Возможности «ранних» С-300. Когда недооценка чревата последствиями

Возможности «ранних» С-300. Когда недооценка чревата последствиями

Фото: ВСУ

Осуществив беглый анализ выборок комментариев к нашему крайнему обзору «Последствия развёртывания С-300В1 и С-300ПС близ Краматорска. Неожиданный расклад перед грядущей эскалацией», а также к ряду более ранних материалов, касающихся оперативно-тактических и тактико-технических особенностей применения ранних модификаций ЗРК семейств С-300П и С-300В на современных театрах военных действий XXI века, невольно приходишь к выводу о том, что определенная часть нашей аудитории (включая более-менее технически осведомлённую) продолжает выражать сомнение относительно способности данных версий «Трёхсоток» противостоять внушительному спектру высокоскоростных малоразмерных средств воздушно-космического нападения.

Потенциал, который не стоит недооценивать. «Ранние» С-300П/В по-прежнему способны менять расклад сил на театрах военных действий

На фоне бытования подобного рода ошибочных стереотипов в обозревательских кругах, особую остроту обретает вопрос объективной оценки противовоздушного/противоракетного потенциалов нашего неадекватного и непредсказуемого юго-западного соседа, курируемого исключительно по линиям «Госдепартамента/оборонного ведомства США – СНБО».

И, к огромному сожалению, располагающего более чем двумя десятками сохранивших эксплуатационный ресурс (либо восстановленных) зенитно-ракетных дивизионов С-300ПС/ПТ и батарей ЗРС С-300В1, доставшихся «незалежной» в наследство от Войск ПВО СССР.

Так, достаточно широкий круг наших обозревателей-завсегдатаев продолжает тешить себя иллюзиями не только о неспособности состоящих на вооружении Воздушных сил «незалежной» «Трёхсоток» осуществлять перехват 300-мм реактивных снарядов «линейки» 9М55Ф/С/К1-7, но и о полной недееспособности в противодействии таким немногочисленным средствам высокоточного оружия (состоящим на вооружении армейских корпусов ЛДНР), как ОТБР 9М79-1 «Точка-У».

И действительно, учитывая традиционно устоявшийся посредственный уровень обслуживания, а также обновления состоящей на вооружении ВСУ военной техники, на первый взгляд может показаться, что радиоэлектронная элементная база радаров подсвета и наведения 30Н6Е и пунктов боевого управления 5Н63С украинских комплексов С-300ПС, а также многоканальных ПФАР-радаров наведения ракет 9С32-1 и радаров непрерывного излучения/подсвета (входят в РЛ-архитектуру ЗРС С-300В1) утратили былой уровень энергетической эффективности, как в связи с завершением эксплуатационного ресурса определенных критических модулей (СВЧ-клистронов, фазовращателей, устройств первичной и вторичной обработки РЛ-информации), так и ввиду продолжительного критического воздействия окислительных процессов на металлические проводниковые элементы распайки данных радиоэлектронных модулей.

Между тем даже в свете вышеописанного расклада недооценивать украинские «Трёхсотки» было бы крайне опрометчиво.

Почему?

Заручившись всеобъемлющей поддержкой специалистов американских военно-промышленных корпораций «Raytheon» и «Lockheed Martin» (ранее ознакомленных с элементной базой обеих модификаций «Трёхсотки»), а также запорожского казённого предприятия «Научно-производственный комплекс «Искра» (осуществляющего серийное производство перспективных мобильных радиолокационных обнаружителей S-диапазона 79К6 / 80К6К1 «Пеликан»), сотрудники Государственного предприятия «ВИЗАР» добились значительных успехов в восстановлении как радиоэлектронной «начинки» выведенных из консервации многофункциональных станций наведения ракет 9С32-1 зенитно-ракетных систем С-300В1, так и полуактивных радиолокационных головок самонаведения для зенитных управляемых ракет средней дальности 9М83.

Невзирая на тот факт, что данные ЗУР являются «ближним активом» вновь заступивших на боевое дежурство под Краматорском войсковых ЗРС С-300В1 и могут похвастаться дальностью перехвата около 72 км и максимальной скоростью полёта порядка 4320 км/ч (против 100 км и 6480 км/ч у дальнобойных ЗУР 9М82, отсутствующих в боекомплектах украинских С-300В1), их максимальная располагаемая перегрузка в 20 ед., в совокупности с высоким уровнем чувствительности приёмных трактов полуактивных радиолокационных ГСН и МСНР 9С32-1, обеспечивает возможность перехвата широчайшего перечня целей, обладающих эффективной поверхностью рассеяния 0,02 кв. м, максимальной скоростью оперирования 3000 м/с и маневрирующих с перегрузками 8–10 G.

Возможности «ранних» С-300. Когда недооценка чревата последствиями

Демонстрационный макет баллистической ракеты-мишени 9М96 «Кабан»
В данный перечень входят как 300-мм реактивные снаряды «55-го семейства» для РСЗО «Смерч» (их ЭПР и скорость эквивалентны аналогичным параметрам баллистических ракет-мишеней типа 96М6 «Кабан», успешно перехватываемых российскими зенитно-ракетными полками С-300В1/2 в ходе учений войсковой ПВО России, проведенных ещё в октябре 2010 года), так и располагающие заметно большей радиолокационной сигнатурой оперативно-тактические БР 9М79-1 «Точка-У».

Электродинамическими и лётно-техническими аналогами последних (в определённой степени) являются ракеты-мишени РМ-75МВ (маловысотные) и РМ-75В (высотные) семейства «Армавир», спроектированные на базе зенитных управляемых ракет 5Я23 известнейших зенитно-ракетных комплексов С-75 и обладающие ЭПР около 0,1 кв. м (без применения линзы Люнеберга).

Следовательно, возможностей ракетных подразделений армейских корпусов ЛДНР (несколько ОТРК «Точка-У» и малочисленная батарея «Смерчей») для оперативного и эффективного подавления украинского противоракетного «заслона» над Краматорском будет абсолютно недостаточно.

Что может потребовать задействования российских ОТРК «Искандер-М» с куда более маневренными и малозаметными 5-маховыми оперативно-тактическими БР 9М723-1.

Автор:Евгений Даманцев
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика