«Слово и дело»: почему так говорили доносчики на Руси

Доносчиков и осведомителей различного калибра всегда недолюбливали, но при этом в нашей стране издревле существовала целая служба, которая базировалась именно на доносах. Называлась она «Слово и дело государево» — абсолютно любой человек мог сообщить о правонарушении или преступлении и его бы обязательно выслушали. Для этого требовалось всего лишь крикнуть в людном месте: «Слово и дело».

Доносчики существовали всегда

Владимир Игнатов, исследователь и публицист, в своей книге «Доносчики в истории России и СССР», писал о том, что стукачи в нашей стране были, есть и будут. Причина заключается в их востребованности — пока будут существовать государственные органы, заинтересованные в информации о внутренних врагах, до тех пор будут существовать граждане, готовые стать осведомителями. Причём, как на платной основе, так и по «велению души».

Писатель отметил, что доносительство имеет многовековую историю в России. Ещё во времена Руси упоминаются «прискорбные склонности» народа к доносительству — об этом свидетельствуют записи иностранных путешественников.

Массовый характер стукачество приобрело во времена Ивана Грозного. Опричники сообщали царю, что князья и бояре плетут интриги, собираясь захватить власть, после чего дворян казнили, а их имущество отбирали. Доносили практически все и на всех — духовенство, служилые люди, купцы, простолюдины. Друзья доносили на друзей, родственники на родственников.

Династия Романовых

«Слово и дело государево» приобрело официальный статус после Смутного времени, как раз при утверждении во власти династии Романовых. Царь Михаил Федорович очень хотел пресечь абсолютно любые разговоры о Дмитрии, которого тогда считали единственным законным правителем.

Алексей Рощупкин, кандидат исторических наук, в своей статье «Слово и дело государево» отмечал, что стукачество было естественным для служилых людей во второй четверти XVII века. В те времена, новое правительство столкнулось с проблемой восприятия людьми Михаила Романова в качестве единственного Царя. Историк отметил, что именно в это время, в разных частях государства появлялись челобитные и грамоты в адрес самого царя и членов его семьи с «непригожими речами».

Проанализировав документы, А. Ю. Рощупкин заметил, что в рамках «Слова и дела государева» существовало два вида доносов: на крамольные речи в адрес царя и его семьи, а также о мздоимстве и преступлениях чиновников.

Различного вида донесениями стукачи иногда пытались решить собственные проблемы, либо же таким образом отомстить обидчикам. Некоторые дела были исключительно политическими, причем, довольно громкими. Так, зимой 1615 года в Белгороде боярский сын Иван Забусов написал донос на некого Сеньку Телятника, который якобы сказал «Здоров б де был царь Дмитрий». При разбирательствах обвиняемый заявил, что ничего не помнит, поскольку был пьян.

Схожий случай был по делу некоего Васьки Лося в 1627 году. Будучи в гостях у знакомого крестьянина, Васька стал петь песни про царя Бориса, чем несказанно напугал хозяина. Гости крестьянина пожаловались «куда следует» и Ваську Лося посадили в тюрьму.

В XVII веке было довольно мало грамотных людей, которые владели возможностью писать доносы на профессиональном уровне. Именно поэтому люди, которые хотели что-то сообщить, кричали в людном месте «Слово и дело», что привлекало внимание служилых, после чего следовало разбирательство. Между прочим, если человек знал о государственной измене или оскорблении царя и не донёс об этом, ему грозила смертная казнь.

На каждом углу по осведомителю

При царе Алексее Михайловиче сотрудничество властей с доносчиками значительно расширилось. Лучше всего дела обстояли в Москве: любое происшествие сразу же становилось известным представителям власти.

Доносчики были буквально везде. В Соборном уложении 1649 года прямо было сказано о наказании тех, кто не донёс о каком-то важном событии. Кстати, казнили за это тогда и родственников изменника, а их имущество отбирали.

Враги Царя и Отечества

Петр I Алексеевич, как известно, не следовал традициям и принципам русского государства, а ориентировался на европейские страны. Несмотря на это, борьбу с внутренними политическими противниками он вёл вполне привычными для России способами — доносы, пытки, казни.

В Артикуле воинском 1715 года говорилось, что такой вид казни, как четвертование полагается за любой вид измены государству и царю. При этом никаких действий производить не требовалось — человек был виноват уже за «токмо его воля и хотение к тому было». За оскорбление государя — отсекали голову. За бунт или возмущение — вешали. Чиновников наказывали по результатам коллективных жалоб, причём не только за коррупцию, а и за « непристойные и подозрительные сходбища и собрания».

Под пытками, разумеется, люди сознавались и в том, чего не совершали. Общее количество доносов возросло до такой степени, что Петру I пришлось даже с этим бороться. Доносчиков стали подробно допрашивать и открывать расследование только при наличии веских оснований. Именно в начале XVII было введено наказание за ложный донос.

Именно с тех времён доносы перешли в разряд тайных и уже никто не кричал на площадях: «Слово и дело». С распространением грамоты, доносы стали подаваться уже на бумаге, поэтому о «пароле стукачей» стали забывать.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика