Почему Сталин считал, что Берия носил пенсне для маскировки

Сталину очень не нравилось пенсне, которое носил Лаврентий Берия. Несколько раз вождь говорил об этом наркому. Мало того, позже Иосиф Виссарионович начал утверждать, что у Берии вполне сносное зрение, а пенсне он носит исключительно для маскировки.

В пенсне и без него

Как известно, Лаврентий Павлович Берия, занимавший пост наркома, а потом и министра внутренних дел СССР, страдал близорукостью, поэтому носил пенсне. О слабости зрения тогда уже бывшего министра в частности говорит одно из писем, написанное им в заключении в 1953 году. Если верить Борису Соколову, автору издания «Двуликий Берия», Лаврентий Павлович извинялся: «Т-щи, прошу прощения, что пишу не совсем связно и плохо в силу своего состояния, а также из-за слабости света и отсутствия пенсне». Как предполагает Соколов, пенсне у арестованного изъяли, опасаясь, что тот может покончить с собой, воспользовавшись осколками стекол.

Письма, которые Лаврентий Берия отправлял из тюрьмы в Президиум ЦК, до сих пор являются предметом спора историков. Некоторые считают их фальшивкой. В качестве одного из доказательств данной версии приводится тот факт, что на самом деле Берия носил пенсне не постоянно. По крайней мере так утверждает Юрий Мухин, автор книги «За что и как убили Сталина и Берию». По словам Мухина, Лаврентий Павлович на некоторых фотографиях запечатлен в пенсне, а на других – без него. Это говорит о том, что у министра было не такое уж слабое зрение. Мухин уверен, что любой человек, страдающий серьезной близорукостью, скажет, что не способен обходиться без очков ни минуты. Берия же нередко позволял себе ходить без пенсне.[С-BLOCK]

«Если я уступлю, он будет топтать меня»

Впрочем, возможно, что Лаврентий Берия, снимая пенсне, желал угодить Иосифу Сталину: вождю очень не нравились «окуляры» наркома. Сталин не раз просил Берию о том, чтобы тот хотя бы сменил пенсне на очки. Сын Лаврентия Павловича, Серго Берия, в своих мемуарах «Мой отец Берия. В коридорах сталинской власти» писал, что Сталин даже пытался обосновать свою просьбу. «Вы как меньшевик. Для завершения сходства не хватает только цепочки!» — говорил Иосиф Виссарионович. Берия же, по словам сына, терпеть не мог очки, поэтому и носил исключительно пенсне. Однако в первый раз, когда Сталин сделал ему замечание по этому поводу, Лаврентий Берия предпочел промолчать. Но Сталин не успокоился.

Однажды Сталин повторил свое требование в присутствии посторонних. Берия не сдержался: «Я не стану приделывать цепочку к моему пенсне. И вы тоже меня на цепь не посадите!» — ответил Лаврентий Павлович. На этот раз промолчал Сталин. Вернувшись домой, Берия рассказал о случившемся своей жене. Нина Теймуразовна не на шутку встревожилась, попросила супруга не раздражать вождя по пустякам и посоветовала сменить пенсне на очки, если «ему (Сталину) будет так спокойнее». Однако, как утверждал Серго Берия, его отец возразил жене: «Если я ему (Сталину) уступлю в пустяке, то он меня будет топтать постоянно».[С-BLOCK]

«Замаскированная змея»

Тем временем злополучное пенсне продолжало раздражать Сталина. Маршал авиации Александр Голованов в своих мемуарах «Дальняя бомбардировочная…» вспоминал один любопытный случай. В период подготовки к Тегеранской конференции Голованов приехал на дачу к Сталину и стал свидетелем неприятной сцены. Вождь приказал Голованову посмотреть на «эту сволочь», то есть на Берию, и воскликнул: «Видишь, змея… Носит очки, хотя зрение полторы единицы. Вячеслав (имеется в виду Молотов) носит очки по нужде, а этот маскируется». Все стихли. А на Берии, которого Сталин все же заставил снять пенсне, по словам Голованова, просто не было лица.

Примечательно, что Сергей Кремлев, автор книги «Великий Сталин», считает, что Берия носил пенсне вовсе не для маскировки. Однако Сталин говорил на полном серьезе, поэтому Кремлев так уверен в том, что Иосифа Виссарионовича кто-то убедил в обратном. Попросту говоря, Кремлев предполагает, что Берию подставили. Именно этим можно объяснить растерянность Лаврентия Павловича. Если бы Берия действительно в чем-либо провинился, то обязательно нашел бы что сказать. Но министр не ожидал ничего подобного, поэтому раскраснелся, а, выйдя наружу (об этом вспоминал и маршал Голованов), пытался что-то втолковать Вячеславу Молотову, тоже находившемуся в тот момент на даче.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика