Когда 3 марта 1943 года советские войска вошли в оставленный немцами Ржев перед их взорами предстала удручающая картина: полностью разрушенный город и несколько сотен выживших жителей. Фактически Ржев нужно было отстраивать и заселять заново.

Под оккупацией

Германские части приближались к Ржеву настолько стремительно, что советское командование не успевало закончить эвакуацию. Но тех, кто смог покинуть пределы города и присоединиться к двигавшимся на восток колоннам ждали беспощадные немецкие бомбардировки. Все, что не успели увезти из Ржева, советским войскам пришлось уничтожить: запасы продовольствия, фураж и боеприпасы.

14 октября 1941 года буквально через несколько часов, после того как Ржев покинул последний советский солдат в город вошли немецкие танки и пехота. К сожалению, врага не смогли остановить ни километры противотанковых рвов, ни многочисленные оборонительные сооружения. К этому времени в Ржеве из 56 тысяч жителей оставались не более 20 тысяч. Им пришлось жить под фашисткой оккупацией в жесточайших условиях прифронтового города.[С-BLOCK]

Заняв Ржев, гитлеровцы сразу приступили к его разрушению: были выведены из строя коммунально-бытовые и промышленные предприятия, взорваны вокзалы, учебные, медицинские, детские учреждения, а также театры, музеи, дома культуры и библиотеки. Пострадали парки и лесные массивы, в городе и его окрестностях немцы сожгли или вырубили значительную часть зеленых насаждений.

Одновременно с актами вандализма оккупанты приступили к созданию собственных органов власти, которыми управляла комендатура. Город был разделен на 4 сектора, в каждом свое полицейское управление, куда набирали и местных жителей. Одна из первых задач полицаев была – формировать из ржевитян трудовые отряды, призванные работать на нужды германской армии. Судя по материалам судебного процесса над коллаборационистами, из города и окрестностей на принудительные работы было вывезено около 10 тысяч жителей, многие из них погибли в пути.[С-BLOCK]

Отдельной задачей, которую ставила комендатура, было выявление коммунистов, партизан, советских активистов среди гражданского населения. Для их поимки был сформирован карательный отряд численностью в 70 человек. Оккупационные власти пообещали поощрять мешком муки либо коровой тех, кто будет выдавать им подозрительных лиц.

Разумеется, с особым пристрастием немцы относились к представителям еврейской национальности, обязав их, как и в Польше носить белые нарукавные повязки. Весной 1942 года всех местных евреев (15 семей) поселили в отдельный дом. В течение года почти все они были убиты, оставшихся в живых часовщика и портного расстреляли накануне прихода в Ржев Красной Армии.[С-BLOCK]

Историк Е. С. Федоров в книге, посвященной военному Ржеву, писал, что публичные казни двояко действовали на горожан: некоторых они заставили всецело повиноваться захватчикам, других побудили бороться с оккупантами всеми возможными средствами. Однако и те, и другие жили в постоянном страхе, не ведая, что им готовит грядущий день.

Голодные будни

Несмотря на практически полностью разрушенную инфраструктуру, мелкие предприятия в Ржеве работали. Уже через неделю после начала оккупации комендатура запустила маслобойню и мельницу, открыла жестяную, столярную, кузнечную и веревочную мастерские. Здесь для нужд вермахта изготавливались печи, тазы, ведра, лопаты и гвозди. Под Ржевом был запущен лесозавод, где наряду с гражданским населением работали военнопленные красноармейцы.[С-BLOCK]

Как пишет в своей книге Е. С. Федоров, население получало от властей по 1,25 кг муки на взрослого и 0,75 кг на детей. Работавшим на производстве дополнительно был положен сухой паек. В зимние месяцы 1941-42 годов нетрудоспособному населению трижды выделяли по несколько килограммов льняных семян. Все без исключения местные жители обязаны были платить налог: для горожан он составлял 25 рублей, для селян – 50 рублей.

Если обычные жители работали за скудный паек, то полицейские получали жалованье в размере 200 рублей, кроме того им было в день положено 400 г хлеба, сало и растительное масло. Коллаборационисты также могли поживиться тем, что награбили в период безвластия. Излишки они реализовывали через магазины. С декабря 1941-го в городе работал базар, где можно было не только покупать, но и обменивать товары. Также функционировал магазин где продукты покупались на золото: за 10 золотых монет можно было приобрести 16 кг муки.

В годы оккупации в Ржеве работали две гимназии, в которых нашлось место 40 учителям. В гимназию принимали всех, но обучение было платным. Среди обязательных предметов – алгебра, геометрия, география, немецкий язык, физика, история и даже закон божий. Открытие обоих учебных заведений было освящено служителями культа.[С-BLOCK]

В городе функционировала больница, но и здесь все было не бесплатно. Прием врача общей практики стоил 5 рублей. Работала в Ржеве и баня, однако обслуживала она лишь немцев и их пособников. В свободное время оккупанты могли позволить себе культурный досуг: для них специально открыли театр на 400 мест, в котором ежедневно играла местная молодежь. Каждый актер после очередного спектакля получал от комендатуры 3 марки и бесплатный обед.[С-BLOCK]

Основная часть горожан откровенно недоедала. Смертность от голода была крайне высокой. Проводя постоянные рейды по огородам, немецкие солдаты лишали население последних источников пищи. В самые тяжелые времена люди собирали травы, высушивали их, растирали в порошок и на этой основе пекли некое подобие лепешек. Многие за банку засоренного зерна вынуждены были обслуживать немецких офицеров: штопать, стирать, убирать.

Кратер вместо города

Для германского командования Ржев бы важнейшим опорным пунктом при продвижении на Москву. Генерал пехоты Хорст Гроссман и вовсе называл город «краеугольным камнем Восточного фронта». Поэтому неудивительно, что Сталин поставил на карту многое для того, чтобы вернуть контроль над городом. Битва за Ржев началась 8 января 1942 года.

Довольно быстро силами Калининского фронта удалось продвинуться на 15-20 километров и освободить несколько деревень на подходе к городу, однако дальше наши войска застопорились. Немцы ожесточенно сопротивлялись, а Красная Армия несла ощутимые потери. Ржевская битва вошла в историю мировых войн, как самое кровопролитное сражение. Писатель Виктор Астафьев позднее напишет: «Мы залили их реками крови и завалили горами трупов». Более чем за год боев общие потери советских войск превысили 600 тысяч человек.

Немцы понимали, что любой тактический промах в Ржевской битве способен серьезно повлиять на исход всей военной кампании. В этих условиях для Берлина единственным верным решением было сберечь войска, которые можно было перебросить на другие участки фронта, а это ни много ни мало, свыше 320 тысяч солдат и офицеров, 400 орудий и 100 единиц бронетехники.[С-BLOCK]

3 марта 1943 года немецкие войска покинули город, но прежде согнали почти всех оставшихся жителей в Покровскую церковь предварительно ее заминировав. Только через двое суток советские саперы вызволили из храма изголодавшихся, измученных горожан. Освобожденная В. Маслова вспоминала: «Вышла из церкви с 60-летней матерью и дочерью двух лет семи месяцев. Какой-то младший лейтенант дал дочке кусок сахара, а она его спрятала и спросила: «Мама, это снег?»».

Вошедшие в город части Красной Армии встретили лишь арьергард 9-й арии вермахта, который создавал видимость присутствия германских войск. Перед ними лежали руины. При отступлении немцы взорвали все, что могло иметь какое-либо военное значение: мосты, водонапорные башни, рельсовые пути, автострады. Впрочем, накануне советская авиация и артиллерия облегчила немцам задачу.[С-BLOCK]

В преддверии решающего штурма Ставка издала Приказ: «Громить вовсю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города». Упоминаемый выше немецкий генерал Хорст Гроссман писал: «День за днем борьба за Ржев… Спустя четыре недели уже невозможно узнать ни одного дома, ни улицы. Как и в первую мировую войну на Сомме кратерный пейзаж возник на месте города».

В разрушенном и испепеленном городе из 56-тысячного довоенного населения осталось лишь 362 человека.