«Шурави не умеют торговаться»: чем советские солдаты шокировали афганских продавцов

Ограниченный контингент ВС СССР в Афганистане действовал в этой республике с 1979 до 1989 года, почти 10 лет. За это время здесь прослужили свыше 600 советских военнослужащих. У мирных афганцев с «шурави» за данный период успели сложиться особые, обособленные взаимоотношения, к которым обеим сторонам надо было привыкнуть.

Пронырливость «бача»

«Бача» в переводе на русский означает «парень», «пацан». Как вспоминал подполковник запаса, «афганец» Игорь Шелудков, на его памяти самыми шустрыми участниками товарообмена между населением Афганистана и военнослужащими советского Ограниченного контингента были местные пацаны – те самые «бача». Они нисколько не боялись «шурави» и использовали любые возможности для того чтобы получить у них «бакшиш» (подарок).

Несмотря на повальную неграмотность населения Афганистана, многие его жители проявляли удивительную сметливость в плане общения с русскими (так в республике называли весь «шурави»-интернационал Ограниченного контингента) – особенно когда это касалось получения материальной выгоды от чужеземцев. Игорь Шелудков говорил, что пока некоторые из «бача» забивали голову неопытным в общении с местным населением «афганцам» своим «бакшишем» («платой за проезд», как говорили быстро обучавшиеся русскому языку мальчишки), другие пацаны за считанные минуты сливали из бензобаков советских машин горючее, за раз одно-два 10-литровых ведра.[С-BLOCK]

«Серега-магазин»

«Афганец» Игорь Шелудков вспоминал, что в 80-е в Кабуле многие местные дуканы (торговые лавки) работали в основном на «шурави», и даже назывались «по-русски»: «Серега-магазин», «Иван-магазин», «Косметика для офицерских жен. Прямо из Парижа!». Потенциальных покупателей сразу же окружали «бача», наперебой зазывавшие в тот или иной дукан. Цены в магазинах были ниже, чем в военторге, поэтому советские военнослужащие по возможности предпочитали отовариваться у местных.

«Бача» выполняли роль современных менеджеров по продажам, взрослые хозяева точек в процесс торговли не вмешивались. Мальчишки сравнительно хорошо говорили по-русски, быстро подбирали товар по предлагаемым «шурави» спискам (джинсы, кроссовки, рубашки и прочий дефицит для СССР). Если покупатель попадался дотошный, скрупулезно подсчитывал стоимость приобретенного на калькуляторе, его не обманывали – все сходилось до афгани: торговцы дорожили своей репутацией.

Среди афганских торговцев ценились советские внешпосылторговские чеки, они в конце 70-х и в 80-х годах служили в стране самыми устойчивым эквивалентом денег. На втором месте были местные афгани, а также пакистанская и иранская валюта. В крайнем случае при расчете использовались советские рубли – их можно было реализовать студентам, учившимся в СССР. А вот американские доллары у местных торговцев не котировались – их при покупке товаров просили не предлагать.[С-BLOCK]

«Пещерное» представление о сделках

Командир 6-го отдельного мотострелкового батальона спецназа, дислоцированного в Лашкаргахе (юг Афганистана, провинция Гильменд) Владимир Еремеев рассказывал, что местное население его спецназовцев встречало в целом весьма дружелюбно. Рыночные торговцы охотно предлагали товары, и при их приобретении непременно одаривали бойцов «бакшишем». Подростки пытались всучить советским воинам «чарс» (наркотик на основе индийской конопли, часто используемый военнослужащими Ограниченного контингента и приобретаемый ими у местного населения). Всегда нужно было внимательно следить, чтобы эти вертевшиеся вокруг «шурави» «бача» не открутили какую-нибудь деталь от военной техники.

Опытнейший спецназовец Владимир Еремеев, десятки раз ходивший на душманские караваны с оружием и наркотиками и многократно участвовавший в боестолкновениях с моджахедами, отмечал, что у «темных», далеких от цивилизации афганцев было своеобразное представление о сделках и услугах.

Один из информаторов Еремеева, мужчина средних лет, весьма необычно «отблагодарил» комбата за угощение банкой сгущенки (афганец накануне сообщил батальону спецназа важную информацию об очередном караване). Насладившись прежде никогда не пробованным лакомством, местный житель привел на советский командно-пропускной пункт девочку-афганку и запросил ящик сгущенного молока взамен на ребенка, которого намеревался «отдать в жены» комбату. Еремеев вызвал своего заместителя по тылу, распорядился выдать просителю ящик со сгущенкой вдобавок с ящиком тушенки, а своему информатору сказал: «Забирай это все вместе с девочкой, но только продолжай дальше сдавать караваны!».

По воспоминаниям ветеранов афганской войны, средневековые условия жизни большинства местного населения Афганистана тех лет накладывали отпечаток и на отношение к «шурави» – афганцы были рады любому «бакшишу», материальному стимулу. Многочисленный Ограниченный контингент советских войск во многом был для них средством к существованию.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика