Дочь Сергея Бодрова Ольга рассказала о своей актерской карьере

«Меня почему-то туда потянуло, причем это было в довольно взрослом возрасте»

В конкурсе кинофестиваля в Сочи состоялась премьера фильма «Море волнуется раз» Николая Хомерики. Главные роли в нем сыграли молодые актеры – выпускница ГИТИСа, дочь Сергея Бодрова-младшего Ольга Бодрова и 19-летний Валерий Степанов из театрального колледжа Олега Табакова. Ольга рассказала нам о съемках и своей актерской карьере.

Дочь Сергея Бодрова Ольга рассказала о своей актерской карьере

Ольга Бодрова в фильме Николая Хомерики «Море волнуется раз». Кадры из фильма предоставлены съемочной группой.

Сценарий «Море волнуется раз» написан Николаем Хомерики в тандеме с Александром Родионовым, и это их четвертая совместная работа. 

Их герои — Коля (Валерий Степанов) и Саша (Ольга Бодрова) уединяются в заброшенном доме, расположенном  в лесу. У них сложные отношения. Они еще не разобрались в чувствах, боятся своей любви, ссорятся, гуляют и ощущают присутствие моря. 

Однажды ребята встречают немолодую пару (Андрей Смоляков и Юлия Ауг), тоже живущую в заброшенном доме. Чем-то они похожи на них, как если бы молодые герои перенеслись в машине времени в другое время и стали взрослыми.

Сашу мучают кошмары. Ей снится, как ее накрывает волна, и она кричит по ночам. Во сне она взрослая, и у нее есть муж Коля, до которого невозможно дозвониться. История не бытовая, а метафизическая, сложная и для опытных артистов, а тут – дебютанты.

Для Николая Хомерики это личная история. «Восемь лет назад мы поженились со Стасей, — рассказывает он, находясь рядом с женой Стасей Гранковской- Хомерики, ставшей на этой картине художником по костюмам. — С тех пор мы каждый день выясняем отношения. Я подумал, что надо про это что-то сделать, снять фильм про отношения и любовь. Лет пять назад я написал одну страничку, показал ее Саше Родионову, и мы стали что-то накидывать ».  

Пока Минкульт не выделял финансирования и ставил проект в резерв, Николай Хомерики искал актеров, проводил пробы, и вот нашел «этих двух замечательных людей». Ему важно было,  чтобы они  были не только по отдельности органичными, но составили бы пару, когда он или она сидят на стуле и молчат, но интересно за ними наблюдать. У Ольги  и Валерия  было  33 съёмочных дня,  у старшей пары  -всего 3.

Николай Хомерики носил на «Кинотавре» рубашку, в которой снимался Андрей Смоляков. Стася Гранковская-Хомерики поясняет: «Эта история про нас, и я таскала на площадку нашу одежду. Валера весь фильм в футболке Коли. Коля  так в жизни одевается. А халаты нам дала Надежда Васильева (художник по костюмам и вдова Алексея Балабанова – С.Х.). 

Изначально фильм назывался «Волна». «Волна постоянно снится Стасе. Я эти волны изучил. Мутная вода, прозрачная. Оказывается, в сновидениях волна у многих появляется. Она означает страх, что все закончится», — объясняет Николай Хомерики. «Мне снится, что она идет, что все может сейчас закончиться. В ночь перед последним съемочном днем мне впервые приснилось, что она меня накрыла. Я с ней встретилась и наконец-то оказалась внутри. Это было приятное чувство совсем не страшное», — говорит Стася. Вот как все это сыграть, тем более начинающим артистам. Иногда снимали без хлопушки. 

Актеры понимали, что расслабляться нельзя. Присел, а тебя уже снимают. Они все время находились в лесу, который по замыслу режиссера стал отдельным персонажем. Спрашиваю у Стаси Гранковской: «Ольга похожа на вас?». Она отвечает: «Мы по-разному себя ведем, но сходство на экране точно есть».  

Ольга Бодрова, исполнившая роль юной Саши и фактически жены режиссера Николая Хомерики, родилась в 1998 году. Она — дочь Сергея Бодрова-младшего и Светланы Михайловой. В 2020 году окончила ГИТИС, мастерскую Леонида Хейфеца. Тогда же снималась в фильме Анастасии Нечаевой «Велга» в главной роли.

Дочь Сергея Бодрова Ольга рассказала о своей актерской карьере

Ольга Бодрова в фильме Николая Хомерики «Море волнуется раз». Кадры из фильма предоставлены съемочной группой.

Но ее дебютом и открытием как актрисы все-таки стал фильм «Море волнуется раз». А если говорить о театре, то  дебют состоялся в «Мастерской Петра Фоменко», когда вышел спектакль «Доктор Живаго». Режиссер Евгений Каменькович пригласил 22-летнюю Ольгу Бодрову на роль Лары Гишар, почувствовав в ней ощущение тревоги, которая должна присутствовать в гимназистке Пастернака. Лара в исполнении Ольги  похожа на бескомпромиссного  подростка, хотя это уже  взрослая барышня. 

Мы поговорили с Ольгой Бодровой в Сочи после премьеры фильма «Море волнуется раз»

— Вам повезло, что в самом начале карьеры вы встретились именно с Николаем Хомерики. Какие ощущения испытали на съемках такое непростой картины?

— Да, это большое счастье, что мы встретились. Для меня самое главное — то, что у нас был творческий процесс, и, помимо прекрасного человеческого отношения, появилась возможность разговаривать, читать, репетировать, пробовать. Это большая редкость  для российского кино, и это оказалось самым ценным. Благодаря этому уходили волнение и страх, укреплялось доверие. 

Нам в целом было легко, поскольку сложился хороший контакт, и мы попытались сохранить эту атмосферу. В первые съемочные дни было сложно. Большое счастье, что удалось снимать в хронологическом порядке. Это очень помогло, ведь для нашей истории это существенно, все в ней происходит одно за другим. Мы вместе с Валерой постепенно погружались в нее, и это тоже работало на историю. 

Дочь Сергея Бодрова Ольга рассказала о своей актерской карьере

Ольга Бодрова на «Кинотавре» со съемочной группой фильма.

Фото: Геннадий Авраменко

— Сначала нашли героя, а потом уже  вас?

— Да. Николай говорил, что важна была пара. Валеру нашли в первый год кастинга, который растянулся. А меня позднее.

— Что почувствовали, впервые увидев себя на экране?

— Было ощущение, что это другой человек, хотя мне сказали, что на экране я как в жизни. Но мне казалось, что это все-таки другой человек, и было интересно смотреть на героиню, на то, как она живет. Конечно, хотелось кое-что поправить, как-то по-другому ее повести, но поскольку это невозможно, то я ее отпустила. Теперь Саша живет сама по себе

— Николай Хомерики первым вас пригласил в кино? Как он с вами разговаривал?

— Я до этого работала с Настей Нечаевой. Она дебютант. Это был полный метр, но фильм так и не был доснят, процесс немного затянулся. С Николаем мы пили чай из шиповника на холме в Геленджике  и разговаривали. Это  большое счастье, что у нас возникла какая-то химия,  произошло соединение. Когда я пришла на пробы, то сразу  почувствовала, что от Николая исходит человеческая энергия, и  это самое дорогое.

— Не смущала концепция режиссера? Ведь ваша героиня словно бы продолжается в другой женщине?

— Нет, не смущала. Тут не совсем продолжение, скорее, какая-то предопределенность.  Мне очень близки вопросы, которые Николай задает. Когда я в первый раз прочитали сценарий, то  не все поняла.  А после того, как перечитала,  у все сложилось, не осталось никаких вопросов. Я  подумала, что это гениально, и доверилась режиссеру полностью. 

Дочь Сергея Бодрова Ольга рассказала о своей актерской карьере

На «Кинотавре». Ольга Бодрова с актером Валерием Степановым.

Фото: Геннадий Авраменко

— Кому-то не хватило в вашей истории иронии. Вы почувствовали недопонимание?

— Никакой иронии  нет. Просто мы пытались задать какие-то важные вопросы. Но это хорошо, когда не все понятно и очевидно. Кто-то ушел, не досмотрев фильм до конца.  А те, кто остались, нас в какой-то момент приняли. Это же не пирожок, который надо испечь и продать, чтобы он всем нравился. Может, это и есть показатель хорошего кино, раз оно вызывает вопросы. Что-то не понятно, внутренне с чем-то споришь, значит, это все живое.  

— Ваш дед Сергей Владимирович Бодров видел картину?

— Видел. Он даже разговаривал с Николаем. У него тоже были зрительские вопросы, но он доволен результатом и рад за меня.  

— Появились новые предложения в кино? Или театр – это главное? 

— Театр – это основа. В принципе артист начинается с театра, а дальше, дай бог, будут хорошие предложения в кино. Параллельно со съемками «Море волнуется раз» я работала у  Данилы Козловского на его картине  «Карамора». 

— Вы учились в ГИТИСе..

— Да, я окончила режиссерский факультет ГИТИСа, училась в актерской группе в мастерской Леонида Хейфеца. Сейчас работаю в «Мастерской Петра Фоменко». У меня там два спектакля «Доктор Живаго» и «1000 и 1 ночь».

— Для Леонида Хейфеца это был  последний набор?  Он успел вас довести до выпуска?

— Мы были последними. Когда учились на третьем курсе, он себя уже плохо чувствовал, но нам все-таки посчастливилось с ним пообщаться.

— В «Мастерскую Петра Фоменко»вас пригласили на роль Лары и после этого вы  стали актрисой этого театра?

— Да, Евгений Борисович Каменькович меня позвал на роль Лары после выпуска. Он работает на режиссерском факультетеГИТИСа и следил за нашим курсом во время обучения.  

— Раньше «Мастерская…» была как замкнутая каста, где пополнение шло в основном за счет прямых учеников Фоменко.

— Устройство театра было другим. Раньше были показы отрывков, этюдов для Петра Наумовича. Но все давно поменялось. Так как Евгений Борисович работает на режиссерском факультете, то он видел нас уже в работах и пригласил.  

— Не чувствуете себя представительницей другой школы?

— В театре уже есть представители другого поколения — ученики Евгения Борисовича, Олега Львовича Кудряшова, учившиеся со мной в одно время. Я  часть нового поколения, которое там есть.

— Какие перспективы в театре?

— Скоро начнется работа над новым спектаклем. Наверное, я пока не могу об этом говорить.

— Молодые актеры не горят желанием постоянно работать в театре, съедающем много времени и энергии. Свобода многим дороже.

— Я очень люблю театр. Мне кажется, что актерская профессия в принципе несвободная, поэтому говорить о свободе, наверное, странно. Свобода может быть внутренней. Я люблю театр. Это для меня осознанное служение, к которому я шла. Мне там очень приятно находиться,  нравятся люди, которые там работают.

— Что вас подтолкнуло к актерской профессии? Почувствовали что-то в себе, что требовало выхода?

— Я долго не понимала, куда идти, чем заняться. А потом в один момент это всплыло, как будто было всегда, словно я боялась себе в этом признаться или не оставила часть своей души на то, чтобы про это подумать. Не знаю, как все произошло, но вдруг — раз, и я это поняла. Сначала я пошла в театральную студию в школе, потом на подготовительные курсы в Школу-студию МХАТ, а поступила в ГИТИС. 

— Вы, как все абитуриенты, поступали параллельно в разные вузы?

— Конечно. Я прошла на конкурс в Школу-студию МХАТ и ГИТИС, но выбрала ГИТИС. Никакой же семейной традиции не существовало, которая бы все определила. У меня не театральная семья. Не было вообще таких разговоров. Мама в какой-то момент сама почувствовала, и я почувствовала…

— Что надо дать выход энергии?

— Не то что надо…. Просто она почувствовала, что меня почему-то туда потянуло, причем это было в довольно взрослом возрасте, классе в десятом. Это не мечта с детства. Я была очень серьезным ребенком. В какой-то момент мама меня спросила:  «А ты не хочешь стать актрисой?». Я ответила: «Нет. Зачем?»  А потом в 10 или 11-ом классе вдруг поняла, что хочу этим заниматься. 

— На сцене вы совсем другая, не такая как в жизни и на экране.

— Мне самой интересно, как все со сцены выглядит. Наверное, нам помогло то, что мы выпускали «Доктора Живаго» в сложный период пандемии на каких-то невероятных энергиях.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика