Генерал-лейтенант СВР Леонид Решетников проанализировал ход операции на Украине

Леонид Петрович Решетников — историк и публицист, общественный деятель и генерал-лейтенант Службы внешней разведки в отставке. В СВР он проработал почти три с половиной десятка лет, руководя в последние годы ее важнейшим информационно-аналитическим направлением. И происходящие на Украине события Решетников оценивает именно с точки зрения глубокого аналитика.

 Генерал-лейтенант СВР Леонид Решетников проанализировал ход операции на Украине

Сдавайтесь, сдавайтесь, пока не поздно. Фото: Россия 24

Леонид Петрович, не ходя вокруг да около, сразу спрошу: как оцениваете ход специальной военной операции?

Леонид Решетников: Мы ввели на территорию Украины, если проводить аналогию с Афганистаном, ограниченный контингент войск. Чем он ограничен? Контрактниками, воюют только они. Нет призывников и резервистов. Призыва, как и мобилизации резерва, не было. На земле используются спецназы, десантники, морская пехота, Росгвардия и МВД со своими спецназами… Плюс, как и привыкли, действуют наши стрелковые и отдельные танковые подразделения. На Украине они воюют в очень ограниченном составе. Акцент сделан на спецоперацию.

Наши проводят ее не в классическом виде. При наступлении, как учит военное искусство, количественное преимущество перед обороняющимися должно быть минимум в три раза. А мы на земле, именно на земле, судя по получаемой информации, атакуем меньшинством. И достигаем успехов, что случается в истории крайне редко, по Изюму, Херсону, Новой Каховке, по другим территориям. Это мастерство наших воинов и командования.

А в воздухе — самолеты, вертолеты, ракеты… Тут, конечно, полное доминирование.

Кто же все-таки нам противостоит? В каком состоянии находятся Вооруженные силы Украины (ВСУ)?

Леонид Решетников: Нам противостоят свыше 400 тысяч взятых под ружье — это минимальная, приблизительная оценка. Мы должны помнить, что за восемь лет с 2014 года ВСУ пропустили через Донбасский фронт 600 тысяч человек. Каждый прошел годичную боевую подготовку. Даже если не стрелял, а просто находился на посту или в окопах. Все равно это очень серьезная практика. Боевые действия продолжались все восемь лет, и ВСУ получили достаточное количество обстрелянных резервистов, которых они призвали. Что еще надо иметь в виду? На военных курсах, в училищах США, Германии, Франции прошли стажировку около половины офицеров из ВСУ и нацистских полков. Курсы — от месяца до полугода — очень важны. Кроме того, до начала спецоперации в составе ВСУ находилось около тысячи инструкторов из стран НАТО. Литовцы и латыши занимались сержантским составом, а французы, американцы, немцы — офицерским. Число наемников точно установить нельзя, но их сотни. Даже после уничтожения нами нескольких точек их нахождения.

Теперь об украинской разведке — военной и Службе безопасности Украины (СБУ). Она еще со времен президента Ющенко, потом Януковича, находилась под контролем США. Все началось до государственного переворота 2014 года. Советники из США сидели и сидят сейчас в центральном здании разведки Украины. Методы американской разведки и способы проведения спецопераций местными освоены. Они в той или иной степени строятся по рекомендациям или под непосредственным руководством американских и прочих советников. В том числе и провокации, типа проведенной в Буче.

Америка хотя и говорит, что не воюет на Украине, но практически уже воюет

Сценарий один и тот же — крайне однообразный.

Леонид Решетников: Да, все это было в Ираке, Сирии, Ливии… Провокации все те же. Так что Америка хотя и говорит, что не воюет на Украине, но даже таким образом понятно, что воюет, и неопосредованно, а уже практически.

Использует ли ВСУ разведывательные и радиотехнические возможности НАТО?

Леонид Решетников: Огромная группировка военных спутников США, к которой присоединены спутники Германии, Франции и Великобритании, сейчас работает по Украине. Вся информация в течение суток передается Киеву. Наши специалисты в этой области считают, что не будет преувеличением сказать, что ВСУ ведут войну в режиме онлайн. Чтобы понятнее: получают все данные просто, как по телевизору. У нас, например, огромное преимущество по разработкам вооружений и по гиперзвуковому вооружению. Но нельзя давать противнику отрываться от нас в других областях. Например, над Румынией и Польшей у наших границ непрерывно висят самолеты ДРЛО (дальнего радиолокационного обнаружения) НАТО с опытными экипажами. И все полученные данные, хотя, может, и не все, сливаются в Киев, где сидят натовские офицеры, которые уже вместе с ВСУ решают, как это использовать, куда, на какие направления передавать войскам. Но тут мне бы хотелось обратить внимание и на простые, вроде бы очевидные вещи, важность которых мы не сознаем. Многое здесь зависит от нас.

Это вы о методах их тотальной прослушки?

Леонид Решетников: Любой андроид, айфон прослушиваются непрерывно, "Фейсбук", WhatsApp и прочие вайберы постоянно скидывают туда информацию, которая ни в коем случае не должна доходить до противника.

Не впадаем в некоторое преувеличение? Ну как все это можно контролировать в таких грандиозных масштабах?

Леонид Решетников: Это все уже объяснил сбежавший из США Сноуден. Контроль беспощадный. Другое дело, что объем информации огромный. Его очень сложно обработать. И если некий Иванов сказал нечто, показавшееся американцам интересным, еще не факт, что это будет перехвачено и зафиксировано. Но шанс большой, потому что работают тематические прослушки.

 Генерал-лейтенант СВР Леонид Решетников проанализировал ход операции на Украине

Леонид Решетников: Русские в бояхславятся выдающейся устойчивостью. Фото: РИА Новости

Что в данном случае обозначает слово "тематические"?

Леонид Решетников: Это прослушка по ключевым словам. Вот вам: "переброска, войска, Украина"… Заглянули, посмотрели: так, он все время пишет об этом, общается с коллегами, обсуждает, рассказывает, какие части и куда направляются. Из-за чего попадает в список персонального контроля. И за ним уже осуществляется техническое персональное наблюдение. Но можно обратить внимание на тех, кто явно представляет определенный интерес. И эта группа практически ежедневно под колпаком. Вся остальная масса отсеивается.

Может, покажется стародавним, но это же, как раньше говорили: товарищи, будьте бдительны.

Леонид Решетников: Надо быть бдительными и иметь в виду, что многие эти платформы созданы американцами. Когда они их запускали, то прежде всего преследовали разведывательные цели.

Мы говорили о сотнях наемников, воюющих на Украине. Иногда в освобожденных городах находят их следы — документы, письма, фотографии. Но среди пленных этих солдат удачи нет.

Леонид Решетников: Серьезные люди засели в штабах.

Но были же и в штабах потери.

Леонид Решетников: Нет, пока они в таких штабных точках, что взять их невозможно. Упорно идет информация — в Мариуполе скопилось много иностранцев — и гражданских, и военных. И что вертолеты, которые посылаются и которые мы частично сбиваем, отправляются не просто для вывоза командиров "Азова" (запрещен на территории России) и раненых, но и для эвакуации чужаков. Наемники-то есть: убитые, те, кто бежал. Немало их уничтожено под Львовом. Недавно отбомбили по Очакову, нет больше центра подготовки под Одессой. Сейчас, надо думать, их будут быстренько эвакуировать. Посмотрим, что будет в Мариуполе.

К этому идет. Выбьем оттуда этих зомбированных нациков?

Леонид Решетников: Конечно. Но невозможно победить, не проведя денацификацию, не уничтожив фашистской идеологии. За эти десятилетия ее вбили в зомбированные головы крепко. Но пусть знают: русские в боях славятся выдающейся устойчивостью.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика