Дерсу Узала: работал ли знаменитый охотник на японскую разведку

В 1975 году престижную кинопремию «Оскар» получил советско-японский фильм «Дерсу Узала» – экранизация двух книг русского писателя Владимира Арсеньева. Есть версия, что Акира Куросава не случайно прославил нанайского охотника Дерсу. Спутник Арсеньева, как полагают некоторые исследователи, вполне мог быть японским шпионом.

Шпион из леса?

Писатель и путешественник Владимир Арсеньев впервые познакомился с Дэрчу Оджалом (так звучит настоящее имя Дерсу Узала) в 1902 году. Через 4 года случилась их новая встреча на реке Тадуши (хотя в книгах Арсеньев изменил дату и место этого события) «Капитан» Арсеньев (как его называл Дерсу), выполнял в тайге важную миссию. Недавно закончилась русско-японская война, и царское правительство всё ещё было обеспокоено защитой дальневосточных рубежей. Поэтому оно профинансировало продолжение военно-топографических экспедиций Арсеньева.

Таким образом, Дерсу, который как бы случайно присоединился к Арсеньеву, вполне мог иметь доступ к важной, с точки зрения японцев, информации, которую записывал «капитан». Примечательно, что один из разделов дневника Арсеньева назывался «Сведения о японских шпионах». В другом разделе путешественник излагал свои соображения о возможных военных операциях японцев.

Конечно, согласно книге, Дерсу едва говорил по-русски. Однако был ли лесной охотник тем, за кого он себя выдавал? По «канонической» версии, на момент знакомства с Арсеньевым Дерсу шёл уж 57-й год, и он жил в одиночестве (семья погибла во время эпидемии оспы). На жизнь нанаец зарабатывал тем, что бил пушного зверя в тайге. Зимовал он в юрте, а летом спал в жилище из бересты.

«Я видел перед собой первобытного охотника, который всю свою жизнь прожил в тайге и чужд был тех пороков, которые вместе с собой несет европейская цивилизация», – описывал его Арсеньев.

Писателю импонировали «наивные» поступки Дерсу, например, его непонимание товарно-денежных отношений. Однако при сравнении текста «Дерсу Узала» с исходными дневниками выясняется, что, создавая художественный образ, Арсеньев идеализировал нанайца. У реального Дэрчу были вполне «цивилизованные» негативные качества – он употреблял алкоголь, порой курил опиум.

Но ещё подозрительнее его хитрость, желание показаться большим простаком и «дитём природы», чем он являлся на самом деле. Среди фактов биографии, которые Дерсу скрывал, возможно, была и его национальность – по предположению исследователя Всеволода Сысоева, в действительности охотник мог быть удэгейцем, а не гольдом, т.к. и его одежда, и образ жизни больше соответствуют традициям народа удэ.

Загадочная смерть Дерсу

Дерсу настолько близко сошёлся с Арсеньевым, что некоторое время даже проживал в его доме в Хабаровске. «Не прижившись» в городе, Дерсу отправился на Уссури, а вскоре, как считается, погиб от рук бандитов близ станции Корфовской. По словам Арсеньева, двое русских грабителей убили Дерсу, спавшего возле костра, чтобы завладеть его винтовкой. Писатель утверждает, что немедленно прибыл на место гибели Дерсу и участвовал в его похоронах. Однако по воспоминаниям первой жены писателя Анны Арсеньевой-Кадашевич, на станции Корфовской он побывал лишь через полгода. Есть, правда и другие свидетельства о гибели Дерсу. Например, хабаровский писатель Сергей Кучеренко считал, что лесного охотника убил сбежавший с Сахалина каторжник. Между тем, документальных подтверждений смерти Дерсу не существует, хотя местный пристав должен был составить протокол об обнаружении тела. Могила Дерсу, как отмечал Арсеньев, со временем затерялась. Всё это вызывает закономерный вопрос – не ушёл ли на самом деле Дерсу за границу?

В пользу версии о шпионаже говорит и тот факт, что самого Арсеньева допрашивали на эти темы чекисты. После смерти писателя, в 1930-х годах, он был объявлен никем иным, как главой японской разведки на Дальнем Востоке. «Стараниями» НКВД пропали архивы Арсеньева, включая рукопись книги «Страна удэге» – дело всей жизни путешественника. Однако, учитывая, что в сталинские времена за шпионаж расстреливали ни в чём не повинных людей, эта версия является шаткой. Тем более, что уже при советской власти доброе имя Арсеньева было восстановлено. А значит и Дерсу, скорее всего, никаких секретных заданий японцев не выполнял.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика