Способна ли Россия противостоять США в гибридной войне

Способна ли Россия противостоять США в гибридной войне

Глобальное противостояние Советского Союза (России) с коллективным Западом и в последние десятилетия – с его лидером США никогда не прекращалось. Запад, убедившись, что в прямом военном столкновении победить Советский Союз и Россию невозможно, перешел к другой форме глобального противостояния – проведению холодной, а затем и гибридной войны.

Стратегия гибридной войны

Американцы отработали стратегию и тактику гибридных войн и апробировали в различных точках мира, добившись впечатляющих успехов. Если в классической войне основная цель – разгром противника и оккупация его территории, сопровождающиеся разрушением инфраструктуры и массовой гибелью населения, то в гибридной войне – это форма скрытого конфликта, протекающего в виде интегрированного политического, финансово-экономического, информационного и культурно-мировоззренческого противостояния, осуществляемого невоенными средствами.

При этом образуется сложная гибридная система, позволяющая поставить страну под внешнее управление за счет концентрированного давления в административно-политической, социально-экономической и информационно-психологической сферах. Без формального объявления войны информационными технологиями подвергаются атаке государственные, экономические, информационные и правоохранительные структуры государства.

Дезорганизуется государственное управление и к власти приводится марионеточное правительство. На завершающем этапе могут развернуться вооруженные столкновения с участием местных мятежников и наемников, поддерживаемых кадрами, оружием и финансами из-за рубежа и внутренними олигархическими, националистическими и псевдорелигиозными структурами. В некоторых случаях может начаться и военная оккупация.

В гибридных войнах происходит концептуальное цивилизационное противостояние не в идеологической, а культурно-мировоззренческой сфере. На стратегическом уровне операции гибридной войны охватывают внутреннюю и внешнюю политику, финансы и экономику страны, информационно-коммуникационную сферу, моральный дух армии и населения и прочие факторы, влияющие на способность нации к сопротивлению.

Основная цель такой войны – устроить хаос, разгромить и подчинить противника невоенными средствами. Проведение гибридных войн может быть успешным и провальным из-за факторов случайностей, не учета обстоятельств, местной специфики и устойчивости власти. Пример удачных реализаций таких операций – разрушение Советского Союза и госпереворот на Украине, а неудачных – попытка путча в Белоруссии.

Глобальная гибридная война США и их союзников против России заключается в ликвидации российской государственности, фрагментации страны и переводе отдельных ее частей под внешнее управление. Это ментальная война, американцы прямо признали, что русских невозможно победить силой, им надо навязать чужие ценности, и они сами себя победят. На этом и строится сегодня стратегия и тактика гибридной войны против России.

Внешние и внутренние факторы

Для успешного ведения гибридной войны необходимо наличие внешних и внутренних факторов, совокупность которых позволяет применить комплекс гибридных мер по разрушению государства.

Из внешних факторов – наличие государства-агрессора, готового и способного осуществить гибридную атаку на государство-мишень.

Из внутренних – слабость и неустойчивость власти, раскол властной элиты, наличие агрессивной оппозиции, недовольство населения действующей властью и готовность поддержать ее свержение. Слабость власти характеризуется ее невозможностью убедить население в своей легитимности, обеспечить экономическую стабильность и применить силу принуждения для подавления протестов.

В успешности проведения гибридной атаки немаловажное значение имеет наличие у государства ценностного целеполагания, предусмотренного государственной идеологией, определяющей цель, к которой стремится государство.

Например, целью США, оговоренной в официальной стратегии национальной безопасности, является достижение мирового лидерства в военной, экономической и ценностной сферах. Для этого разработаны необходимые средства и инструменты (технологии), позволяющие реализовывать поставленную цель. Все четко и понятно, а эта истинная цель прикрывается пропагандой о «продвижении демократии».

Если взять российское государство, то никакого целеполагания нет, более того, в Конституции запрещена любая идеология. Хорошо известно: при отсутствии идеологии и цели у государства ему стремятся навязать ценности противника, что и происходит уже десятки лет. К тому же Россия, в отличие от Советского Союза, не выдвигает никакой глобальной контридеологии, в противовес навязываемой либеральной западной идеологии, и такое государство на ментальном уровне легко победить.

Из внутренних факторов принципиальное значение имеет наличие движущих сил и социальной базы в обществе, готовых принять и поддержать условия гибридного нападения, без чего одержать победу в этой войне невозможно.

Движущей силой сноса власти, как правило, выступает часть политической, административной, военной, информационной и творческой элиты, недовольной существующей системой власти и стремящейся в силу разных обстоятельств разрушить систему. Она представлена несколькими группами:

– лидеры общественного мнения, отрицающие действующую политическую систему, историю и самобытность государства и населения и сознательно готовые отдать его в руки гибридного агрессора;

– недовольные своим положением в структуре власти компрадорские карьеристы, стремящиеся занять более высокое положение;

– хапуги, ставящие цель перераспределения собственности в своих интересах;

– агенты влияния, работающие на западные спецслужбы;

– компрадорский бизнес, ориентированный на агрессора, а не на развитие собственного государства.

Эти группы, отстаивая свои корыстные интересы, совместно с агрессором целенаправленно формируют и финансируют «полевые» структуры, реализующие план по развалу управления государством. К ним можно отнести:

– партии и общественные организации, дискредитирующие государственность и навязывающие западные ценности;

– ангажированные СМИ и сетевые структуры, распространяющие порочащую государство и власть лживую информацию;

– сеть зарубежных некоммерческих организаций;

– группы провокаторов и боевиков для организации массовых беспорядков.

Социальной базой для поддержки гибридной атаки, имитирующей массовость народного протеста, могут стать идейные противники существующего строя, обманутые пропагандой и жаждущие перемен граждане, недовольные своим экономическим и социальным положением слои общества, молодежные и этнические группировки, проплаченные провокаторы и люмпенизированные отбросы общества.

Хорошо спланированная и направляемая из-за рубежа пропагандистская кампания через подконтрольные СМИ, НКО, сетевые структуры и блогеров может планомерно и целенаправленно разлагать общество, дискредитировать власть, размывать ценностную основу государства и навязывать свои ценности.

Массированная пропаганда формирует в обществе образ врага в лице действующей власти и создает впечатление, что большинство общества придерживается навязываемой идеологемы. Большинство начинает солидаризироваться с мнением активного меньшинства и втягиваться в поддержку готовящегося путча, создавая массовость народного протеста.

На завершающем этапе в действие вступают подготовленные группы боевиков и провокаторов, которые организуют столкновения с правоохранителями с целью вызвать силовое противодействие и жертвы среди протестующих. При необходимости подключаются силы специальных операций агрессора с проникновением в страну диверсионных групп. Организуются массовые убийства среди протестующих с обвинением в этом властей, захватываются ключевые объекты и оружие и начинается формирование из числа боевиков и уголовников иррегулярных формирований для вооруженного противостояния с силовыми структурами. Точно по такой схеме произошел госпереворот на Украине в 2014 году.

При таком развитии ситуации большое значение имеет устойчивость властных и силовых структур. Властные политические и административные структуры всегда неоднородны: там и идейные сторонники действующего режима, пристроившиеся карьеристы и противники режима, работающие на его уничтожение.

Идейные сторонники до последнего будут отстаивать режим, поскольку при его падении они потеряют все. Карьеристы, как только увидят неустойчивость режима и возможность его падения, сразу же начнут перебегать на сторону противника и предлагать свои услуги.

Противники изначально будут работать на падение режима, приход к власти своих единомышленников и встраивание в новую власть на лидирующих позициях.

Таким образом, устойчивость власти будет определяться соотношением ее идейных сторонников и противников, которые в решительный момент могут склонить политическую чашу весов в ту или иную сторону.

Без поддержки силовых структур никакая власть удержаться не может, они ориентируются на политические силы, обеспечивающие устойчивость государства, так как это гарантия их положения в обществе. Силовики также представлены разными группами: высшим командным составом, средним звеном и рядовым сотрудниками. Высшие эшелоны ориентированы на власть, поскольку обязаны ей своей карьерой и положением в обществе, а кто-то обременен и коррупционными связями. Среднее звено и рядовой состав исполняют приказы и при устойчивости власти являются ее опорой.

При росте локальных протестов местные силовики могут отказаться от исполнения приказов и, когда протесты будут превышать их оперативные возможности, они начнут задумываться, на кого опираться и ориентироваться. При массовых выступлениях, когда власть зашатается, могут быть переходы части силовиков на сторону протестующих или занятия нейтральной позиции.

Высший эшелон отлично понимает, что их подчиненные представляют собой общество со всеми его проблемами, и в случае чего они вместо выполнения приказов могут прийти за арестом или ликвидацией руководства. Так что силовики – опора власти, когда она сильная и устойчивая, при ее ослаблении их лояльность резко падет.

Российская специфика

Представленная схема начала возможной гибридной войны, как и вероятные сценарии ее развития, типична и для России. Она была и остается геополитическим противником Запада, против нее всегда велась гибридная война с переменным успехом, и атаки Запада и внутренней пятой колонны неизбежны. Попытки расшатать власть с помощью «белоленточников» с Болотной площади и недавние протесты за Навального успешно отражены, но война на этом не закончилась.

В этой связи встает вопрос, способна ли российская власть парировать неизбежные угрозы, и насколько она устойчива? Если рассматривать движущие силы гибридной войны, то в России они есть. Сложившаяся политическая система несовершенна и не соответствует тенденциям и настроениям, требующих перемен, в обществе, а систему пытаются законсервировать.

Правящий класс расколот и характеризуется противостоянием элитных группировок, они разнородны и преследуют порой диаметрально противоположные интересы. Патриотическое крыло стремится усилить государство и его роль на международной арене. Они сплочены вокруг президента, в основном это силовики, руководители госкорпораций и придерживающийся той же линии национальный капитал.

Прозападные либералы, захватившие командные посты в финансово-экономическом блоке и блокирующие вложение средств в реструктуризацию российской экономики, пытаются сохранить свои позиции и не допустить демонтажа сложившейся в 90-е системы. Они находятся во власти и не скрывают своих целей, например, недавно Кудрин заявил и необходимости начала нового этапа приватизации, и это при том, что с Чубайса еще сполна не спросили за предыдущие грабительские этапы, которыми он демонстративно гордится.

Мощная группировка компрадорского крупного бизнеса, высшего и среднего чиновничества, ориентированная на Запад и хранящая там свои капиталы, при малейшем ослаблении властных структур сразу же переметнется к противнику. Так что, в случае гибридной агрессии, раскол элиты неизбежен. Правящая партия при формально высокой поддержке не пользуется авторитетом у населения, все держится на президенте. Оппозиция беззубая и подчинена власти, влиятельных патриотических сил нет.

При этом подавляющая часть общества едина в неприятии установившейся в 90-е годы либеральной модели с колоссальным социальным расслоением и присвоением значительной части национальных богатств небольшой кучкой алчных компрадоров. В обществе преобладают идеологические тенденции обеспечения социальной справедливости, национально-державной идентичности и суверенитета России и готовности защищать его.

Следует отметить, что «полевые» структуры агрессора в значительной степени зачищены. Западные НКО и их российские агенты взяты под контроль и работают в основном из-за рубежа. Отечественные СМИ под контролем государства, но там довольно много «спящих» сторонников агрессора, исподволь проводящих прозападную либеральную агитацию и разжигающих гибридную войну.

Националистические, профашистские и либеральные движения маргинальны, не пользуются поддержкой и не смогут стать реальной полевой движущей силой. Боевики жестко пресекаются, и их практически нет, в основном на национальных окраинах имеются маргинальные националистические структуры, подпитываемые из-за рубежа.
Силовики верны присяге и готовы защищать государство, и в состоянии подавить локальные антигосударственные протесты, но при массовом народном недовольстве властью они вряд ли пойдут на его подавление.

Все это говорит о том, что у прозападной либеральной элиты нет возможности самостоятельно захватить власть, она может попытаться сделать это только при гибридной поддержке Запада. В этом случае для организации эффективного противостояния вероятной гибридной агрессии необходима будет консолидация всех здоровых сил общества, включая патриотическую часть элиты, силовые структуры и национальный бизнес, на которые будет ориентироваться значительная часть общества.

Для такой консолидации требуется общая идеологическая компромиссная платформа, вокруг которой могут объединиться российские патриоты разных политических взглядов на основе четкой идейно-мировоззренческой программы социального устройства и восстановления страны с обоснованием, какое общество мы собираемся построить и раскрытием образа будущей России.

Такой платформы сегодня нет, ее предстоит разрабатывать и объединять патриотические круги, доказывая обществу, что именно такая идеология отвечает образу будущего России и устремлениям ее народа.

Только в таком случае российское общество и патриотическая элита может консолидироваться, удалить компрадорское наследие 90-х в лице прозападной либеральной элиты и успешно противостоять западной гибридной агрессии.

Автор:Юрий Апухтин
Использованы фотографии:yandex.ru
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика