Осуждать — нельзя, судить — можно

Суждение – это акт мышления. Дальше — ближе, больше — меньше… Это суждение. К примеру, вы покупаете ботинки сыну или внуку. И вот эти ботинки вы не покупаете, потому что они хуже и дороже, а эти покупаете, потому что они лучше и дешевле. Что вы здесь совершаете? Суждение. Осуждение и оправдание чего-то. Поэтому от суждения и осуждения отказаться невозможно.

Но если вы говорите о человеке плохо, называете бранными словами… Это как раз то, чего делать нельзя. «Я его знаю. Он – скотина. Он не спасется», — вот слова, характер мысли, который запрещен Евангелие. Я могу знать грехи человека, но я должен молчать, и должен сказать: «Я о нем суда не выношу».
Например, мне предлагают делать с человеком бизнес. А я знаю, что он вор, негодяй и сребролюбец. Я не буду с ним делать бизнес. Я знаю, кто он, и на основании своего знания я моделирую свою деятельность. Я не делаю с ним чего-то, но я не произношу вслух суда над ним. Я с ним не пойду. Почему — не ваше дело. В данном случае я совершаю внутренний суд, но не произношу осуждения.
Мы не можем не судить: меньше – больше, громче-тише, тепло-холодно… Но если ты будешь вслух произносить негативную информацию, то это будет грех, конечно. То есть вы имеете право вынести свое нравственное суждение о происходящем – что плохо, а что хорошо. Но вы не имеете права произносить вслух, заявлять на всю Вселенную, что-такой-то человек – проклятый грешник, и его место — в аду. Не ваше дело. Не ваш суд. Это суд Божий.
Для себя вы можете что-то решить, но не должны вслух произносить на всю Вселенную. А сами поступайте так, как вы для себя понимаете. Есть люди, с которыми нельзя идти в разведку. Есть люди, с которыми нельзя пить, например. Есть человек, который выпьет, к примеру, стакан и может поножовщину устроить. С ним нельзя за стол садиться. Я не пойду туда. Я не скажу – почему, просто не хочу. Я знаю, что с ним нельзя ни есть, ни пить, потому что через полчаса будет драка.
Сужу я в этом случае? Сужу. Но я сужу тайным судом и делаю выводы. А когда я осуждаю человека вслух, тогда я, нарушаю заповедь. Я произношу некие вещи, которые запрещены, потому что — не судья. Я сам – подсудимый.
В мире человек должен действовать. Действует человек на основании суждений. Суждение совершает различение: хороший-плохой, большой-маленький… Мы обязаны судить. Мысль – есть суд. Но произносить вслух мы не имеем права. Потому что судья –Бог. Вот такую тяжесть нам дал Господь.
Он не призывает, чтобы мы не различали красного и белого, земного и небесного… Евангелие призывает людей думать. Евангелие – не инструкция. В евангелие нет прямых инструкций. Она дает только рабочие принципы. А рабочие принципы даются для людей, которые умеют думать, и пытаются применить их в своей повседневной жизни.
Поэтому Евангелие – это книга, которая требует от человека максимальной ответственности с его стороны. Думай, человек, за тебя никто ничего не решил. Христос за тебя умер, но он за тебя ничего не решил. Как тебе себя вести с зятем, с соседом, с самим собой…
Христос не обязан тебе давать миллион инструкций… Как тебе фикус поливать, как с соседом ругаться, как с начальником мирится… Это ты уже решай сам, исходя из того, что Господь тебе сказал принципиально. В этом величие его. Бог – это же не свод законов. Он свободный. И ты делай, что хочешь.
А мы хотим, чтобы у нас были инструкции. Людям, конечно, хочется упорядочить свою жизнь. Но у православия шаблонов нет. Православие настолько широко… Что оно всегда выплескивается лучами своими за пределы любого формального закона. Таково православие! Не ищите прямых путей. В общем мы — люди путешествующие. По пустыне ходим…

Протоиерей Андрей Ткачёв
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика