение длительного времени Япония не применяла бактериологическое оружие против вражеских армий ввиду недостаточной эффективности. Однако на заключительном этапе войны к этим идеям вновь вернулись. Так, во время боев на о. Окинава предлагалось ударить по американским позициям планерами с опасным грузом. Впрочем, подготовка к такой операции заняла слишком много времени – оборона острова развалилась до возможного удара.

В августе 1945 г. всерьез рассматривалась возможность применения бактериологического оружия против РККА. Эти планы тоже сорвались: высокие темпы наступления нашей армии не позволили провести подготовку. Кроме того, Квантунская армия эвакуировала «специальные отряды» и уничтожила их базы. Производство ОМП резко сократилось, а его запасы не позволяли выполнить все планы.

Бактериологическое оружие Японской империи

Бактериологическое оружие Японской империи

Протокол допроса одного из японских военных преступников, участвовавших в бактериологической программе. Документ из архива ФСБ
При этом есть основания сомневаться в возможности успешной биологической атаки. Учитывая особенности Дальнего Востока и известную информацию о японских проектах, военно-медицинская служба РККА провела тотальную вакцинацию личного состава и защитила его от возможного заражения.

С весны 1945 г. строились планы нанесения удара по континентальной части США. Авианесущие подлодки должны были доставить к американским берегам самолеты, вооруженные фарфоровыми бомбами с чумой. В начале августа был принят окончательный план операции «Ёдзакура Сакусэн», предусматривавший проведение налета 22 сентября. Однако вскоре Японская империя капитулировала, что автоматически привело к отмене всех запланированных операций.

Средство геноцида

Японская программа разработки бактериологического оружия создавалась с целью усиления армии. Однако всего через несколько лет она превратилась в самое настоящее средство геноцида в отношении населения оккупированных территорий – при практически нулевом результате военного характера. На сотни тысяч зараженных и погибших мирных жителей пришлось всего несколько сотен заболевших военнослужащих.

Даже по людоедским меркам японских милитаристов, это был полный военный провал. Речь шла только о массовых преступлениях против человечества, бессмысленных и крайне жестоких. Впрочем, к сожалению, преступники не понесли должного наказания. Большая часть руководителей и сотрудников «специальных отрядов», пережившая войну, осталась на свободе и фактически сменила место работы. И самое странное – от виселицы и пули их спасла страна, воевавшая с Японией в течение нескольких лет, понесшая большие потери и едва не ставшая жертвой ее бактериологических ударов.

Автор:Рябов Кирилл
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика