Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

И. М. Прянишников. «В 1812 году. Пленные французы»

Партизаны

Когда разговор заходит о русских партизанах 1812 года, первым делом обычно вспоминают о «дубине народной войны» (выражение, ставшее «крылатым» после выхода в свет романа Льва Толстого «Война и мир»). И представляют бородатых мужиков в зимнем лесу вроде тех, что изображены на картине В. Верещагина.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

В. Верещагин. «Не замай! Дай подойти»
Или – «летний вариант», представленный на этом лубке:

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Крестьянин Иван Долбила
Либо – на этой британской копии русского лубка, 1813 года:

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Война русского народа против Наполеона. Британская копия русского лубка, 1813 г.
Затем вспоминают об «эскадроне гусар летучих» Дениса Давыдова. Но обычно считают этот «эскадрон» каким-то вольным иррегулярным соединением. Мол, ушел Давыдов с некоторым количеством гусар и казаков от Кутузова и начал воевать с французами на свой страх и риск. Прямо как сербские юнаки или далматские ускоки с турками.

Между тем ещё в изданном в 1856 году «Военном энциклопедическом лексиконе» партизанами называются выполняющие специфические задачи соединения регулярной армии. Чаще всего в качестве таковых использовались различные кавалерийские части:

«Партизанские отряды составляются, смотря по своему назначению; по местности и обстоятельствам, то из одного, то из двух и даже трех родов оружия. Войска партизанских отрядов должны быть легкие: егеря, гусары, уланы, а где они имеются, казаки и подобные им… конные орудия или ракетные команды. Весьма полезны бывают также драгуны и конные стрелки, обученные действовать пешие и на лошадях».
Эти отряды, часто называемые «летучими», должны были вести разведку и наблюдение за движением противника, постоянно поддерживая связь со своим штабом.

Они совершали быстрые рейды по тылам противника, пытаясь нарушить коммуникации, перехватывали гонцов и курьеров. Атаковали идущие отдельно небольшие неприятельские отряды либо фуражирные команды. В настоящее время такие действия регулярных войск часто называют «силовой разведкой».

Пешие и разнородно вооруженные крестьяне могли отбиваться от мародеров. Им удавалось уничтожать или брать в плен мелкие группы отставших вражеских солдат. Но для решения других задач, перечисленных выше, крестьянские отряды, разумеется, не годились. Да и желания уходить от своих деревень у них не было.

И в исторических документах времен Отечественной войны 1812 года также четко различаются собственно партизанские отряды («партии»), составленные из военнослужащих регулярной армии, и отряды крестьян.

Крестьянская война

Ряд историков XIX века, рассказывая о событиях тех лет, когда речь заходит о действиях крестьян деревень, оказавшихся на пути движения армии Наполеона, используют выражение «Народная война». В их числе Д. Бутурлин, А. Михайловский-Данилевский, М. Богданович, А. Слезскинский, Д. Ахшарумов.

Но термин «народная война» появился в более поздние времена. А в 1812 году самовольное вооружение крестьян российским правительством, мягко говоря, не приветствовалось, поскольку было непонятно, против кого они это оружие повернут. Ещё свежи были в памяти события гражданской войны Емельяна Пугачева. И больше всего в Петербурге боялись, что Наполеон, объявив о ликвидации крепостного права, призовет крестьян делить между собой земли помещиков. Иллюзий по поводу того, что за этим последует, никто не питал. В этом случае Александр I немедленно заключил бы мир на любых условиях не только с Наполеоном, но и с настоящим Антихристом.

Офицеру партизанского отряда Винциногороде А. Х. Бенкендорфу после Бородинского сражения пришлось расследовать жалобу помещиков Волоколамского уезда на своих крестьян, которые якобы грабили имения. Оказалось, что помещики были напуганы инициативой крестьян по защите своих сел и деревень. И неповиновение заключалось в отказе этих крестьян разоружиться. Не доверявшим своим крепостным помещикам вооруженные крестьяне казались опаснее вражеских солдат: ведь те были «цивилизованными европейцами» – французы, итальянцы, испанцы, немцы и прочие.
По итогам проверки будущий шеф жандармов сообщил в Петербург, что

«не только не было никакого неповиновения от крестьян… Но нашёл сих крестьян совершенно готовыми на поражение неприятеля».
Надо сказать, что причины для беспокойства помещиков были более чем весомые.

В Москве Наполеон получил несколько обращений с просьбой об отмене крепостного права. Например, петицию от 17 обывателей города Руза.

В соседних с Москвой губерниях в 1812 году количество крестьянских выступлений против властей, по сравнению с предшествующими годами, увеличилось в 3 раза. В Дорогобужском уезде Смоленской губернии крестьяне некоего Барышникова «вышли из повиновения»: ограбили усадьбу, угнали принадлежавший барину скот, сжали господский хлеб.

Более того, российские чиновники и офицеры доносили, что крестьяне некоторых подмосковных деревень заявляли им, будто они теперь подданные Наполеона:

«Бонапарт в Москве, а стало быть, он их государь».
В Волоколамском уезде были зафиксированы отказы крестьян от подчинения помещикам и старостам на том основании, что

«отныне они принадлежат французам, поэтому повиноваться будут им, а не русским властям».
Отмечались случаи выдачи крестьянами своих хозяев французам. Один из них – смоленский помещик П. Энгельгардт, даже попал в список героев Отечественной войны.
По официальной версии, он создал из своих крестьян отряд, который атаковал проходящих мимо французов, за что и был ими расстрелян.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Апсит А. «Подвиг Энгельгардта»
В церкви Первого кадетского корпуса, где он в свое время учился, была помещена посвященная ему именная памятная мраморная доска.

Однако по версии неофициальной, Энгельгардт был типичным «диким помещиком», жестоко притеснявшим своих крепостных. И доведенные его самодурством до отчаяния, крестьяне в октябре 1812 года решили расправиться с ним чужими руками. Найдя на дороге труп французского офицера, они закопали его в барском саду. А потом доложили о ведущем «герилью» помещике командиру первого попавшегося отряда Наполеоновской армии. Ничего не понимающий Энгельгардт, разумеется, на допросе ни в чем не сознался. И вошёл в историю, как стойкий российский патриот – прямо дворянский Иван Сусанин.

В общем, основания не доверять своим крепостным у российских дворян были и очень серьёзные. И потому Александр I и его правительство предпочли бы, чтобы крестьяне в их войну с Наполеоном не лезли. И многих сейчас удивляет оценка вклада крестьян в победу, прозвучавшая в Манифесте императора Александра I от 30 августа 1814 года и «благодарность», которую он им выразил:

«Крестьяне, верный наш народ, да получат они мзду от Бога».

«Народная война»

Итак, антифранцузские действия русских крестьян носили самодеятельный и спонтанный характер. Российскими властями они не поддерживались и не поощрялись. Но «народная война» – не миф. И, несмотря на ее кратковременность, она была достаточно массовой и успешной.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

В. М. Сибирский «Французские гвардейцы под конвоем партизан, 1812 год», рисунок 2003 г.
Чаще всего крестьянские отряды выполняли роль сил местной самообороны: жители русских деревень отнюдь не горели желанием делиться с чужеземцами своими, и без того скудными, припасами. Но порой крестьяне собирали ватаги «охотников» не для защиты от французов, а для нападения на мелкие группы отставших иностранных солдат.

Дело в том, что практически все они несли в своих ранцах богатые трофеи, «собранные» в захваченной Москве и её окрестностях. И соблазн безнаказанно «ограбить грабителей» был очень велик. Иногда убивали и грабили русских офицеров, которые были одеты в мундиры, похожие на иностранные, да ещё и говорили между собой на непонятном языке.

Тех, кто пытался что-то объяснять на ломаном русском языке, принимали за поляков, которых было много в Великой армии Наполеона. Дело в том, что родным языком многих российских дворян был французский. Лев Толстой писал в романе «Война и мир»:

«Князь говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды».
Уже позже, в 1825 году, выяснилось, что русского языка не знали многие декабристы, например, М. С. Лунин. М. П. Бестужев-Рюмин в Петропавловской крепости, отвечая на опросные листы следователей, вынужден был пользоваться словарем. Даже маленький Александр Пушкин вначале стал говорить по-французски (и даже первые стихи были им написаны еще до поступления в Лицей на французском языке), и только потом выучился родной речи.

Осенью 1812 года дело дошло до того, что русским офицерам во время кавалерийских рейдов и разъездов было официально запрещено говорить по-французски: услышав иностранную речь, крестьяне, сидевшие в засадах, сначала стреляли и уже потом задавали вопросы. Но положение это не исправило. На русском языке российские дворяне говорили так, что крестьяне, как мы помним, принимали их за поляков. И, если брали такого «поляка» в плен, то, как правило, убивали – на всякий случай. Потому что, вдруг пленный правду говорит – российский барчук он, и за нанесенную ему обиду наказание будет?

Впрочем, некоторые авторы полагают, что кое-кто из крестьян только делал вид, будто не понимает, что имеет дело с российскими офицерами. Причин для большой любви русских крепостных к дворянам тогда не было. А деньги и всякие полезные в хозяйстве вещи, как известно, «национальности» не имеют и «не пахнут».

Командиры «народной войны»

Итак, крестьянские отряды, действовавшие против французских, немецких, польских, итальянских, испанских и других частей Великой армии Наполеона в 1812 году были, пусть их тогда и не называли партизанскими. И некоторые из них действительно создавались помещиками. Таковым, например, был отряд А. Д. Лесли, созданный в Духовщинском уезде Смоленской губернии. Численность этого отряда доходила до 200 человек. Он действовал из засад у дороги Духовщина–Красный–Гусино, нападая на небольшие группы отставших неприятельских солдат.

В Сычевском уезде свой отряд организовал отставной майор Семен Емельянов, воевавший ещё при Суворове.

В Краснинском уезде крестьянский отряд возглавил деревенский староста Семен Архипов. Он был расстрелян вместе с двумя подчинёнными, и его гибель стала сюжетом картины В. Верещагина «С оружием в руках? – Расстрелять!».

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Ещё более известна Василиса Кожина. Уже в 1813 году Александром Смирновым был написан ее парадный портрет.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

А. Смирнов. Портрет Василисы Кожиной, 1813 г.
Кроме того, она стала героиней многочисленных лубков, самый известный из которых был написан Венециановым:

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

А. Венецианов. Лубок «Французы – голодные крысы в команде у старостихи Василисы».
Здесь изображён подлинный эпизод конвоирования нескольких пойманных французов. Возглавлявшего их офицера, который не хотел повиноваться ей на том основании, что она женщина, Василиса лично убила. Орудием послужила коса, что у неё в руках на лубке, который вы видели выше. Поясняющая надпись к этому лубку гласила:

«Иллюстрация эпизода в Сычёвском уезде, где жена сельского старосты Василиса, набрав команду из вооружённых косами и дрекольем баб, гнала пред собой несколько взятых в плен неприятелей, один из которых за неповиновение был ею убит».
Это, кстати, единственное достоверное свидетельство участия Василисы в «партизанском движении». Все остальные рассказы – о том, как она создала отряд из баб и мальчиков-подростков, являются легендой. Но, благодаря публикации в журнале «Сын Отечества», её имя стало символом народного сопротивления захватчикам. Василиса была награждена медалью на георгиевской ленте и премией в 500 рублей.

Похожий случай произошел и в США во время Второй мировой войны. Благодаря фотографии, сделанной Джо Розенталем, национальными героями были объявлены солдаты, без риска для жизни меняющие установленный ранее другими людьми флаг на вершине горы Сурибати (японский остров Иводзима).

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Такова волшебная сила печатного слова.

Но, вернемся к Кожиной. Посмотрите, какой увидели ее зрители фильма «Василиса» (2013 г.).

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

С. Ходченкова в роли Василисы Кожиной. Очень сильно не хватает медведя, балалайки и водки. Можно ещё группу Boney M, исполняющую песню «Rasputin», на заднем плане поставить.
А вот в советском фильме «Кутузов» (1943 г.) все нормально.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

А. Данилова в роли Василисы Кожиной
Теперь поговорим о Ермолае Четвертакове, подвиги которого совершенно реальны.

Это был солдат Киевского драгунского полка, участник войн с Наполеоном в 1805–1807 гг. В августе 1812 года он попал в плен в бою у Царева-Займища, но бежал уже через три дня.

В Гжатском уезде ему удалось создать отряд из крестьян деревень Зибково и Басманы. Вначале численность его подчинённых не превышала 50 человек, в конце его кампании она увеличилась до 4-х тысяч (к данной цифре всё же надо относиться с определённой осторожностью).

Четвертаков не просто нападал на проходивших мимо французов (полагают, что на счету его отряда свыше 1000 уничтоженных солдат и офицеров противника), но контролировал территорию «на пространстве 35 верст от Гжатской пристани». В самой большой стычке отряд Четвертакова разбил целый батальон.

Некоторые историки стыдливо указывают, что, когда к Гжатску подошли части 26-ой дивизии русской армии, возглавляемой И. Паскевичем, решался вопрос об отдании Четвертакова под трибунал за «дезертирство». Но все обошлось, и он был отправлен служить в свой полк.

Любопытно, что французы считали этого рядового полковником русской армии. Учитывая уровень его военных дарований, можно смело предполагать, что, родись он тогда во Франции, легко дослужился бы до этого звания (если не выше). В царской России он в ноябре 1812 года был произведен в унтер-офицеры и награжден солдатским Знаком отличия ордена святого Георгия. Участвовал в Заграничных походах 1813–1814 годов. И, в отличие от той же Василисы Кожиной, мало известен в нашей стране.

Ещё одним успешным командиром крестьянского отряда стал Герасим Курин из сословия государственных крестьян. Действовал он на территории Московской губернии.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

А. Смирнов. Портрет Курина Герасима Матвеевича, 1813 г.
Патриотически настроенные историки доводили численность отряда Курина до 5300 человек при трёх пушках, причем 500 из его подчиненных якобы были кавалеристами. Однако есть основания считать, что всадниками в этом отряде были всего 20 человек, приданные Курину одним из командиров ополченцев Владимирской губернии. К цифре в пять с лишним тысяч подмосковных «партизан» тоже надо относиться со здоровым скепсисом. Так или иначе, считается, что именно действия этого отряда вынудили французов оставить город Богородск. В 1813 году Г. Курин был награжден солдатским Знаком отличия ордена святого Георгия, почетной медалью 1812 года и назначен старостой села Вохны.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

Бюст Герасима Курина, Павловский Посад
Действовавший в Поречском уезде Смолнеской губернии отряд Никиты Минченкова сумел захватить знамя одного из французских полков, а также взять в плен одного из курьеров.

Семёну Силаеву – крестьянину из деревни Новоселки Духовщинского уезда приписывается повторение подвига Ивана Сусанина.

Близ Рославля были известны отряды Ивана Голикова, Ивана Тепишева, Саввы Морозова. В окрестностях Дорогобужа действовал отряд Ермолая Васильева, у Гжатска – Федора Потапова.

В источниках тех лет сохранились имена и других крестьян: Федор Колычев, Сергей Никольский, Илья Носов, Василий Лавров, Тимофей Коноплин, Иван Лебедев, Агап Иванов, Сергей Миронов, Максим Васильев, Андрей Степанов, Антон Федоров, Василий Никитин.

Так что крестьянское сопротивление французам носило достаточно массовый характер. И порой эти отряды действовали во взаимодействии с настоящими партизанскими отрядами, состоявшими из солдат регулярных частей, которыми командовали действующие офицеры русской армии.

Русские партизаны 1812 года: «народная война»

«Партизаны». Картина неизвестного художника, первая четверть XIX века

Особенно часто использовал крестьянские отряды в своих операциях Александр Фигнер, о чем сохранилось свидетельство Ермолова:

«Фигнеру первому справедливо можно приписать возбуждение поселян к войне, которая имела пагубные для неприятеля последствия».
Другими известными командирами партизанских отрядов являются Денис Давыдов, Александр Сеславин, Иван Дорохов. Менее известен «летучий отряд» Фердинанда Винценгороде, авангардом которого командовал Александр Бенкендорф (бывший флигель-адъютант Павла I и будущий начальник III отделения).

Именно о таких «летучих» отрядах, которые тогда официально и считались партизанскими, мы и поговорим в следующей статье.

Автор:Рыжов В. А.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика