К юбилею Светланы Немоляевой выходит фильм, в котором она сыграла главную роль

18 апреля — юбилей у народной артистки РСФСР Светланы Немоляевой. Как раз в этот день в онлайн-кинотеатре Kion вышел новый фильм «Синдром жизни», где Светлана Владимировна сыграла главную роль.

Ее героиня — пожилая женщина Елизавета Петровна похоронила мужа, с которым прожила всю жизнь. Разбирая его вещи, она находит письмо, из которого узнает, что у мужа была вторая семья. Елизавета Петровна пытается найти понимание у дочери Валерии и единственного внука, но те не хотят ее слушать, у них — свои проблемы… Накануне дня рождения актрисы обозреватель "РГ" поговорила со Светланой Немоляевой о ее новой работе, и о многом другом.

Мне очень понравились слова вашей героини в самом начале фильма "Синдром жизни" о том, что в любой ситуации женщина должна носить шляпку. Как, несмотря на возраст и обстоятельства, оставаться элегантной, женственной и быть востребованной?

Светлана Немоляева: Не поверите, но в жизни хожу совершенно неприбранная — в удобной одежде и без краски на лице. И это мой вид отдыха, и на даче я всегда такая. Однако же то, что я все-таки 62 года проработала в театре, и в кино много снималась, повлияло на то, что на работе и на людях я тщательно крашусь и одеваюсь.

Когда меня никто не видит, кроме домашних, распускаюсь, как не знаю кто (смеется). И моя невестка Алина — она очень остроумная, когда я куда-то иду, например, в магазин, спрашивает меня: "Как ты пойдешь на улицу? Как черт знает кто или как народная артистка?". Я ей все время говорю: "Пойду, как черт знает кто". Пользуюсь, конечно, тем, что меня сейчас с возрастом уже узнают гораздо меньше, чем было раньше.

Но мое правило, мое жизненное кредо: когда я на сцене театра, снимаюсь в кино, нахожусь в публичных местах, где много людей, и что-то должна представлять, то обязана всегда быть комильфо — в форме. В жизни могу отдыхать, и быть какой угодно. А вот когда этого требует профессия, должна соблюдать все правила.

Что до шляп, я их люблю. Мне однажды Олег Табаков на одном из моих торжеств сказал: "Ты — шляпная артистка". И подарил мне огромную, как гриб, шляпу. Но как символ, потому что носить ее невозможно. Она такая театральная, смешная. Однако мне она очень дорога, потому что это его подарок.

Новый фильм — "Синдром жизни" вы делали вместе с актрисой Марией Шалаевой — это ее дебют как режиссера в полнометражном кино. Охотно ли вы соглашаетесь работать с дебютантами? Как работалось именно с ней? Не было опасения, что получится слишком женское кино?

Светлана Немоляева: Когда мне что-то интересно, не думаю о том, кто это делает. Я сейчас мало знаю режиссеров. Да и это не то, что было во времена Рязанова, когда каждый режиссер был на счету, и все знали их подходы и победы. Тогда была такая плеяда бесконечно талантливых режиссеров — Данелия, Тарковский и многие другие.

Сейчас, по большей части, я знакомлюсь с режиссерами на съемочной площадке. В наши времена в почете продюсерское кино. Вот и Машу Шалаеву ранее не знала. Мне прислали сценарий, я прочла, и мне понравилось. В первую очередь — судьба героини. И хотя она в какой-то степени ординарная, потому что много женщин проживает такое в жизни — не знают о том, что у супруга существует вторая жизнь, но все же задела меня за душу. Сценарий был написан талантливо, внятно, и мне нравилось то, что моя роль с маленьким количеством текста, но с большим внутренним эмоциональным проживанием. А когда мы начали с Машей работать, мне сразу стало с ней комфортно и интересно. Несмотря на то, что она человек неопытный, и эту неопытность я видела.

А видела, потому что много снималась, и брат у меня — кинооператор очень известный, и папа был кинорежиссером. Ну, родилась, я считай, в кино, и сделала в нем первые шаги. Поэтому видела, сколько Маше приходилось делать дублей — она все искала, как лучше. Думала даже ей сказать, мол, Маш, а вот смотри, Эйзенштейн рисовал раскадровку к каждому своему кадру, поэтому, может быть, и не надо было ему столько дублей. Но, с другой стороны, для нее это первая картина. Зато она очень уверенный человек, твердо знает, чего хочет. Это в режиссуре необходимые качества. И еще у нас с первого же съемочного дня было условие. Я ей сказала: "Маша, хоть я и артистка с большим опытом и, в основном, театральная — могу наиграть и переиграть — вы меня не бойтесь останавливать. Говорите мне: "Светлана Владимировна, вот тут не так, потише, смягчите" и так далее". Театр — другой жанр, я же в нем работаю "на галерку", чтобы было слышно всем, со всех сторон видно, это иная структура существования.

И Маша меня услышала. У нас с ней сразу возникли добрые творческие отношения, потому что ни я ее не боялась, ни она меня. Особенно она мне помогла в той сцене, где моя героиня находит письмо мужа и узнает, что у него была семья. Я работала буквально под ее диктовку. Она мне говорила, как и что, и я за ней следовала. Не знаю, дошла ли эмоция до зрителя…

Дошла, в полной степени. Как зритель подтверждаю, что у вас получилось очень проникновенное кино, и роль ваша мне очень понравилась. Но вы заговорили о театре — всю жизнь проработали в одном. Сейчас это выглядит странным, особенно по нынешним временам, когда люди все бросают, мечутся, куда-то уходят. Вы ведь тоже переживали разные времена. Но всю жизнь — в одном театре, и замужем за одним человеком — актером Александром Лазаревым. Такое постоянство проявлять трудно? Или это наоборот облегчает жизнь?

Светлана Немоляева: Такое постоянство зависит от тех обстоятельств, которые на тебя сваливаются в жизни. У нас получилось, как в известной фразе: "Браки заключаются на небесах". Мы были еще совсем несмышленые — и Саша, и я — совсем молодые, полудети, как говорится. Мы друг друга повстречали, и это была судьба — на всю жизнь. Так же, как и наш сын Шурка (актер Александр Лазарев-младший — Прим. Авт.) в таком же возрасте женился, на своей жене, на Леночке. Когда они были в ЗАГСе и расписывались, им тоже было по двадцать два. Как и нам с моим Сашей. Ему было 22, мне через два месяца должно было исполниться 23 — я чуть-чуть его постарше. И женщина, которая в ЗАГСе Шуру и Алину расписывала, сказала про них: "Эти будут жить". Вот они уже и живут вместе 35 лет. И у Саши родители жили около 60 лет. Вы можете себе представить? И мои родители всю жизнь жили вместе. Тоже лет 50 с небольшим. Поэтому, как мне кажется, это какое-то провидение, рука судьбы. А бывает, что люди и расходятся. Но нельзя никогда, ни в коем случае никого осуждать. Это счастье, когда человек сразу находит того, кто ему по жизни нужен.

Не могу сказать, что у всех людей жизнь бывает гладкой. И наша с Сашей такой не была. Потому что два актера, разные темпераменты, воспитание, даже города. Он — петербуржец, я — москвичка. Разные родители, но, кстати, должна сказать вам, до конца жизни они были в хороших отношениях. А мы, конечно, могли и поругаться, и поскандалить, но это никогда не вызывало желания расстаться. Наоборот, вызывало желание помириться. Вот, благодаря провидению, мы и были вместе 51 год, но Саши нет уже больше десяти лет, а я благодарю судьбу за то, что он у меня был.

Если есть совет по этому поводу? С удовольствием выслушаю, и не я одна.

Светлана Немоляева: Нет, советов нет. У меня Сашка всегда смешно отвечал на этот вопрос — нам его часто задавали. Он говорил: "Хотя я родился в Стране Советов, то советы терпеть не могу давать". То есть совет дать невозможно.

А что вы ответите про театр?

Светлана Немоляева: В театр я пришла маленькой девочкой. После института и после съемок картины "Евгений Онегин". Мне — 21 год, весна, май месяц. Уже зазеленели листочки. И я ожидала своего часа показа. В какую-то гримерку меня отвели, где дерево смотрело в окно своими листьями. И я стояла в этой гримерке и не могла поверить своему счастью, что сейчас кто-то будет меня прослушивать и вдруг меня возьмут. Ну и меня действительно взяли. И с тех пор моя любовь к театру осталась неизменной. Понимаете, что бы ни было. А было — все! Мне никогда судьба не преподносила ничего на блюдечке с голубой каемочкой. Не всегда я получала роли в первом составе, не всегда во мне были заинтересованы. Но все побеждала моя любовь к сцене. Я испытывала невзгоды лишь тогда, когда мне не давали роли, а я понимала и чувствовала, что смогу ее сыграть. Вот это меня приводило в отчаяние, переживание. А больше ничего.

Когда моего Сашу спрашивали: "Как вы смогли прожить в одном театре 50 лет?", он говорил: "Ничего подобного. Я прожил в одном здании 50 лет. Но все это время у меня были разные театры. Был один театр Охлопкова, другой — Гончарова, и третий — Арцибашева. У меня было три разных театра!". И он прав на сто процентов, потому что театр — это лидер. И у меня тоже были Охлопков, Гончаров, Арцибашев, потом — Карбаускис. Со всеми было трудно — театр тяжелый организм. Все могли меня в чем-то и обидеть, и ночи были бессонные, и все что угодно. Но я благодарна театру за то, что сыграла огромное количество ролей в роскошной, потрясающей драматургии.

Актера определяют тремя постулатами. Это драматургия, режиссер и партнеры. И партнеры у меня были феноменальные, о которых и мечтать не снилось. И моя жизнь в театре сложилась благодаря этим трем составляющим. Зачем уходить из своего театра, который я полюбила с первой минуты, находясь майским днем в маленькой гримерке и говоря себе: "Боже, какое это счастье!".

Вы сейчас заняты в семи спектаклях…

Светлана Немоляева: Семь названий — это правда. Но я уже не играю ни "Мертвые души", ни "Женитьбу", потому что мне тяжело. Хотя Коробочку в "Мертвых душах" я играла лет восемь. Обожала эту роль. Я там так волновалась, хулиганила и безобразничала, что получала сама от себя полнейшее удовольствие. А сейчас у меня в репертуаре "Таланты и поклонники", "Бешеные деньги", "Плоды просвещения", "Кант" и "Как важно быть серьезным". Но это же много для человека моего возраста?

Вы играете на одной сцене с внучкой Полиной.

Светлана Немоляева: Да, Полина моя звездочка в жизни, и я ее очень люблю. Конечно, я ей желаю счастья, прежде всего. А сама — счастлива с ней работать. Причем у нас такие отношения с ней на сцене…. Не родни, мол, вот близкие — бабушка и внучка. А отношения партнеров, двух актрис, которые работают вместе. То есть нам родственные связи в профессии не мешают нисколько. Мы вместе с ней существуем так, как надо партнерам на сцене: слышим друг друга, отвечаем друг другу и понимаем друг друга.

Между тем

Внучка Светланы Немоляевой — Полина Лазарева представила на 29-м Открытом фестивале студенческих и дебютных фильмов "Святая Анна", который проходил в Москве с 15 по 20 апреля, свою режиссерскую работу, она же — дипломная — короткометражный фильм "Любите ли вы театр?". Главные роли в фильме сыграли Светлана Немоляева, Евгения Симонова и Роман Мадянов. А снимали картину в Театре имени Маяковского, где Полина играет на одной сцене вместе с бабушкой.

Пять фактов о Светлане Немоляевой

1. Актриса служит в Театре им. В. Маяковского более 60 лет.

2. Немоляева начала свою театральную карьеру с роли Офелии в "Гамлете". Этот спектакль шел 8 лет.

3. Всего у актрисы более пятидесяти ролей на сцене: Бланш ("Трамвай "Желание"), Анна Андреевна ("Ревизор"), Мэй ("Кошка на раскаленной крыше") и другие.

4. Для кино Светлану Немоляеву открыл Эльдар Рязанов. Фильм "Служебный роман" принес актрисе всесоюзную известность.

5. Эльдар Рязанов за фирменную улыбку сквозь слезы прозвал Немоляеву "Чаплиным в юбке".

10 фильмов Светланы Немоляевой

1 "Служебный роман" — Ольга Петровна Рыжова, коллега и подруга Новосельцева

2 "Гараж" — жена Евгения Ивановича Гуськова, научного сотрудника НИИ

3 "О бедном гусаре замолвите слово" — мадам Жозефина

4 "По главной улице с оркестром" — Романовская, жена Валентина

5 "Визит дамы" — Матильда, жена Альфреда Илла

6 "Марш Турецкого. Возвращение Турецкого" — Любовь Викторовна, знаменитая актриса

7 "Артистка" — Тамара Аркадьевна, актриса, прима театра

8 "Мешок без дна" — чтица

9 "Ван Гоги" — Тома

10 "Формула мести" — генеральша

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика