Лётчик ВВС Канады о первом полете на МиГ-29

Ветеран ВВС Канады Боб Уэйд вспомнил о своем полете на истребителе МиГ-29УБ под инструктажем летчика-испытателя, Героя Советского Союза Валерия Меницкого

Майор ВВС Канады Боб Уэйд поделился своими воспоминаниями о полете на МиГ-29УБ в подкасте сайта coldwarconversations.com. Выдержки из этого увлекательного рассказа опубликовал портал The Drive.
В издании поясняют, что если сегодня МиГ-29 можно встретить почти в любой стране мира, то в начале 1980-х этот самолет только поступил на вооружение советских ВВС и очень встревожил Запад. И только в эпоху гласности за рубежом его смогли разглядеть поближе. В свою очередь, в Советском Союзе хотели познакомиться с американскими истребителями.
Похоже, кто-то в Москве подумал, что пора им получить эксклюзивный доступ к конкурирующему оборудованию. Перед тем, как приехать в Канаду на авиашоу в Абботсфорде, вспоминает Уэйд, советские официальные лица приложили усилия, чтобы обеспечить себе ознакомительные полеты на истребителях F-15 Eagle или F/A-18 Hornet. Если ВВС какой-либо из стран Северной Америки согласится, то для их летчиков найдется место в МиГ-29. Американские военные категорически отказались от этого предложения.
На авиашоу в Абботсфорд отправились два МиГ-29. Когда они вошли в воздушное пространство Северной Америки, их взяли на сопровождение истребители ВВС США F-15. После перелета через Аляску советские самолеты «передали» Королевским ВВС Канады. Они должны были довести гостей непосредственно до аэропорта Абботсфорда. В то время Уэйд был командующим силами боевой готовности на базе канадских вооруженных сил в Комоксе. Ему-то и поручили сопроводить МиГи, проинструктировав, чтоб экипажи не приближались к ним ближе 1000 футов и не пытались общаться с советскими летчиками. Оба самолета находились под гражданским контролем из Ванкувера.
«Мы никогда раньше не встречались с МиГ-29», — говорит Боб Уэйд. — «И все были очень взволнованы, увидев их лично». Через 20 минут полета канадский летчик заметил, что советские истребители отклонились от курса на 40 градусов. Пришлось, нарушив инструкции, сблизиться с головным МиГ-29УБ и знаками объясниться с пилотом.
В итоге Уэйд взял самолеты «на крыло». Спуск в Абботсфорд два МиГа и два CF-18 совершали плотно прижавшись друг к другу, через 30 000 футов облаков. После приземления Уэйд признался, что «очень впечатлен, тем, что сделали парни».
Уже на базе он узнал от начальника экипажа, что ему звонили из советского посольства, благодарили за помощь и приглашали в качестве гостя на авиашоу. Здесь-то ему и предложили сесть за штурвал того самого МиГ-29УБ. Сначала высшее руководство Канады отказалось, но, на мероприятии присутствовала замминистра обороны страны Мэри Коллинз, которая помогла решить вопрос. По мнению Уэйда, министр рискнула своей карьерой, чтобы обеспечить ему место в кабине советского истребителя.
Он позаимствовал плохо подогнанный костюм и шлем и получил инструкции позапуску двигателя РД-33. Все приборы были на кириллице, а измерения в километрах в час, так Уэйду пришлось бы полагаться на инстинкты. Надеялся канадец и на помощь пилота Валерия Меницкого, который находился на месте инструктора.
Поскольку на подготовку ушло 10 минут, канадская сторона опасалась, что полет может оказаться не такой уж хорошей идеей. «Не облажайся, иначе мы оба будем искать работу», — сказала Мэри Коллинз Уэйду. «Это ей пришлось бы искать работу, а я был бы мертв», — подумал он.
Сев за штурвал, Уэйд решил использовать свой опыт пилота-демонстратора истребителя CF-18 для того, чтобы сравнить его с МиГом. Меницкий сказал Уэйду, что он доволен взлетом, хотя канадец все еще не имел представления о взлетной скорости, не говоря уже о топливной загрузке реактивного самолета. Для начала он решил выполнить крен на пике набора высоты. «При прохождении вертикали после взлета самолет F-18 останавливался или даже откатывался на несколько узлов в скорости, но МиГ-29 все еще разгонялся, так я понял, что у него лучшая тяга при любом весе топлива. Я был очень доволен этим», — вспоминает он.
После очередного вертикального набора высоты пришло время попытаться выполнить сложное маневрирование, Уэйд оценил результаты «эквивалентными F-18». Однако трудно было судить, насколько сильно он маневрировал — пилот не смог найти указатель перегрузки. Он предполагал, что набрал около 7g и обнаружил, что у него достаточно мощности на форсаже, чтобы выдержать поворот. Затем с заднего сиденья послышалась команда «Пилот Валери», и советский летчик снова повернул реактивный самолет в вертикальное положение и на высоте около 3000 футов включил оба дросселя на холостом ходу, сделав колокол.
Уэйд подумал, что CF-18 потребуется 5 000 футов, чтобы оправиться от такого маневра. Он также был удивлен, заметив, что на форсаж МиГ, в отличие от «Хорнета», выходит мгновенно.
«Пилот Боб», — была следующая команда с заднего сиденья, и теперь это был шанс Уэйда выполнить «колокол». Он был «удивлен тем, насколько это было легко».
Стремясь узнать, что может сделать МиГ-29 в низкоскоростном воздушном бою Уэйд, выбрал форсаж и удерживал реактивный самолет под углом около 70 градусов носом вверх, проверяя отзывчивость руля направления в обоих направлениях. «Я был поражен, я многому научился в этом маневре», — отмечает Уэйд. Он оценил МиГ как равный F/A-18 в области малых скоростей и большого угла атаки.
Затем Меницкий сделал поворот на 360 градусов, который, по оценкам Уэйда, перегрузка составляла около 8g. Канадец ощутил себя «погребенным в кабине пилота», он «работал с трудом» «просто пытался не потерять сознание».
Через 15 минут он получил команду приземлиться. Уэйд повернул реактивный самолет, опустил закрылки и шасси и, когда почувствовал, что это нужно, коснулся земли. «Я был очень впечатлен», — говорит пилот.
Полет на МиГе покорил Уэйда, но он по-прежнему придерживался мнения, что советские истребители были созданы для войны на истощение — «торчащие заклепки, изношенные шины, довольно грубые». Но все эти недостатки они перекрывали чистой мощью.
После приземления советская делегация приложили все усилия, чтобы Боб Уэйд не разговаривал сразу со СМИ. Они отвели его в павильон, где уговорили выпить не меньше трех стаканов водки. Тосты поднимали «за самолет», «за Уэйда», а затем «за Советский Союз». «Те ребята выпили их прямо до дна», — говорит Уэйд, который поступил так же. «Я мало что помню из происходившего после этого в павильоне… Я был очень пьян», — признается он. Оглядываясь назад, он признает, что он, вероятно, хорошо отозвался журналистам о МиГе: «Я действительно дал им хорошую прессу».
После событий в Абботсфорде начальник штаба обороны Канады вызвал Уэйда в Оттаву для срочного опроса. Затем его рассказ захотели выслушать два агента ЦРУ. В итоге весь последующий год он проводил брифинги, посвященные МиГ-29.
Через три месяца после авишоу в Абботсфорде пала Берлинская стена, и холодная война завершилась в одночасье. Как и во многих странах, в Канаде произошло значительное сокращение расходов на оборону. ВВС страны были значительно сокращены, а Уэйд оставил службу, устроившись работать коммерческим пилотом.
Но его отношения с российскими военными на этом не закончились. В середине 1990-х ему позвонили из Лэнгли и сказали, что русские выбрали его для полета на Су-30, оснащенными двигателями с вектором тяги, в Фарнборо. Более того, ему заплатят за это. За день до того, как он должен был вылететь в Британию, ему сообщили, что российская сторона отменила поездку. Как признается Уэйд, он испытал «одно из самых сильных сожалений в жизни».
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика