Халатность без капремонта равна фонтану нефти в Черном море

Халатность без капремонта равна фонтану нефти в Черном море

На этой неделе в правительстве назвали главную причину произошедшего 7 августа масштабного разлива нефти под Новороссийском. Вице-премьер Виктория Абрамченко назвала основным фактором «многолетнюю эксплуатацию без капитального ремонта», в то же время генеральный директор Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Николай Горбань ранее винил во всем «заводской брак гидрокомпенсатора выносного устройства для погрузки нефти на танкер».

Надо сказать, в КТК вообще много всего говорили по поводу аварии. В частности, первоначально после новости о залповом выбросе нефти во время закачки на греческий нефтяной танкер «Minerva Symphon» в шести километрах от берега в районе Южная Озереевка, в компании заявили о загрязнении всего 200 кв. м акватории Черного моря и разливе 12 кубических метров нефти. Более того, вскоре КТК отчитался, что уже «к утру 8 августа ситуация была нормализована и не представляла опасности для местного населения, флоры и фауны Черного моря», в компании даже похвастались, что «локализовать разлив и ликвидировать его последствия в кратчайшее время позволило повышенное внимание к вопросам обеспечения безопасности производства и готовности к чрезвычайным ситуациям».

Впрочем, глава Росприроднадзора Светлана Радионова 10 августа назвала аварию знаковой и заметила, что в плане цифр пока остается надеяться на добросовестность компании. «Произошла она в результате простых халатных действий, здесь не было сбоя оборудования или нештатной ситуации. Люди просто не проследили за своими прямыми обязанностями, и получили фонтан нефти, который бьет посреди акватории Черного моря», — цитировал ее «Интерфакс».

11 августа Институт космических исследований Российской академии наук (РАН) сообщил, что площадь разлива нефтепродуктов в районе Новороссийска в 400 тысяч раз больше, чем заявил КТК. Неплохой разброс данных, не правда ли?

«По расчетам, разлив значительно больше заявленного, поскольку площадь нефтяного загрязнения составила на момент радиолокационной съемки почти 80 кв. км. Нефтяное пятно 8 августа было вытянуто от берега в открытое море на расстояние 19 км», — сообщал «Интерфакс».

«Специалистам с самого начала было понятно, что это ложь: нефть в танкеры подаётся со скоростью 5 тыс. тонн в час, т. е. примерно 1,5 тонны в секунду. Даже за 5 секунд такой фонтан выплеснул бы в море около 6 тонн нефти, а на перекрытие рукава явно ушло намного больше времени», — писало о первых «смягченных» данных от КТК сетевое издание «Версия».

«Вечером 7 августа площадь загрязнения была еще относительно невелика — порядка четверти квадратного километра. Слив был вытянутой формы, длиной примерно 1200 метров. Ровно через сутки, вечером 8 августа, на радарном снимке мы увидели колоссальное увеличение загрязнения — по нашим оценкам, около 94 квадратных километров с протяженностью до 20 километров. Это говорит о том, что объем разлива составляет не менее 100 тонн. Попытки локализовать или задержать разлив в зоне утечки не были достаточно эффективны», — отметил руководитель программы WWF России по экологической ответственности бизнеса Алексей Книжников.

В результате следователи переквалифицировали изначально возбужденное уголовное дело о загрязнении морской среды — ч. 1, ст. 252 УК — на более тяжкий состав преступления — часть 2 той же статьи — загрязнение морской среды, причинившее существенный вред водным биологическим ресурсам и окружающей среде.

В общем, надеждам глава Росприроднадзора на добросовестность компании не суждено было сбыться. И стоит ли этому удивляться? Нужна ли модернизация компании, которая беспощадно эксплуатирует трубопроводную систему с момента ее создания в 2001 году, при этом, ежегодная прокачка с 28,2 миллиона тонн дошла почти до 67 млн. тонн.

КТК является основным маршрутом казахстанской нефти, Казахстану же в лице «Казмунайгаза» и «Kazakhstan Pipeline Ventures LLC» принадлежат более 20% акций, солидные пакеты также у «Chevron Caspian Pipeline Consortium Company», «LUKARCO B.V.» и «Mobil Caspian Pipeline Company». Естественно, зарубежные компании интересует только прибыль и пропускная способность, а аварии — ну что ж, случаются.

При этом, с российской «Транснефтью», в управлении которой 24% акций КТК, тоже не все хорошо. К примеру, в марте этого года КТК поменял своего многолетнего зарубежного подрядчика в черноморской гавани — ООО «Ламналко» на дочернюю структуру «Транснефти» АО «Транснефть-Сервис». Как писал «Интерфакс», в феврале «Ламналко» отказалось выполнять работы по замене дефектного шланга внутренней линии ВПУ, на котором после шторма обнаружили гофру, пояснив отказ отсутствием технических возможностей и приемлемых погодных условий.

В уже упомянутом материале «Версии» отмечается, что «прежняя команда была буквально выдавлена с терминала не без участия всё того же Николая Горбаня и бывшего руководителя компании „Транснефть-Сервис“, а ныне гендиректора Новороссийского морского торгового порта Сергея Киреева. Последний неоднократно попадал в фокус журналистских расследований в связи с офшорными схемами „дочки“ госкомпании». При этом работники новороссийского ООО «Ламналко» (96 граждан России — капитаны катеров, водолазы, механики) выступили с публичным обращением к властям с просьбой спасти уникальный коллектив.

В общем, как всегда, жадность и экономия на основополагающих вещах, правильные тендеры с приведением своих подрядчиков, а потом экологические катастрофы по вине «заводского брака». Или «при проектировании железобетонного свайного основания», как это было признано после аварии на ТЭЦ-3 Норильской топливно-энергетической компании. Впрочем, «Норникель» на беспрецедентные 146 млрд руб. штрафа все же попал, а почему КТК заслуживает большего снисхождения?

Генеральный директор экологического правового центра «Беллона» Александр Никитин считает, что «экономных» владельцев компаний должно сурово контролировать государство.

— За состояние всех трубопроводных систем, промышленных объектов, связанных с нефтью, в том числе ее добычей и переработкой, отвечает их владелец. Он должен выполнять различные ежедневные, ежемесячные и ежегодные технические мероприятия — осмотры, оценки состояния инфраструктуры и так далее. Все это требует вложения средств, но владельцы, как правило, делать этого не хотят. Их нужно заставлять. А заставлять можно только способом сурового надзора со стороны государства. У нас есть Ростехнадзор, Росприроднадзор, есть, в конце концов, прокуратура. Они должны тщательно следить за ситуацией и виновных, которые не предотвращают разливы нефти, сурово наказывать деньгами, административными и даже уголовными делами.

«СП»: — Почему государство не мотивирует суровыми штрафами или как-то еще вкладываться в модернизацию и проводить капремонт?

— Государственная система надзора и наказания должна работать, но она не работает. Этого не происходит по многим причинам. У надзорных ведомств недостаточно сил и мощностей, им не хватает людей и возможностей, в том числе правовых, которые позволяли бы влиять на эти компании. Когда система надзора и контроля не работает, не работает и система предотвращения, потому что владелец не хочет вкладывать деньги, а государство его не заставляет, тогда и происходит то, что происходит. Роль государства должна быть первоочередной. Можно, конечно, взывать к совести владельцев, но для них основную роль играют деньги. Они не хотят их тратить, поэтому мы и видим такую печальную ситуацию с разливами нефти.

Руководитель направления «Климат и энергетика» «Greenpeace России» Василий Яблоков также считает, что отучить компании от «экономии», которая ведет к подобным экологическим катастрофам, можно лишь более существенными штрафами и наказаниями.

«Нефтеразливы являются системной проблемой и связаны с низким уровнем обновления инфраструктуры, нежеланием нефтяных компаний вкладываться в модернизацию. Так, например, некоторые объекты эксплуатируются со времен Советского Союза. Нефтяные компании экономят на модернизации и тем самым снижают себестоимость добычи, а значит — повышают прибыль. Штрафы за экологические нарушения все еще остаются крайне низкими и не мотивируют компании соблюдать высокие экологические стандарты. Огромный иск в отношении „Норникеля“ стал прецедентом», — отмечает он.

Что ж, за прецедентом норильским просто обязан последовать и новороссийский. Быть может, это хоть как-то заставит задуматься и остальных, не желающих портить экономические показатели капремонтом и модернизацией.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика