Почему Гитлер испугался штурмовать Ленинград

Как войска Красной Армии, под командованием маршала Ворошилова, а затем генерала Жукова, остановили штурм немецких войска на самых ближних подступах к Ленинграду, о несметном количество немецких танков, рвущихся к Кировскому заводу, можно прочитать в любой книге советских времен. Упоминается и о планах Гитлера уничтожить Ленинград полностью.
Однако все эти рассказы о штурме неконкретны. Нигде не приводятся планы штурма города, непонятно, где и какие именно немецкие части и соединения действовали, сколько было дивизий, танков, самолётов. И даже сейчас, мало кто из авторов пытается разобраться.[С-BLOCK]

Понятно, что в самом начале войны, конкретные планы перед командованием войск на ленинградском направлении, никто не ставил. Сначала надо дойти до Ленинграда, а там уже решать. Но стоит обратить внимание на записи в дневнике начальника немецкого Генерального штаба Франца Гальдера от 15-го июля, на 15 день войны. В беседе с начальником штаба группы армий «Север» он сообщает, что брать Ленинград не планируется, надо его лишь блокировать.
23 июля он пишет более конкретно. Силами 4-й танковой группы предполагается перерезать дорогу между Москвой и Ленинградом в районе Ладожского озера. При этом Гальдер упоминает, что если перерезать дороги южнее Ладоги, то этого достаточно, так как севернее Ладоги наладить снабжение будет очень трудно. То есть помощь финской армии не особо и нужна. Позже Гальдер ещё не раз упоминает про блокирование города.

Интересна и запись от 12 июля, в самом начале войны. В ней Гальдер пишет про изучение возможности крепости Кронштадт вести огонь по суше. К этой теме он снова возвращается 28-го июля. Подробности он не пишет, но легко понять, что он узнал. Форты Кронштадта способны вести огонь по суше, да ещё как. Огромные снаряды береговых пушек способны уничтожать все живое в прибрежной полосе километров на десять. А к расположенному на южном берегу Финского залива форту «Красная горка» приближаться километров на пятнадцать-двадцать смертельно опасно. В чем немцы убедились сами, когда несколько залпов форта остановили немецкое наступление в его сторону навсегда.

Можно уверенно сказать, что изучение данного вопроса немецким командованием, едва ли могло сподвигнуть их к желанию строить планы штурма города. В любом случае, штурм города, защищенного столь мощной артиллерией, требовал создания Вермахтом собственной сильной группировки артиллерии особой мощности. Что во время наступления группы армий «Север» на ленинградском направлении и не пытались делать.[С-BLOCK]

5 сентября после поездки в группу армий «Север» и ознакомления с обстановкой на месте, Гальдер на совещании у Гитлера заявляет, что цели достигнуты и сам Ленинград становится второстепенной целью, в основные действия в районе Шлиссельбурга, где следует форсировать Неву и соединиться с финской армией. Более Гальдер почти не упоминает о действиях на подступах к Ленинграду.
13-го сентября Гальдер пишет, что задачи успешно решены и войска вышли к «внутреннему обводу укреплений». Повод для его радости понятен. 11 ссентября захвачен Дудергоф и немецкие солдаты поднялись на Ореховую гору. Это самая высокая точка Ленинградской области и весь город просматривается даже без бинокля.

Последнее наступление на подступах к Ленинграду началось 9 сентября на Красногвардейск (Гатчина). На этом участке действовали 1-я и 6-я танковые дивизии 41-го моторизованного корпуса. 36-я моторизованная дивизия того же корпуса 12 сентября взяла Красное Село и продолжила наступать к Пулковским высотам. Эти войска имели директиву Гитлера не позже 15-го начать переброску в группу армий «Центр».[С-BLOCK]

12-го появилась новая директива, в которой говорилось, что переброску начинать только после установления полной блокады. 41-й моторизованный корпус не мог вывести из боя свои соединения, увязшие в боях в районе Красногвардейск, Слуцк, Пушкин до 17-го. После этого никаких танков больше в сторону Ленинграда и не двигались. Да и направление Красногвардейск-Пушкин-Слуцк это не в сторону города, а в сторону Невы, то есть тоже окружение, а не штурм.
Что касается направления на Урицк, то танкам там взяться неоткуда. Разведка 36-й моторизованной дивизии 12-13-го сентября, сразу после взятия Красного Села, могла прорваться к Урицку, до которого примерно 15-20 минут ходу. Но танков в дивизии не было.

В сторону Урицка двигались лишь потрепанные части 58-й пехотной дивизии. Дальнейшие действия на этом участке относятся к боям местного значения. Танки же немецкие вообще там не появлялись.
Не было и артиллерии большой и особой мощности. Огромные пушки больших калибров, немцы под Ленинград привезут позже, но они предназначались не для штурма, который немцы так никогда и не планировали.
Они собирались окружить город и заставить его сдаться измором, обстрелами и бомбардировками. Но взять измором город, в котором, несмотря на холод и голод, при неработающем водопроводе, работает филармония, невозможно. Если жители города, получая 125 граммов хлеба в день, спасают в зоопарке бегемота, который один съедал больше, чем население нескольких домов, то такой город никто никогда не возьмёт. Ни штурмом, ни Блокадой.

admin

Next Post

Женщины генерала Власова: кому из них повезло больше

Чт Ноя 21 , 2019
Один из самых знаковых советских предателей Великой Отечественной войны генерал Андрей Власов в плане «женского вопроса» не терялся – ни до начала боевых действий ВОВ, ни во время них, ни после того как сдался в плен гитлеровцам. Первая жена Из скупой характеристики-автобиографии, написанной самим комбригом стрелковой дивизии (на тот момент) […]

Мета

Яндекс.Метрика