Об Александре Невском

О князе Александре Невском существует два противоположных мнения. Традиционно его считают защитником Русской земли, героем и примером благочестия. Но есть у него и противники, утверждающие, что князь Александр Ярославович скорее навредил развитию страны, а миф о нем возник позже по ряду политических причин.

В этой статье мы собрали основные критические утверждения в адрес Александра Невского и попросили прокомментировать их доктора исторических наук Сергея Викторовича Алексеева.

Утверждение 1. Никакие псы-рыцари Руси не угрожали

Александр Ярославович склонился к союзу с Ордой исключительно ради укрепления собственной власти, а не ради защиты страны от угрозы с Запада. В то время как немецкие ордена на самом деле не угрожали Руси и противостоять им было не нужно.

На самом деле:
Начнем с главного: Александр не «склонялся к Орде» — зависимость от нее досталась ему по наследству, вслед за отцом Ярославом Всеволодовичем, и альтернатив ей после разорения Руси Бату-ханом просто не было.
Все отношения Александра с Ордой были обусловлены не стремлением «укрепить собственную власть» и, с другой стороны, не «угрозой с Запада», при всей ее серьезности, а именно необходимостью сбережения того, что осталось от Владимирской Руси. Первая вынужденная поездка Александра в Орду произошла через шесть лет после Ледового побоища и за пять лет до нового, и очень короткого, конфликта с Тевтонским орденом. Конкретно в это время отношения между немцами и Новгородом были (в кои-то веки) мирными благодаря победе Александра. После смерти Ярослава Всеволодовича (отравленного в ставке монгольского великого хана) между его братом Василием и сыном Андреем началась тяжба за Владимир, и Андрей, а за ним и дядя, отправились своей волей к Бату-хану. Александр в распре не участвовал, довольный своим новгородским княжением, но Бату, обеспокоенный неясностью его намерений, вызвал его к себе, как старшего сына Ярослава, под угрозой вторжения.
Что касается Ордена меченосцев и затем Тевтонского ордена, то они представляли собой вполне ощутимую угрозу независимости Руси. Вступив в конфликт с русскими князьями почти сразу после начала завоевания Прибалтики, немецкие рыцари уже с 1230-х годов впрямую угрожали самим столицам ближайших русских земель. Они не раз подступали к Пскову, и в 1240 году захватили его. Позже, в 1299 году они на время завладеют Полоцком.
Ни политическую, ни тем более религиозную независимость Руси они, конечно, в случае победы сохранять не собирались. В XIII веке не раз издавались папские буллы, делящие даже еще не захваченные русские земли между рыцарями и католическими прелатами Прибалтики. Ничего удивительного, что, когда папа Иннокентий IV предложил Александру королевскую корону на условиях принятия католичества и допуска на земли Руси крестоносцев (то есть начала религиозной смуты внутри Руси и превращения ее в поле битвы внешних сил), это предложение было отвергнуто.

Утверждение 2. Александр не был серьезным полководцем

Сражения на Неве и затем на Чудском озере — национальная мифология, а в реальности это были незначительные стычки. Никаких полководческих талантов Александр не проявил.

На самом деле:
Это неправда. Александр воевал не раз, — против немцев, шведов, литовцев, — и ни разу не терпел поражений. Сражения на Неве и Чудском озере — его первые, но не последние полководческие достижения. Иногда сам слух о том, что он возглавляет войско, заставлял противника бежать. Так было, например, в 1256 году, когда шведы вновь высадились на новгородских землях.
Что касается конкретной значимости Невской битвы и Ледового побоища, то об этом написано и сказано немало. Ученые могут спорить о деталях, но есть факты. Сражению на Неве часто ставят «в вину» то, что оно не описано в шведских источниках, — забывая, что подробные сведения об истории самой Швеции в этих источниках содержатся только с конца XIII века. О внешней и военной политике Швеции XII–XIII веков мы узнаём из источников иностранных — немецких, датских, норвежских, русских. Следует отметить, что на Руси Невская битва в то время имела больший резонанс, чем битва на Чудском озере.
Значимость же последней очевидна уже из того, что она подробно описана с обеих сторон. С русской стороны это Новгородская первая летопись и Житие Александра Невского, с немецкой — Лифляндская рифмованная хроника. Войсками в «Ледовом побоище» командовали новгородский князь и дерптский епископ (объединивший силы с Тевтонским орденом). Одно это свидетельствует о том, что «незначительной стычкой» битву назвать нельзя — обе стороны задействовали в ней все наличные силы. Насколько велики эти силы были — опять же предмет споров. Связаны эти споры с тем, что немецкий источник отмечает только потери полноправных орденских рыцарей, а русские — всего вражеского войска, включая подвластных Дерпту эстов, которые гибли «без числа». Кроме того, немецкий хронист подчеркивает численное превосходство новгородцев. Правда, сравнивает он всё новгородское войско (славившееся качественной пехотой, особенно лучниками) опять же с одними «братьями» (то есть рыцарями Тевтонского ордена), не беря в расчет не только пеших, но и остальную кавалерию. Как бы то ни было, следует иметь в виду, что несколько тысяч воинов с обеих сторон — нормальная численность для генерального сражения между европейцами в эпоху высокого средневековья, когда главной ударной силой являлась немногочисленная тяжелая конница.
Победа Александра закрепила освобождение от немцев Пскова и вынудила орден пойти на серьезные территориальные уступки. Новгород получил долгую мирную передышку — шведы не беспокоили новгородцев с 1240 по 1256 годы, а немцы — с 1242 по 1253. Причем в обоих случаях сразу после вторжений враги бежали, только заслышав о приближении новгородского войска, в 1253 году — даже когда войско вел не Александр.

Утверждение 3. Александр был безжалостным человеком. Как правитель он проявил себя жестоким диктатором даже на фоне современников

На самом деле:
Известно лишь о двух случаях, когда Александр прибегал к казням. В 1241 году, выбив немцев из Копорья и разрушив построенный ими здесь замок, князь казнил изменивших Новгороду в пользу ордена финских старейшин. Много позднее, в 1257 году, Александр сурово расправился с дружинниками своего княжившего в Новгороде сына Василия. Это событие обычно рассматривается в контексте возмущений против ордынской переписи, происходивших тогда в Новгороде. Однако простых новгородцев, в 1259 году бунтовавших против монгольских послов, никакие репрессии, сколь известно, не затронули. Приближенных же Василия обвинили в том, что они поссорили того с отцом, так что едва удалось избежать войны. Следует, кстати, отметить, что Александр, не раз воевавший, никогда не участвовал в междоусобицах — и вот этим действительно сильно отличался от правителей-современников.
Впрочем, тут следует спросить: о каких именно современниках идет речь? О Чингиз-хане, Бату-хане и Хубилае? О вождях крестоносного завоевания Прибалтики или Византии? О сторонах Альбигойских войн или борьбы гвельфов и гибеллинов в Италии?
Всё это и есть «время» Александра.

Утверждение 4. Александр Невский утвердил деспотизм на Руси

Если бы не он, Русь интегрировалась бы в западный мир наравне с другими европейскими странами и стала бы преуспевающей европейской державой, как Франция или Германия, но «поворот к Орде» сыграл свою негативную роль.

На самом деле:
Александр никакого «деспотизма» не утверждал хотя бы уже потому, что, сколь известно, не проводил никаких внутриполитических реформ. Другое дело, что он оказался наиболее авторитетным среди подданных и сородичей князем и для Новгорода, и для Владимира — и там, и там он удержал власть до самой кончины, и уникально долго для своей эпохи. Никакого «поворота к Орде», как уже сказано, он не совершал, а политическое устройство Франции и тем более Германии эпохи «феодальной раздробленности», увы, лишь немногим отличалось от политического устройства Руси.
Любителям искать «исторические развилки» стоит искать их позже, — и, кстати, вспомнить, что абсолютная монархия родилась как раз в «преуспевающих европейских державах».
Ну а насчет «интеграции в западный мир» — речь шла исключительно о завоевании Руси немцами, которые не предполагали оставлять ей и той доли автономии, которую оставили, в основном ввиду различия в жизненном укладе, монголы. Когда немцы взяли Псков, то вынудили марионеточного князя, приведенного с собой, передать город Дерптскому епископству и Ордену. Завладев в 1299 году Полоцком, немцы просто включат его в состав орденских земель. Для освобождения Полоцка князя, равного Александру, на Руси не найдется, — и немцы будут выбиты оттуда не русскими, а литовцами. С этого начнется возвышение Великого княжества Литовского, вылившееся в отторжение и многовековую принудительную «интеграцию» всей Западной Руси. Последствия этого мы ощущаем до сих пор.
Так что со всеми основаниями против той «интеграции», которую сулили Руси крестоносцы, у нас принято возражать. Возражали и в 1613-м, и в 1812-м, и в 1941–1945-м.
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика