Педагогика не женское дело

У нас очень-очень плохая ситуация в стране, потому что отцы очень плохо относятся к своему отцовству, матери не хотят учиться быть матерями и постоянно совершают ошибки. Так же и учителя. Вот, например, я сегодня с утра был в детской психиатрической больнице. Девочка 15 лет наелась любимого блюда, называется феназепам, после этого её откачивали. Слава Богу, жива осталась. Сейчас, значит, в психиатрической лечебнице. Я говорю: «Что с тобой? Что тебя подвигло?»

Ну я-то знаю её историю, она сирота, семья была очень тяжёлая, воспитывается бабушкой, бабушка не вполне адекватная, уже и возраст такой, за 70 лет. В общем, с бабушкой до сегодняшнего дня я не был знаком. И я спрашиваю у девочки: «Что?», она отвечает: «Математика не получалась». Я говорю: «А что, учительница у вас очень строгая?», – «Да нет, ну она всё время орёт и унижает, вот она мне тетрадку исчеркала всю». Я говорю: «Ну, если что, ты приходи к нам в храм, мы тебе с математикой поможем, я тоже когда-то в математической школе учился, у нас два батюшки-математика.
Один из наших батюшек даже вообще не просто математик, а известный на весь мир математик. Поможем тебе. Что там, подумаешь, школа!» Но вот учительница, женщина весьма в годах, перед ней девочка-сирота, бабушку которой она, наверно, знает, и она не в состоянии оценить, что этот ребёнок нуждается в дополнительной ласке, любви, что это особый ребёнок, что с ней нельзя, как со всеми. Может, если б на две-три таблетки больше оказалось, потому что бабушка принимает это лекарство на ночь, она бы уже была на том свете.
Это о чём говорит? О том, что дорогой учительнице уже пора на пенсию, конечно, раз она не чувствует душу дитяти. Потому что главное – это же не дроби. У Александра Сергеевича Пушкина с дробями тоже были проблемы, но это не помешало ему стать замечательным поэтом, у всех всё по-разному. Но педагог, как и врач, как и медсестра, не имеет права ошибаться. Вы что, ребят, с ума, что ли, сошли? В ваших руках жизнь ребёнка.
И так ребёнок несчастный, две такие травмы – нет отца и нет матери, и, хоть и вменяемая, но не вполне адекватная старая бабушка. По идее, ей 15 лет, её бабушке должно быть 50, то есть должна быть ещё молодая, а эта бабушка очень и очень старенькая. И вот, вместо того, чтобы взять её под опеку, ею заниматься, к ней вот такие методы применяют. И получаются вот такие результаты. Это очень печально. Я, может быть, и схожу к этой учительнице, погляжу, может, и поговорить с ней удастся как-то, но судя по тому, что она всё время орёт, вряд ли.
Вообще, педагогика не женское дело, тут нужно иметь нервы, как канаты, нужно очень много терпения. У нас школа бабская, скоро у нас бабы займут всё, наверно и в армии тоже, все места, потому что мужичок, конечно, он единственный ребёнок в семье, даже не может себе яичницу пожарить. Как производитель детей он ещё что-то может, но и то небольшой период, а так врачи говорят, что очень ранняя импотенция сейчас. А что дальше? Воспитать кого-то, или какую-то ответственность нести, или деньги платить, алименты только десятая часть способна. Ситуация тяжёлая.

Протоиерей Димитрий Смирнов
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика