Тайные общества будущих декабристов и их программы

Тайные общества будущих декабристов и их программы

Обложка: «Русская правда»

Товарищ, верь: взойдёт она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!
(К Чаадаеву. А.С. Пушкин)
История первого в России выступления против самодержавия. В нашем прошлом материале про декабристов мы расстались на том, что Союз благоденствия самораспустился. Однако на его основе весной 1821 г. в России возникли уже сразу две крупные тайные организации: Южное общество во главе с Павлом Пестелем на Украине и Северное общество, которым руководил Никита Муравьёв, в Петербурге. Считается, что более революционным было Южное общество, тогда как Северное было скорее умеренным.

Чем организация заговорщиков отличается от организации революционеров?

Тут важно отметить, чем организация заговорщиков отличается от организации революционеров. Заговорщики не планируют изменения общественного строя. То есть в их планы входит устранение монарха, которого можно ослепить, постричь в монахи, удавить и даже скрыть в тюрьме под железной маской. А вот заговор революционеров интереснее. Тут обязательно имеет место программа переустройства общества, разрыв постепенности, быстрый переход от одной фазы развития государства и страны к другой. Были такие программы и у Южного, и у Северного обществ. У Южного это была «Русская правда» Пестеля, которую как целеполагающий документ члены общества приняли на съезде в Киеве в 1823 г. А у Северного – «Конституция» Муравьёва. Правда, у «северян» по отношению к ней было достаточно много разногласий, что ослабляло позиции общества. Рассмотрим обе эти программы…

«Русская правда» Пестеля

В своей «Русской правде» Пестель исходил из революционной в то время идеи верховенства власти народа над властью правителя. Он писал:

Народ российский не есть принадлежность какого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть принадлежность народа, и оно учреждено для блага народного, а не народ существует для блага правительства.
Замечательные слова – всем бы нам и всегда их помнить! Пестелю новая Россия виделась неделимой республикой, имеющей сильную централизованную власть. Федеративное государственное устройство им отвергалось на том просто основании, что

«частное благо области» не столь важно, сколь «благо всего государства»…
Образцом демократического правления обновлённой России Пестель считал народное вече Новгородской республики. Но поскольку вече со всей России собрать было явно невозможно, он предлагал разделение России на области, губернии, уезды и волости, в которых все совершеннолетние граждане мужского пола с 20 лет имели бы право голоса и участвовали в ежегодных «народных собраниях», избирая делегатов для представительства на более высоком уровне управления.

Предполагалось, что все граждане имели бы право избирать и быть избранными в любые органы государственной власти на основе не прямых, а двухступенчатых выборов. Сначала волостное народное собрание выбирает депутатов в уездные и губернские собрания, а уже представителей – на «самый верх». Верховным законодательным органом новой России должно было бы стать Народное вече, избираемое на пять лет. Только оно принимало бы законы, объявляло войну и заключало мир. Распустить его не мог никто. Соответственно, верховным исполнительным органом у Пестеля была Державная дума из пяти человек, так же избиравшаяся на пять лет из депутатов Народного веча.

Власть, считал Пестель, нуждается в том, чтобы её контролировали. Поэтому, чтобы и Народное вече, и Державная дума за установленные законом рамки бы не выходили, он придумал контрольный орган – Верховный собор, состоявший из 120 «бояр», которых следовало выбирать на их должность пожизненно.

Крайне негативно Пестель относился и к крепостному праву:

Обладать другими людьми есть дело постыдное… противное законам естественным… Рабство в России должно быть решительно уничтожено…
Крестьян следовало, по его мнению, освободить, дав им землю и закрепить за ними также все права гражданства. Военные поселения требовалось уничтожить (видимо, уж очень они дворянам не нравились, если это требование попало даже в такую серьёзную программу), а всю отведённую под них землю опять-таки отдать крестьянам в свободное землепользование. Причём землю в государстве следовало разделять на «землю общественную», принадлежащую волостному сообществу, которая не могла быть продана ни при каких обстоятельствах, и «землю частную». Общественная земля делилась на участки и выдавалась членам волостного сообщества в пользование сроком ровно на год, а затем либо оставалась за этим же человеком, либо передавалась тому, кто мог бы ей распорядиться лучше.

Земли же частные будут принадлежать казне или частным лицам, обладающим оными с полною свободою… Сии земли, будучи предназначены для образования частной собственности, служить будут к доставлению изобилия.
Вот так и никак иначе считал Пестель, и надо сказать, что все его предложения были вполне разумны и достаточно легко осуществимы.

Предложил Пестель также и новую систему налогообложения, рассчитанную на всемерную поддержку предпринимательства. Все выплаты натурой, по его мнению, следовало заменить взимаемыми деньгами. Налоги должно было

взимать с имущества граждан, а не с лиц оных.
«Русская правда» решала и национальный вопрос, всегда остро стоявший в России. По мнению Пестеля, независимость имеют лишь сильные нации, способные в одиночку противостоять иноземным захватчикам. Для малых же народов и лучше, и полезнее, если

они соединятся духом и обществом с большим государством и совершенно сольют свою народность с народностью господствующего народа…
Но он же подчёркивал, что люди, независимо от их расовой и национальной природы, равны друг перед другом от природы, вследствие чего великий народ, подчиняющий себе малые, не может и никоим образом не должен своё превосходство использовать в целях угнетения оных.

Интересно, что Южное общество открыто признало своей опорой армию и видело в ней решающую силу революционного переворота. Членами Общества планировался захват власти в столице, после чего следовало заставить царя отречься от престола. Соответственно новым целям изменилась и организация Общества: в него теперь принимали только военных, дисциплина внутри Общества ужесточалась; а все его члены должны были безоговорочно подчиняться Директории – избранному руководящему центру.

Но задавал тон в Обществе главным образом именно Пестель. Декабрист Н.В. Басаргин вспоминал потом, что во всех дебатах первенствовал Пестель:

Его светлый логический ум управлял нашими прениями и нередко соглашал разногласия.

«Конституция» Муравьёва

В Северном обществе столь жёсткого диктата не было. Все вопросы обсуждались за столом на обедах у Н. Муравьёва либо на завтраках у Рылеева, то есть приятное совмещалось с полезным. Были и умеренные и радикалы. Первые поддерживали «Конституцию» Муравьёва, тогда как радикалы и среди них Рылеев, братья Бестужевы, Оболенский, Пущин и ряд других заговорщиков вдохновлялись «Русской правдой» Пестеля. Полемики было много, а вот жёсткой дисциплины весьма мало. Главную роль в Обществе всё же играл К. Рылеев. Умел он людей убеждать и тем привлекал в него всё новых и новых «вольнодумцев».

Оба общества поддерживали между собой тайные сношения, а по весне 1824 г. Пестель лично съездил в Петербург и там попытался договориться об их объединении в одну организацию. Однако «северянам» многие положения «Русской правды» пришлись не по вкусу. Несмотря на это, удалось договориться о главным – одновременном выступлении и на севере, и на юге уже летом 1826 г.

Планам революционеров не суждено было осуществиться. Ситуация междуцарствия подтолкнула активных членов Северного общества к тому, чтобы принять решение о немедленном выступлении в столице. Действовать северянам пришлось в изоляции от их южных единомышленников. Разгром восстания на Сенатской площади и выступления Черниговского полка на юге положил конец декабристским организациям. Выработанные декабристами основы освободительной борьбы, конституционные проекты и организационный опыт сыграли значительную роль в воспитании последующих поколений борцов с самодержавием.

Что же касается «Конституции» H.М. Муравьёва, то она была написана на основе западноевропейских, американских и русских законодательных документов, причём последний из её вариантов был написан 13 января 1826 г. (то есть уже после поражения восстания) по требованию Следственного комитета в каземате Петропавловской крепости.

Во вступлении к ней Муравьёв заявлял следующее:

Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства. Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя.
Будущая Россия, считал Муравьёв, должна быть федеративным государством, состоящим из крупных административных единиц – в последнем варианте названных «провинциями», и правом самостоятельного решения всех своих внутренних дел.

Высшим законодательным органом власти должно было бы стать Народное вече, напоминающее по своей организации и функциям Конгресс Соединённых Штатов Америки и состоящее из двух палат: Палаты представительной и Верховной думы. Первая выражает волю всего народа, вторая – отдельных административных единиц. Высшая же исполнительная власть в обновлённой России должна была, как и раньше, принадлежать императору, причём «знание» это по-прежнему учреждалось наследственным. Но император, по Муравьёву, должен был стать «верховным чиновником Российского правительства», а отнюдь не самодержцем, и его функции быть сродни функциям американского президента.

Провозглашалась свобода слова и печати:

Всякий имеет право излагать свои мысли и чувства невозбранно и сообщать оные посредством печати своим соотечественникам.
…свобода вероисповедания, полное равенство всех граждан перед лицом закона, неприкосновенность личности, священное право собственности и, что очень важно, суд присяжных. Судебная система Муравьёвым была позаимствована у англичан.

Что касается крепостного права, то в Конституции Муравьёва было прямо сказано:

Раб, прикоснувшийся земли Русской, становится свободным…
Вот только земельные угодья ни у помещиков, ни у Церкви Муравьёв отбирать не собирался. Поселянам, то есть крестьянам, предполагалось выделять земельные наделы в размере двух десятин на каждый крестьянский двор. Зато они получали право покупать землю в потомственное владение. Так что, если кому-то земли не хватало, он вполне мог её купить. А деньги? Деньги взять в кредит!

Вот такие для царской России и были программы у декабристов севера и юга России. Но чтобы претворить их в жизнь, требовалось самое главное – взять власть в свои руки. И дело к тому шло. Но, как всегда, в человеческие планы вмешался Его Величество Случай!

P.S. Книга для дополнительного чтения: Н.В. Басаргин. Воспоминания, рассказы, статьи. – Восточно-Сибирское книжное издательство, 1988 г.

Продолжение следует…

Автор:Вячеслав Шпаковский
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика