Камеры в ТЦ распознают вас без маски, а полиция выпишет штраф

Камеры в ТЦ распознают вас без маски, а полиция выпишет штраф

Московские власти обязали все столичные торговые центры интегрировать камеры с входов в общую городскую систему видеонаблюдения. По их задумке это поможет усилить контроль над соблюдением масочного режима. ТЦ, которые не следят за тем, чтобы посетители носили маски и соблюдали санитарные требования, могут подвергнуться штрафам и санкциям вплоть до закрытия.

Как сообщил «Коммерсант» со ссылкой на источник, присутствовавший на совещании в столичном департаменте торговли и услуг 13 октября, московским ТЦ поступило указание до 20 октября интегрировать камеры видеонаблюдения с входных групп объектов с единым центром хранения данных (ЕЦХД) мэрии. Разрешение камеры должно быть не ниже 720p, частота кадров — 15−25 к/с.

Столичные власти еще в прошлом году заявили о необходимости подключить камеры внутри торговых центрах к ЕЦХД, но тогда это предписание выполнили далеко не все.

«Всего в Москве 600 торговых центров, из них половина не подключила камеры к ЕЦХД. Но сейчас из-за роста заболеваемости власти решили усилить контроль, поэтому поручено за неделю обеспечить интеграцию камер со всех столичных ТЦ», — рассказал президент «Союза торговых центров» Булат Шакиров.

После подключения коммерческих камер к городской системе власти смогут отслеживать площадки, допускающие людей без масок, и штрафовать их. По словам Шакирова, на один торговый центр приходится порядка 5−6 камер, значит, к ЕЦХД будет подключено еще около 1,5−1,8 тысяч камер. Всего в системе более 206 тысяч аппаратов, так что нагрузку на нее это увеличит не сильно.

Российские власти серьезно взялись за выстраивание тотальной системы видеонаблюдения, которая все больше напоминает оруэлловского «Большого брата». Летом этого года стало известно, что они планируют создать единую систему видеонаблюдения в стране. «Национальная платформа видеонаблюдения» должна будет объединить все наружные камеры в разных городах России. На разработку проекта будет потрачено 250 миллиардов рублей за пять лет. Уже сейчас, по данным аналитиков TelecomDaily, Россия заняла третье место после Китая и США по числу установленных камер видеонаблюдения.

Активней всего система развивается в столице, причем власти используют ее далеко не только для отслеживания соблюдения масочного режима. Система распознавания лиц использовалась для задержания участников митингов в феврале, а также граждан, пришедших на массовые встречи с депутатами после сентябрьских выборов. В частности, депутат фракции КПРФ Сергей Обухов в конце сентября сообщил, что его задержали в метро «по камерам видеосистемы распознавания лиц».

Впрочем, пока что рядовые граждане могут не опасаться, что к ним домой нагрянет отряд полиции и выпишет штраф после того, как они прошлись по ТЦ без маски. Как пояснил «СП» руководитель отдела продвижения продуктов компании «Код Безопасности» Павел Коростелев, технически это сложная задача, которая потребует больших ресурсов. Опасаться нужно ТЦ, которые действительно могут наказывать за нарушения. Тем не менее, нельзя исключать, что технологии будут развиваться в этом направлении, хотя это и дорогостоящее удовольствие.

— Нынешние технологии не позволяют штрафовать граждан без масок по камерам, — говорит Павел Коростелев. — В данном случае речь идет о штрафах для торговых центров, которые не смогли заставить посетителей надеть маски.

Идентифицировать человек в маске техническая очень непростая задача. В массовом порядке она, можно сказать, невозможная. Развитие технологии, конечно, может привести к тому, что удастся с большой достоверностью определить конкретного человека, однако для этого нужны существенные вычислительные мощности. Через камеры проходят тысячи людей ежедневно, а значит, нужно будет дополнительно хранить их фотографии или компьютерные модели для идентификации, что потребует существенных затрат на создание и поддержку работоспособности подобной инфраструктуры.

В целом, если мы говорим о подключении камер торговых центров к единому центру хранения данных (ЕЦХД) мэрии, то это уже давняя история. Сейчас ее пытаются реализовать за счет усиление дисциплины населения по ношению масок. Но, повторюсь, что это не инструмент массовой идентификации граждан, а способ принудить торговые центры к исполнению решения по недопуску граждан без масок на территорию.

Российский адвокат и общественный деятель Дмитрий Аграновский считает, что для борьбы с коронавирусом вовсе не обязательно использовать тотальную систему видеослежения, достаточно организационной работы. Тем не менее, такая система будет работать и после пандемии и может использоваться властями для контроля над инакомыслящими.

— Я часто езжу в метро, и по моим личным наблюдениям обычные сотрудники на входе не очень контролируют проход в масках. Я бы сказал, что сейчас примерно половина пассажиров метрополитена не соблюдает масочный режим. Прежде чем устраивать такие сложнейшие системы, нужно разобраться с самыми простыми вещами. На мой взгляд, наши власти недопустимо расслабились, поэтому цифры по заболеваемости становятся все более пугающими. Не вижу реальной борьбы с эпидемией, за исключением, конечно, усилий наших медиков, которые надрываются.

Не выполняются самые элементарные требования по борьбе с коронавирусом, в том числе карантинные. Можно было бы использовать гораздо более простые методы, чем организовывать тотальную систему наблюдения за гражданами, которая, как показывает опыт, на выходе дает только аресты активистов за участие в митингах и массовых мероприятиях, а на карантинные требования никак не влияет.

Я вижу, что, к сожалению, с учетом практики применения уникальные средства контроля, шагнувшие далеко вперед и позволяющие делать очень многое, в нашей стране не работают так, как это декларируются. Для борьбы с инакомыслящими они подходят, а для борьбы с эпидемией или с террористами — не очень. Того же Бекмансурова, устроившего стрельбу в Пермском университете, камеры пропустили. Нужно что-то делать не с камерами, а с подходом властей. Они должны по-другому заниматься борьбой с пандемией, я считаю, что более жестко, так, как этим занимаются в развитых странах от Китая до Европы. Вводили же карантин в прошлом году, когда у нас было 4−5 тысяч случае в день.

Вот чем нужно заниматься. А интеграция камер в торговых центрах во всеобщую сеть видеонаблюдения — это как раз и есть «Большой брат», система тотальной слежки за гражданами. Сейчас она будет работать со сбоями. Пока ее наладят, пройдет несколько месяцев, а то и лет. Не исключаю, что к тому времени коронавирус будет если не побежден, то серьезно ослаблен. А на пандемию нужно реагировать здесь и сейчас. Нужны меры не столько технические, их и так хватает, сколько организационные. Но организационных мер, в отличие от прошлого года, я практически не вижу. Когда я хожу по улицам, бываю в общественных учреждениях и транспорте, у меня складывается впечатление, что у нас вообще никакой эпидемии нет. По крайней мере, серьезных шагов по борьбе с ней не заметно.

«СП»: — Но ведь эта система может использоваться и во благо, для борьбы с правонарушениями…

— Конечно, средства наблюдения настолько шагнули вперед, что дают совершенно другие возможности правоохранительным органам. Но, как показывает практика, пока что использование этих средств у нас крайне неэффективно. На выходе от всей этой грандиозной системы я заметил только задержания активистов за участие во встречах с депутатами, за что их отправляли постфактум в места лишения свободы на несколько суток. Хотя никакого вреда государству они не несли. Но это специфика властей, которые ограничивают все массовые мероприятия, причем вовсе не по соображениям соблюдения карантина.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика