Мелетий Зыков: что гестапо сделал с главным пропагандистом власовцев

Летом 1942 года в одиночную камеру военнопленного красноармейца Якова Чугунова, оказавшегося в гестапо, вошел невысокий коренастый человек. Он представился Мелетием Александровичем Зыковым, рассказал, что участвовал в Гражданской войне на стороне красных, работал в газете «Известия», был сослан в лагеря. Этот Зыков предложил Якову работать в газете для военнопленных. Двадцатишестилетний красноармеец, не пришедший еще в себя после избиений, тем не менее, сотрудничать отказался.

Подобную же историю рассказали после войны и несколько других военнопленных, чудом выживших в берлинском гестапо.

Судьба тех, кто отказался сотрудничать, была незавидна. Но и судьба самого Зыкова оказалась ненамного лучше. Он бесследно исчез в июне 1944 года. О том, почему это произошло, и кто стоял за исчезновением, споры идут по сей день.

Троцкист или «великий комбинатор»?

О том, как жил и чем именно занимался этот человек до войны, имеются довольно обрывочные сведения.

Уже в наши дни исследователям, после серьезной работы в архивах, удалось установить, что при рождении его звали Эмиль Израилевич Ярхо, родом он с Украины. Подростком он принял православие – в Российской империи выкресты могли сделать удачную карьеру. При крещении Эмиль стал Мелетием (иногда пишут «Милентий»). Он взял фамилию Зыков, а «Ярхо» преобразовалось в «Ярко», именно так Мелетий Зыков стал подписываться в пору своего сотрудничества с различными газетами. Впрочем, иногда он подписывался «Аптекман» — это девичья фамилия его матери.

Мелетия бросало по всей необъятной стране из конца в конец. В годы Гражданской он повоевал и за красных, и за белых. После отметился как корреспондент в газетах Крыма, Воронежа, Хабаровска, Казахстана, Омска, Ханты-Мансийска. С Ханты-Мансийском связана весьма живописная история, достойная пера Ильфа и Петрова. Зыков работал ответственным секретарем местной газеты. Он заключил с окружным исполкомом договор на написание книги об истории хантов и манси, получив аванс в размере тысячи рублей. Вскоре после этого Зыков вошел в оргкомитет пробега, посвященного очередной годовщине создания округа. Пробег «Остяко-Вогульск – Москва» должен был пройти в 1936 году на … оленьих и собачьих упряжках. Кроме этого, Зыков пишет весьма бойкие фельетоны, выступает с лекциями и дает сеансы одновременной игры в шахматы. Пробег не состоялся, книжка издана не была, а Зыков покинул Ханты-Мансийский округ.

Через несколько месяцев газета «Омская правда» гневно бичует Зыкова в числе других «троцкистов и контрреволюционеров».

Что происходило с Мелетием Зыковым с момента выхода этой статьи и до 1942 года, когда он, согласно документам Фрунзенского райвоенкомата Москвы, был призван на фронт, неизвестно.

Война и плен

Провоевал Мелетий недолго. В том же 1942 году под Батайском сдался в плен. Был он к тому моменту, заметим, политруком батальона. Как удалось комиссару с выраженной еврейской внешностью избежать расстрела на месте – загадка.

Разгадка, вероятно, кроется в том, что Зыков приукрасил свою биографию, сочинив себе и сотрудничество с Бухариным в газете «Известия», и родство с наркомом просвещения Бубновым (он, вроде бы, был женат на его дочери), принадлежность к высшей партийной элите, и, наконец, пребывание в ссылке под Магаданом.

Уже в лагере он сумел произвести на немцев впечатление своими познаниями в области экономики и потенциалом публициста. Его привлекли к сотрудничеству в департаменте «Вермахт пропаганда».

На службе у генерала Власова

Все, кто пишет о деятельности генерала Власова, сходятся на том, что именно Мелетий Зыков был тем человеком, который создавал РОА ореол «освободительницы от сталинизма». Зыков выпускал газету «Заря» для населения оккупированных территорий, и сумел сделать ее такой, что на первых порах она даже вызывала доверие у советских граждан. Этому немало способствовал журналистский талант Мелетия. Говорят, он в одиночку мог надиктовать все содержание номера – от передовицы до раздела «Письма наших читателей». Тексты получались яркими и очень убедительными.

Близ Берлина была создана школа для подготовки пропагандистов РОА. Зыков завершил обучение в числе первого набора этой школы, и был оставлен в качестве преподавателя.

Каким образом еврею удавалось быть на хорошем счету у нацистов – настоящая загадка. Тем не менее Зыков неплохо жил, да еще и ухитрялся не очень скрывать при этом своих взглядов. Он заявлял, что ненавидит Сталина за то, что тот исказил ленинское учение, декларировал свою приверженность идеям «правильного» коммунизма. Именно так взгляды Зыкова описывал один из сотрудников газеты «Заря» М. Китаев.

Исчезновение Зыкова

Летом 1944 года в деревню Рангсдорф под Берлином, где жил Зыков, приехала легковая машина, из которой вышли люди в штатском. После краткого разговора они увезли Зыкова и его переводчика Ножина в неизвестном направлении. С тех пор никакой информации о Мелетии у его друзей и сослуживцев не было.

Существуют несколько версий того, что произошло. Возможно, на Мелетия донесли лица из окружения самого Власова, считавшие, что Зыков – за советы, хоть и без Сталина. Такую версию излагает один из создателей РОА Константин Кромиади. Сам Кромиади, кстати, тоже не жаловал Зыкова, говоря, что от него несет «советчиной».

Многие из тех, кто был так или иначе связан с РОА, считали, что Зыков пал в результате противоречий между немецкими спецслужбами. Одни намеревались использовать Мелетия в деле военной пропаганды, другие видели в нем скрытого врага, к тому же – еврея.

Как только Зыков пропал, Власов потребовал расследования, однако оно велось крайне халатно. Органы СД, например, отказались выехать вслед за похитителями, из-за отсутствия бензина. Затем был пущен слух, что Зыков на самом деле агент советской разведки, и его то ли похитили, то ли ликвидировали сотрудники советской резидентуры.

Однако, автор статьи «Воспоминания о Русском освободительном движении» Николай Покровский утверждает, что Зыков был арестован немцами, и что он, Покровский, даже знал человека, который арестовал Зыкова.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика