У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

Мы все уже привыкли к тому, что в конце года у нас обычно начинается штурмовщина. Надо закрывать контракты, договоры, поставки и так далее. Ну и деньги…

Потому всегда в конце года Минобороны нас радует красивыми отчетами на тему того, сколько новой техники попало в войска. Это хорошая традиция, но вот, увы, не всегда.

У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

Источник: vpk-news.ru
В конце прошлого и тяжелейшего года пришла информация о том, что три подводные лодки, в том числе и носитель «Посейдонов» флоту мало того, что не переданы, так еще и не совсем понятно, насколько «вправо» уйдут сроки сдачи.

Неприятно?

Не то слово. Даже у скептиков (типа автора) всегда бытовала уверенность, что уж с чем, а с атомными подводными лодками у нас полный порядок. Могли, можем и будем мочь строить.

И тут вот такое…

Стало известно, что сразу три лодки, «Новосибирск» и «Казань» проекта «Ясень-М» и к ним носитель специальных аппаратов «Белгород» будут принимать в 2021 году. Возможно будут. Причем, про «Казань» уже даже думать страшно, лодку как бы спустили на воду в 2017 году, прошло три года, на дворе уже 2021, а воз, простите, лодка, все еще в непонятном состоянии находится.

Если бы это были менее значимые боевые корабли – это было бы полбеды. А так…

А вообще стоит разобраться, что не так.

«Ясень-М» — основное тактическое подводное оружие нашего флота. Рождался этот корабль не то чтобы в муках, но рождение проекта 855 «Ясень», которое не назовешь легким, началось еще в более чем далеком 1977 году.

У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

Фото: Sdelanounas.ru
И с «Ясенем» тогда тоже все было не просто так. «Ясень» планировали на замену лодок проектов 949 и 949А. А был еще проект 957 «Кедр», который должен был заменить лодки проекта 971 «Щука-Б».

У нас на тот момент вообще многовато было лодок разных видов. В отличие от флота США, где все было унифицировано.

Но случилось неприятное дело: с «Кедром» не получилось.

Вообще «Кедр» планировался как довольно простая и массовая ударная лодка на замену АПЛ проектов 971 и еще более старых 671. И дело даже не в финансовых проблемах, которые начались в 80-е годы в СССР, дело в том, что возникла необходимость технического перевооружения предприятий ВПК под эти лодки.

В общем, не смогли.

И тогда в головы флотских военачальников пришла «золотая» идея: универсализировать «Ясени» и возложить на них задачи «Кедров». Раз «Кедры» оказались не по зубам заводам.

Сказано – сделано, объявили, что «Ясень» заменит ВСЕ лодки, кроме стратегических крейсеров.

Но тут наступил полный развал СССР и началось вообще нечто несусветное. «Ясень» разрабатывали под инфраструктуру Советского Союза, «Северодвинск» заложили в 1993 году, когда еще не развалилась советская система, а вот адаптировать начали уже в российских реалиях.

В итоге получилась весьма неудачная попытка. Еще на стапелях стало понятно, что «Северодвинск», который должен был совместить «Ясень» и «Кедр», реально переусложнен. Очень сильно.

И ожидаемо у корабля оказалось просто огромное количество проблем и недостатков. Потому-то, при еще недостроенном «Ясене» началась работа над «Ясенем-М» проекта 855М. Так сказать, работа над ошибками?

Нет. Проект 855М несмотря на схожесть цифр совершенно другой корабль. Иначе расположены отсеки внутри, сам корпус меньше, меньше торпедных аппаратов и установлены они под иными углами, зато больше пусковых установок для ракет. Иной состав радиоэлектронного оборудования.

По сути – проект 855М это совершенно другая лодка, разительно отличающаяся от проекта 855.

У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

И злополучная «Казань» — первый корабль проекта со всеми вытекающими последствиями. И постоянные задержки с «Казанью» и далее с «Новосибирском» — это, наверное, вполне нормально.

Как нормально дорабатывать недоделки и устранять недостатки на протяжении долгого времени после того, как корабли вроде бы должны уже вступить в строй.

Но у нас сегодня с ракетными катерами проблемы возникают, а что сказать о сложнейших атомных подводных лодках? Да ничего.

Нет никакой информации о том, что не так с «Ясенями-М». Это логично. По сети курсирует множество слухов, повторять которые нет никакого смысла, однако иногда проскакивают и вполне разумные мысли.

Например, было заявлено, что на вооружении лодок должны будут встать антиторпеды «Ласта». Создают комплекс «Ласта» аж с 1989 года, работала команда Э. А. Курского, та же команда, что работала над комплексом «Пакет-НК» и работала успешно.

Однако, никакой информации об стрельбах, испытаниях «Ласты» нет. Остается только гадать, где проблема, в антиторпедах или в системах лодки, препятствующих применению антиторпед. Скорее всего, дело в лодках, потому что антиторпеды успешно применялись еще в 90-х, и «Пакет-НК» фактически доведен до серийного производства.

Но это опять же подчеркну, догадки. Которые основаны в первую очередь на тех немногих отчетах, которые публиковались в заслуживающих доверия источниках.

«Ясень-М» меньше, чем «Ясень». Причем, изрядно меньше, на 9 метров в длину. Торпедных аппаратов меньше, 8 вместо 10, а ПУ для ракет больше, как раз 10 вместо 8. 40 «Цирконов» вместо 32 у «Ясеня», а если говорить о «Калибрах», то их можно разместить 50.

Есть информация, что на «Ясень-М» установили какой-то новый гидролокатор, значительно больший по размерам. Косвенно это подтверждается уменьшением числа торпедных аппаратов и из установка под углом к оси корабля. Там действительно разместили что-то весьма немаленькое.

Плюс увеличение автоматизации всего корабля. «Ясень» комплектуется экипажем в 90 человек. На «Ясене-М» экипаж всего 64 человека. О чем это говорит? О том, что больше компьютеров, больше датчиков, больше АСУ. В лодке меньших размеров.

Получается, что главный враг «Ясеня-М» — это просто огромная нехватка пространства, заполненного жизненно необходимыми системами и механизмами.

Но это нормально для любой подводной лодки, с самых первых и до самых современных. Места никогда не было достаточно. Но в нашем случае сжатость систем порождает проблемы с их доводкой, отладкой и ремонтом.

Помните, как меняли «внезапно» вышедший из строя китайский дизель на одном из «Каракуртов»? Пришлось разрезать борт, чтобы извлечь двигатель.

Вполне возможно, что все проблемы «Казани» (в особенности) и «Новосибирска» были вызваны именно этими факторами, а именно сложностью в устранении всех недостатков и недоделок. Криво собрать у нас могут, а вот как это все выправить… Ну не зря же «Казань» три года на заводе практически провела больше времени, чем на испытаниях в море?

Возникает вопрос: насколько все печально? На самом деле, вчера казалось, что строительство подводных атомоходов – нечто такое незыблемое. И «Ясени» вкупе с «Бореями» станут, как и задумывалось, нашим подводным щитом.

У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

Источник: Минобороны России
Но мы пока отложим ответ на этот вопрос и пойдем к третьему участнику нашего обозрения.

К-329 «Белгород».

У нас снова проблемы? Кто-то рубит «Ясени» и топит «Посейдоны»

Носитель «Посейдонов», тоже не была принята. По ней вообще информации нет, поскольку лодка очень сильно засекречена. Она вообще-то принадлежит не флоту, а Главному управлению глубоководных исследований Минобороны. То есть, командует лодкой сам начальник Генерального Штаба РФ.

Это уже говорит о многом, а про лодку не говорит почти ничего.

Но о «Белгороде» и без того есть много информации, слишком долго строилась эта лодка. Изначально лодка строилась по проекту 949А, как ПЛАРК класса «Антей», то есть лодка, вооруженная крылатыми ракетами от «Гранита» до «Калибра».

Заложили «Белгород» в 1992 году, в июне месяце. И «строили» вплоть до 1994 года, когда К-329 была выведена из состава флота и законсервирована. И вспомнили о ней только в 2000 году, когда погиб «Курск». Лодку расконсервировали и начали достраивать.

В 2006 году стройка снова была остановлена.

В 2009 году начали рассматривать проект перестройки под проект 995М, то есть, «Ясень-М». Но в 2012 году перезаложили под неведомый проект 09852.

В итоге «Белгород» должен был войти в строй в 2020 году, но не случилось. В чем могла быть проблема?

Стоит начать с оборудования. Ракетного оружия теперь у лодки нет, голова о нем не болит. Лодку удлинили, за рубкой сделали отсек для «Клавесина», необитаемого подводного аппарата, носителем которого стала лодка.

В нижней части лодки сделали шлюз и захваты для глубоководной станции типа АС-31, теперь уже печально известной, как «Лошарик».

Ничего сверхъестественного, кроме того, что «Клавесина 2Р-ПМ» еще нет, а «Лошарика» уже нет.

Остается «Посейдон», носителем которого тоже является «Белгород».

С «Посейдоном» тоже тишь и благодать. По крайней мере, никаких известий о проведении успешных испытаний, несмотря на приличное количество анонсов и обещаний от различных лиц Минобороны, в качестве информации не поступало. Анонсы и авансы были, громких заявлений было, а вот отчетов полный ноль.

И из этого тоже можно сделать некоторые выводы.

«Клавесин» и «Лошарик» нельзя назвать новыми аппаратами. Все это давно известные подводные системы. В отличие от «Посейдона», вокруг которого действительно роятся вопросы.

Как хранится этот немаленький, размерами вдвое больше любой баллистической ракеты, аппарат?
Как обеспечивается радиационная безопасность ядерного реактора на борту лодки?
Как размещается и хранится боевая часть этой сверхторпеды?
Каким образом проводится обслуживание и запуск реактора «Посейдона»?
Какие требования предъявляются к самому «торпедному аппарату»?

Вопросов может быть втрое больше, только что толку? «Посейдон» — оружие новое, конструктивно весьма сложное и неотлаженное. Соответственно, просто не может не быть накладок и погрешностей, которые могут задержать ввод «Белгорода» в строй. К сожалению.

И тут оптимизм тает на глазах, поскольку у нас сегодня существуют проблемы с вполне отработанными технологиями. Что уж тут говорить о новом подводном аппарате? Все логично.

Но есть и еще одна мысль, которая не дает покоя. И она тоже имеет право на жизнь.

«Белгород» строился почти 30 лет. Точнее, со всеми задержками и «сдвигами вправо» сроков, он реально к тридцатилетней черте и подойдет. Постройка проходила далеко не в самые лучшие годы для промышленности страны. И как строили в 90-е, наверное, объяснять не стоит.

Велика вероятность, что у «Белгорода» начались проблемы не с новейшим «Посейдоном», а со старыми частями и механизмами лодки, которые были созданы до и сразу после консервации.

И тут мы налетаем именно на «ясеневые» грабли. То есть, лодка фактически построена, но начинаются отказы уже физически устаревших частей и механизмов, которым от 20 до 30 лет. И здесь не будет другого выхода, как опять применять тактику «Тришкиного кафтана» и пробовать заменять любыми способами все, что нужно.

Это даже более неприятный вариант, чем отказы «Посейдона» и всего с ним связанного.

В любом случае, 2020-й год показал, что проблемы у нас оказывается, существуют даже в строительстве подводных лодок. И это не внушает оптимизма, поскольку большинство реально верило, что хотя бы с подводным флотом у нас порядок. Увы, оказывается, что не совсем.

Предположения, которые были высказаны здесь, конечно, основаны на определенных домыслах. Но факт того, что три атомные субмарины на неопределенный срок «зависли» и не попадут на флот в любом случае свидетельствует только о том, что далеко не все у нас настолько хорошо, как хотелось бы.

Автор:Роман Скоморохов
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика