Святитель Лука Крымский и Мордовия

Святитель Лука очень тесно связан с Мордовией, но его исповеднические подвиги к этой республике отношения не имеют. Всем известно, что блистательный выпускник Киевского университета Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий вначале предпочел карьере учёного тяжёлую работу земского врача.

Святитель Лука Крымский и Мордовия

«…Я изучал медицину с исключительной целью быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям», – писал в мемуарах святитель Лука. Правда, вначале ему выпало испытание даже похлеще, чем работа «мужицкого врача» — после университета Валентин Феликсович поступил в госпиталь Киевского Красного Креста, который базировался во время войны с Японией недалеко от Читы. Там заведовал хирургическим отделением и получил серьёзную практику. А вот после этого будущий архиепископ оказался в нашем Ардатове – маленьком уездном городке, который до революции и советской территориально-административной реформы относился к Симбирской губернии. До недавнего времени ардатовский период в биографии архиепископа Луки был освещён скудно. Большую работу по изучению пребывания исповедника на Мордовской земле провели во-первых, внук архиепископа — известный академик-экономист Владимир Лисичкин, во-вторых, заведующий Ардатовским филиалом Мордовского объединенного республиканского краеведческого музея Зинаида Киушкина.
На основании трех архивных документов она смогла восстановить месяцы пребывания Валентина Феликсовича в Ардатове: с февраля по ноябрь 1905 года.
— К моменту приезда Валентина Феликсовича Ардатовская больница, по меркам тех лет, относилась к разряду средних, — объясняла Зинаида Ивановна. — Кроме амбулатории, у нее был стационар на 35 коек. По ритму и темпу работа земского врача мало отличалась от работы военно-полевого хирурга. 14-16- часовой рабочий день, те же стоны и страдания измученных болезнью людей. Разница лишь в том, что единственному врачу приходилось быть и акушером, и педиатром, и терапевтом, и окулистом, и хирургом.
Войно-Ясенецкий относился с особой требовательностью к работе. Судя по его поступкам, он вообще не терпел компромиссов. Позже, в епископском сане, он многократно будет резко отвергать предложения следователей-чекистов и партийных чиновников на местах ссылок отказаться от священства в обмен на смягчение приговора. Приходил на областные совещания врачей в архиерейском облачении, перед операцией осенял крестным знамением себя, ассистентов и даже пациентов. Когда в Туруханске ему запретили совершать богослужения, проповедовать и даже преподавать благословение, архиерей сразу написал заявление об увольнении из больницы. А с пришедшей на приём женой председателя крайисполкома с ребёнком произошёл ещё более показательный случай. На вопрос, как зовут мальчика, женщина ответила: «Атом». «А что поленом не назвали?» — не моргнув глазом ответил архиепископ-хирург. Этот случай тоже внёс свою лепту в высылку архиерея ещё севернее, за Полярный круг. Святителя иногда пытались привлечь экспертом на постановочных судебных процессах по делам врачей-вредителей. Но архиепископ открыто вставал на защиту безвинных коллег, а на одном из заседаний состоялся знаменитый диалог с чекистом Петерсом:
«— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете? Отец Валентин (на тот момент он был иереем) ответил:
— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?
Следующий вопрос:
— Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего Бога?
— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил».
Но о гонениях на святителя Луку, о его твёрдости и подвигах можно писать много, к тому же, очень подробно они описаны в житии и биографиях. А тогда на Мордовской земле, в самом начале ещё только врачебного, а не священнического или научного пути, Валентин Феликсович со всей своей прямотой предъявлял высокие требования к персоналу ардатовской больницы.
Святителя Луку Крымского, исповедника, почитают по всей стране. В конце 2014 года митрополит Саранский и Мордовский Зиновий освятил храм в честь святого врача в самом центре Саранска. Иконы святителя Луки хранятся во многих приходах Мордовии, в том числе, и в Кафедральном соборе святого праведного воина Феодора Ушакова.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика