Минюст разъяснил судьям отличие между мнением и утверждением о спецоперации

Министерство юстиции подготовило для следователей и судей два методических пособия, в которых поясняется, что «утверждение о факте» касательно действий Вооруженных сил России относится к статье о «распространении заведомо ложной информации», а «негативное мнение» о действиях армии – к статье о дискредитации армии.

Уточняется, что копии пособий изданию предоставил старший партнер проекта «Сетевые свободы», адвокат Станислав Селезнев. В частности, первый документ поясняет, как проводить судебную лингвистическую экспертизу в делах о «публичном распространении заведомо ложной информации» об использовании ВС РФ, передает «Коммерсант» со ссылкой на копии пособий Минюста.

Второй документ посвящен «комплексной психолого-лингвистической экспертизе» материалов о «публичной дискредитации использования» вооруженных сил. Как отмечает Селезнев, обе методички уже разосланы во все региональные управления Минюста, отмечает ТАСС.

Как поясняется в методичке, если «информация подается в виде утверждения о фактах и событиях», то это «позволяет правоприменителю установить ее ложность или достоверность». При этом авторы пособия указывают, что в качестве объекта экспертизы выступает «сообщение», которое может быть исследовано «только с учетом контекста его размещения и коммуникативной ситуации». В частности, они подчеркивают, что «за пределы специальных знаний эксперта-лингвиста выходят решение вопросов, связанных с установлением заведомо ложной информации, квалификация информации как фейка, выявление признаков фейковой информации, а также проверка информации на соответствие действительности». Основной задачей экспертизы является установление способа подачи содержащейся в материале информации».

Составители пояснений уточняют, что если человек высказал не утверждение, а «мнение» или же дал «оценку» о факте использования ВС России, то речь идет о «дискредитации». В данном случае объектом экспертизы также является «сообщение», однако задачей становится «установление типа экстремистского значения, выраженного в материале». Минюст предлагает три типа использования таких экстремистских значений: дискредитация использования ВС РФ, дискредитация исполнения органами госвласти своих полномочий в целях защиты интересов РФ и ее граждан и побуждение (в том числе в форме призыва) к воспрепятствованию использования ВС РФ. Как уточняет ведомство, под дискредитацией следует понимать умышленные действия, направленные на подрыв доверия к органам госвласти, умаление их авторитета. «В материалах должно содержаться обсуждение целей использования ВС России, что является обоснованием их негативной оценки, тем самым должно иметь место побуждение к мнению, то есть убеждение адресата в правильности такой оценки», – говорится в тексте.

Напомним, 4 марта президент Владимир Путин подписал закон о введении уголовной ответственности за распространение ложной информации и дискредитацию ВС России. Глава Чечни Рамзан Кадыров предложил распространить действие закона и на Росгвардию.

Источник vz.ru

Яндекс.Метрика