Идеология Победы Сталина

Идеология Победы Сталина

Приближается праздник 9 мая – 76-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне.

Решающий вклад в Победу внесла Красная армия, вооруженная передовой военной техникой того времени. Но эта Победа была бы невозможна без соответствующего идеологического обеспечения, без формулирования ценностных идейных смыслов, вооруживших бойцов РККА (солдат, командиров и политработников) уверенностью в правоте своего дела.

Огромный вклад в идеологию Победы внесли выдающиеся советские писатели и поэты – Константин Симонов, Алексей Толстой, Илья Эренбург, Александр Твардовский и многие другие.

Дух Победы

Но важнейшие принципы нового идеологического подхода в условиях начавшейся величайшей войны были сформулированы в выступлениях и обращениях Верховного главнокомандующего, председателя Государственного Комитета Обороны, председателя Совнаркома и генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина.

Все эти важнейшие для понимания идеологической работы положения содержатся в сборнике И. Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза», изданном в 1947 году. В этот сборник включены важнейшие для понимания этих новых подходов тексты. Начиная с выступления по радио от 3 июля 1941 года, известного словами «братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои», и заканчивая знаменитым тостом «За русский народ».

Уже в своем первом выступлении от 3 июля 1941 года Сталин подробно объясняет обществу – не было ли ошибкой заключение с гитлеровской Германией пакта о ненападении, поскольку Германия его нарушила и вероломно напала на нашу страну. Сталин объясняет, что, заключив с Германией пакт о ненападении, мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора лет и возможность подготовки своих сил к отпору, если бы Германия рискнула бы напасть на нашу страну, вопреки пакту. Признавая, что Германия, совершив вероломное нападение, добилась тактического преимущества на фронте, но она, полагал вождь, «проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира как кровавого агрессора».

Давая характеристику природе начавшейся войны, Сталин отмечает:

«Дело идет о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, разрушении государственности народов СССР».
Он формулирует не только основные тактические задачи борьбы с противником, чтобы обескровить и измотать его, оставляя ему разрушенную инфраструктуру, но и определяет стратегические цели борьбы, называя войну – Отечественной!

«Целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за независимость, за демократические свободы»,
– провозглашает Сталин.

Обращаем внимание, что коммунистический лидер не говорит о классовой борьбе, мировой пролетарской революции, поддержке революционной борьбы рабочих в других странах или борьбе против капитализма, как можно было ожидать. Задача формулировалась так:

«идея защиты своего Отечества… должна породить и действительно порождает в нашей армии героев, цементирующих Красную Армию».
Существовал еще один важный вопрос, на который подробно ответил вождь. С кем ведет войну СССР, что за политическую идеологию и систему ценностей исповедует гитлеровская Германия, и какой порядок она хочет установить? В своем докладе, посвященном 24-ой годовщине Октябрьской революции, Сталин подробно объясняет, кто такие германские национал-социалисты, почему они так себя называют и кем являются в действительности. В этой речи Сталин дает свое определение идеологии германского нацизма – гитлеризма и социальной природе НСДАП.

Сталин утверждает, что гитлеровская партия не может считаться не только социалистической, но и националистической. Она могла быть националистической пока гитлеровцы занимались собиранием немецких земель, но после того, как германские фашисты поработили многие европейские нации и стали добиваться мирового господства, гитлеровская партия превратились в партию империалистическую, выражающую интересы германских банкиров и баронов. Доказывая, почему гитлеровская партия является реакционной политической силой, лишившей рабочий класс и народы Европы элементарных демократических свобод, Сталин не ограничивается этим, а выступает как защитник либеральных политических систем своих союзников.

Сталин опровергает важнейший тезис геббельсовской пропаганды о социальной природе режимов буржуазной демократии в Великобритании и США, как плутократических, замечая, что в этих странах действуют рабочие партии, профсоюзы, существует парламент, а в Германии данные институты отсутствуют. Он напоминает что «гитлеровцы так же охотно устраивают средневековые еврейские погромы, как устраивал их царский режим».

И вот определение, которое Сталин дает НАСДАП.

«Гитлеровская партия – есть партия врагов демократических свобод, средневековой реакции и черносотенных погромов».
Сталин также высмеял попытки геббельсовской пропаганды сравнивать Адольфа Гитлера с Наполеоном Бонапартом. Во-первых, он напомнил о судьбе Наполеона и его завоевательного похода на Россию, а во-вторых, обратил внимание на тот факт, что французский император представлял силы социального прогресса для своего времени, тогда как Гитлер олицетворяет силы крайней реакции и мракобесия.

Код Победителей

Важным элементом идеологии Победы была патриотическая риторика и апелляция к знаковым фигурам русской истории. В этом же докладе Сталин произносит исторические слова:

«И эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова».
Нередко политику Сталина в годы войны пытаются представить как отказ от коммунистической идеологии, марксизма и ленинизма. Это ошибочная точка зрения, где желаемое этими авторами выдается за действительное.

Хотя сталинская интерпретация «диктатуры пролетариата» имела свои особенности, также как и созданная вождем авторитарная система управления. Однако с полным правом можно говорить о восстановлении в рамках официальной идеологии исторической преемственности всей русской истории. И эта новая идеологическая политика, инициатором которой, безусловно, являлся Сталин, началась вовсе не с началом войны, как иногда пишут, а еще во второй половине 30-х годов, когда были сняты знаковые патриотические фильмы о полководце Суворове, Александре Невском, Минине и Пожарском. Эти важнейшие исторические фигуры были фактически реабилитированы и возвращены в пантеон национальных героев.

С 1934 года, как известно, было восстановлено преподавание истории в школах, как полноценного предмета, охватывающего в том числе всю историю России. В постановлении Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 16 мая 1934 года «О преподавании гражданской истории в школах СССР» было в частности сказано:

«Вместо преподавания истории в живой занимательной форме с изложением событий и фактов в хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей учащимся преподносят абстрактные определения общественно-экономических формаций, подменяя таким образом связное изложение истории абстрактными социологическими схемами».
Это постановление стало важным шагом в отказе от господствовавших до этого догматических интерпретаций марксистских концепций в советской исторической науке и школьном образовании. Сталин, в отличие от ряда других вождей большевистской партии, не противопоставлял ценности государственного патриотизма коммунистической идеологии, а соединял их.

7 ноября 1941 года на знаменитом параде на Красной площади в Москве, когда войска прямо с парада уходили в бой на защиту столицы нашей родины, Сталин закончил свою речь так:

«Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, попавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии! Война, которую вы ведете – есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова»!
И здесь возникает одна интересная параллель.

Дело в том, что с началом войны – буквально 22 июня 1941 с обращением к православным верующим выступил местоблюститель патриаршего престола РПЦ Сергий Страгородский. Он охарактеризовал доктрину германского фашизма как последовательно антихристианскую. В его тексте были и такие слова:

«Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину».
И заканчивается его обращение уверенным утверждением:

«Господь дарует нам Победу!»
Об этом обращении Сергия Сталин, конечно, был осведомлен и оценил его идеологическое значение. А 4 сентября 1943 года историческая встреча Сталина с высшими иерархами православной церкви положила начало официальному восстановлению православия при определенной поддержке советского государства. Что было трудно себе представить до войны, в 30-е годы, в период тотальной борьбы с религией, когда осуществлялась объявленная коммунистической партией с 1932 года так называемая безбожная пятилетка.

Иногда утверждают, что Сталин в годы войны сознательно отказался от идеологии пролетарского интернационализма в пользу идеи национального патриотизма. Скорее, надо говорить об отказе от иллюзий, свойственных политике Коминтерна, надежд на европейскую коммунистическую революцию и слепой веры в германский рабочий класс как революционный авангард на европейском континенте. Не случайно, отвечая на вопрос английского корреспондента агенства «Рейтер» г. Кинга от 28 мая 1943 года по поводу решения о роспуске Коммунистического Интернационала, Сталин, в частности, объяснял так этот неожиданный шаг.

Роспуск Коминтерна «облегчает работу патриотов свободолюбивых стран по объединению всех прогрессивных сил независимо от их партийности и религиозных убеждений в единый национально-освободительный лагерь – для развертывания борьбы против фашизма».
Сталин подчеркивал, что источником подвигов народа является «горячий животворный советский патриотизм». В докладе председателя Государственного Комитета Обороны на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями г. Москвы 6 ноября 1944 года, посвященном 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, подчеркивается принципиальное различие идеологических ценностей советского общества и германского фашизма.

«Немецкие фашисты избрали своим идеологическим оружием человеконенавистническую расовую теорию в расчете на то, что проповедь звериного национализма создаст материально-политические предпосылки господства над порабощенными народами. Однако политика расовой ненависти, проводимая гитлеровцами, стала на деле источником внутренней слабости и внешнеполитической изоляции немецко-фашистского государства»,
– отмечает Сталин. И делает вывод. В ходе войны гитлеровцы понесли не только военное, но и морально-политическое поражение.

«Утвердившаяся в нашей стране идеология равноправия всех рас и наций, идеология дружбы народов одержала полную Победу над идеологией звериного национализма и расовой ненависти гитлеровцев».
Сталин подчеркивает, что

«гитлеровская клика своей людоедской политикой восстановила против Германии все народы мира, а избранная немецкая раса стала предметом всеобщей ненависти».
В то же время Сталин, в отличие от ряда известных западных политиков и журналистов, никогда не обвинял немецкий народ в целом за преступления режима национал-социалистов и не скатывался на позиции этнического национализма и враждебности к немцам, как к народу, а к Германии – как к стране и государству. Хорошо известна его фраза из Приказа Народного комиссара обороны от 23 февраля 1942 года к очередной 24-й годовщине создания Красной армии:

«Гитлеры приходят и уходят, а германский народ, а германское государство – остается».
Сталин также решительно воспротивился идее расчленения поверженной Германии на несколько малых государств. Подобные предложения о возвращении Германии к ситуации раздробленности, как было до ее объединения во времена железного канцлера Отто фон Бисмарка во второй половине ХIХ века, выдвигала, как известно, Великобритания и ее лидер – премьер Уинстон пк.

Сталин видел силу Красной армии как раз в том, что у нее «нет и не может быть расовой ненависти к другим народам, в том числе и к немецкому народу». А слабость германской армии состоит в том, что она своей «идеологией расового превосходства снискала ненависть народов Европы»!

«Не следует, кроме того, забывать, что в нашей стране проявление расовой ненависти карается законом»,
– подчеркивал Сталин.

Тост за здоровье народа

Выступая на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной армии 24 мая 1945 года, маршал И. Сталин произнес свой знаменитый тост за здоровье русского народа, вызвавший ликование всех присутствующих. Он сказал:

«Я поднимаю свой бокал за здоровье русского народа, потому что он заслужил в этой войне общее признание – как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны».
Признав определенные ошибки своего правительства в начале войны, Сталин выразил признательность русскому народу, поверившему его руководству, и подчеркнул:

«И это доверие русского народа советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую Победу над врагом человечества – над фашизмом!»

Автор:Борис Романов
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика