Мысли митрополита о жизни и вере

Владыка Ювеналий — постоянный (и старейший) член Священного Синода Русской Православной Церкви, митрополит Крутицкий и Коломенский, Патриарший наместник Московской епархии.

За свою долгую церковную жизнь успел сменить множество послушаний и должностей: был председателем Отдела внешних церковных сношений (теперь — Отдел внешних церковных связей), настоятелем храма в Берлине, начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме, окормлял приходы Японии, США и Канаде. Владыка был председателем Синодальной комиссии по канонизвции святых — под его руковдством готовили документы для канонизации новомучеников и исповедников Российских. По его благословению написана знаменитая икона новомучеников (о ней мы рассказывали отдельно). Митрополиту Ювеналию исполняется 85 лет. К этой дате «Фома» публикует подборку его цитат и высказываний о себе и Церкви.

***

— Мне хотелось стать приходским священником в деревне, но Господь судил иначе.

— Я с десяти лет сознательно чувствовал себя принадлежащим к Церкви Христовой.

— Мое детство прошло в Ярославле в тяжелые для Церкви годы. Большинство храмов были закрыты, и на праздник войти в церковь было очень трудно из-за многолюдства. Я вырос в верующей семье и потому с ранних лет храню в сердце рождественское ощущение радости и счастья.

— Я всегда вдохновляюсь во время богослужения.

— Я считаю, самым лучшим миссионерством является личная жизнь духовенства, епископата, потому что мы своей жизнью или проповедуем Христа, или отталкиваем от Него.

— Свое служение я прохожу уже при четвертом патриархе. И убеждаюсь, что все они разные. Но все они избирались такими, какие нужны были в тот момент и в который они могли все сделать, что могли.

— Я знал Святейшего Патриарха еще до принятия сана, еще молодым человеком.

— Управляющим Московской епархией я был назначен в 1977 году, когда в Подмосковье оставались действующими всего 132 храма, вне стен которых какая-либо деятельность духовенства властями воспрещалась.

— Быть со Христом и следовать за Ним — это всегда борьба.

— Вдвое увеличилось число епархий. Вдвое увеличилось число архиереев. Для чего? Чтобы они ближе были к народу, а не сидели в своих теремах и только оттуда вещали. Чтобы они шли к народу.

— Четверть века мне довелось возглавлять Синодальную комиссию по канонизации святых, через которую прошло бесчисленное множество документов, свидетельствующих о героическом подвиге новомучеников.

— Как не без иронии говорит один из моих священников, у него на приходе такой «отход от Церкви», что служат в один праздничный день по три Литургии, чтобы все желающие могли попасть в храм.

— «Я так счастлив, что большего счастья я никогда в жизни не увижу. Я готов сейчас умереть». Прошло много лет, я не умер, но не испытал такого ощущения, духовного озарения, какое тогда в раннем своем возрасте сравнительно я испытал у Гроба Господня.

— Мне впервые довелось увидеть будущего Патриарха (Алексия II) в Ленинградской Духовной школе: я был первоклассником-семинаристом, а он — блестящим выпускником академии. Кто мог знать тогда, что ему предстоит возглавить нашу Церковь, а мне — трудиться под его омофором в Священном Синоде?

— Иногда меня спрашивают: в какую эпоху было труднее? Я думаю, что исполнять заповеди Христовы и идти путем Христовым всегда трудно.

— Сейчас мы живем в абсолютной для Церкви свободе и сколько у нас проблем! И среди мирян, как вы, и среди духовенства, как мы. В чем же дело? — мы не умеем пользоваться нашей свободой.

— На Пасху много не говорят.

— Что можно ждать от 81-летнего старичка? Мы знаем, как относятся к пожилым людям. А в Церкви — как вино — чем выдержаннее, тем крепче.

— Жизнь моя по-человечески подходит к концу, я уверен. До 80 лет доживаю и сколько Бог даст дальше?

— Всем приходящим в Церковь я хочу сказать: «Радуйтесь! Вы приблизились к Царству Небесному! Будьте счастливы!»
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика