Государство поддержит проекты по разработке лекарств для лечения деменции

В России появятся собственные препараты для лечения нейродегенеративных заболеваний, в том числе, различных форм деменции, болезни Альцгеймера, болезни Паркинсона. В Минпромторге России заявляют, что поддержат перспективные исследования и помогут обеспечить самый сложный этап — переход от лабораторных ограниченных партий к промышленному производству.

 Государство поддержит проекты по разработке лекарств для лечения деменции

Фото: iStock

В последние два года из-за непрекращающейся пандемии коронавирусной инфекции в центре исключительного внимания остаются разработки вакцин и лекарств противовирусного действия. При этом, отмечают в министерстве, российские разработчики лекарств ведут исследования по созданию препаратов против множества заболеваний, имеющих массовое распространение и несущих серьезную угрозу.

В последние годы особое внимание уделялось проектам по разработке лекарств для лечения сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. При этом, отмечают эксперты, все более актуальным становится поиск средств предотвращения и лечения нейродегенеративных расстройств. Объясняется это просто: уровень заболеваемости ими стремительно растет из-за увеличения продолжительности жизни. Кроме того, как говорят неврологи, данная группа диагнозов "молодеет".

"По данным Всемирной организации здравоохранения, к 2040 году около 100 миллионов человек в мире будет страдать от различных форм нейродегенеративных заболеваний. Прежде всего, от болезни Альцгеймера и болезни Паркинсона, — рассказал советник министра промышленности и торговли России Алексей Алехин, выступая в рамках делового пресс-завтрака, посвященного перспективным российским разработкам в области фармакологии. — На сегодняшний день в мире выявлено около пяти миллионов пациентов с болезнью Альцгеймера. Чуть больше — с болезнью Паркинсона. К 2030 году этих пациентов станет в два раза больше. В США посчитали, что в 2018 году общие затраты всех организаций, домохозяйств, пациентов и их родственников на преодоление проблем, связанных с болезнью Паркинсона, составляли около 50 миллиардов долларов. К 2030 году, по прогнозам, эти затраты возрастут до 70 миллиардов долларов. Если через экономический расчет попробовать экстраполировать это на российскую действительность, станет ясно, что речь идет об очень серьезных затратах, которые в перспективе может понести наше государство".

Эта тема тем более важна, что в рамках национальных проектов "Демография" и "Здравоохранение" ставится задача не просто увеличения средней продолжительности жизни (напомним, в перспективе Россия должна войти в клуб стран 80+), но и обеспечить именно активное долголетие — сохранение физического и ментального здоровья до последних лет жизни. Но сейчас в мире разработано лишь ограниченное количество препаратов, поддерживающих функции центральной нервной системы.

"Проблематика нейродегенеративных заболеваний изучается давно, и в настоящее время мы стоим на пороге определения данного направления в качестве приоритетного, поскольку негативные тенденции наблюдаются как в России, так и во всем мире", — отметил еще один участник круглого стола, замдиректора по научной работе, руководитель отдела исследований мозга Научного центра неврологии, член-корреспондент РАН Сергей Иллариошкин. Он отметил, что разработка лекарств для предотвращения и лечения нейродегенеративных заболеваний связана с большими сложностями, поскольку речь идет о патологиях, которые развиваются десятилетиями. Из-за этого оценить в клинических исследованиях эффективность того или иного перспективного кандидатного препарата сложно, а эксперименты на животных не могут обеспечить полную достоверность картины при переносе на людей.

Еще одна серьезная проблема — нейродегеративные заболевания длительное время протекают бессимптомно, клинические признаки неблагополучия возникают постепенно, и часто ни больной, ни его окружение не обращают на них внимания, списывая "на возраст". В результате постановка диагноза, как правило, запаздывает, и лечение начинается поздно, когда мозг уже серьезно поврежден. "Поэтому мы часто видим, что лекарство, которое в лаборатории и в экспериментах на животных показывало отличный результат, в реальной клинической практике оказывается не столь эффективным", — пояснил профессор Иллариошкин.

Он считает, что нужно не только вести поиск эффективных лекарств, но также ставить задачу обеспечить раннюю диагностику, что поможет своевременному началу лечения. "Также необходимо развивать методы реабилитации", — отметил эксперт.

"Болезнь Альцгеймера сегодня лидирует наряду с сосудистой деменцией. Каждые 33 секунды в мире кто-то заболевает болезнью Альцгеймера. Считается, что 10% людей после 65 лет имеют одну из форм деменции, а каждый четвертый человек старше 65 лет имеет ранние когнитивные нарушения предальцгеймеровского типа, — сообщил профессор Иллариошкин. — У каждого второго в возрасте 80 лет наблюдается болезнь Альцгеймера — это колоссальная социальная проблема во всем мире, и особенно в развитых странах — в силу демографических факторов и увеличения доли пожилого населения".

Традиционно нейродегенеративные заболевания рассматриваются как возраст-зависимые, однако сегодня все чаще их симптомы начинают проявляться в более молодом возрасте. "Когда я учился в ординатуре, встретить пациента с болезнью Паркинсона, заболевшего раньше, чем в 50 лет, было почти невероятно. Это сразу вызывало вопросы по поводу точности диагноза. Сегодня статистика по болезни Паркинсона — 120-150 случаев на сто тысяч населения. Каждый десятый человек заболевает до 50 лет, а каждый двадцатый — до 40. Мы видим начало болезни Паркинсона и в 38 лет, и в 35. Конечно, чаще это генетические (наследственные) формы, но не всегда", — отметил эксперт.

К раннему развитию нейродегенеративных расстройств, как считается, приводят, в том числе, экологические и социально-экономические факторы. В зоне повышенного риска — жители мегаполисов, где наблюдается не только повышенное загрязнение воздуха, но и информационное давление, стрессовый ритм жизни.

"Лучшая терапия заболеваний — это профилактика. Такого мнения придерживается медицинское сообщество во всем мире. Однако в том, что касается патологий центральной нервной системы, доказать нейропротективное действие какого-то препарата не просто. Для этого необходимо набрать обширные группы здоровых людей, предложить им сопоставимые варианты образа жизни и питания (специальный и обычный), наблюдать в течение 15-20 лет, чтобы в пожилом возрасте установить количество заболевших. Конечно, это сопряжено с большими сложностями. В последнее время в России и в мире для решения проблемы предлагается использовать специфические маркеры", — рассказал профессор Иллариошкин. Немного проще, по его словам, обстоят дела с препаратами, оказывающими влияние на причину заболеваний и симптоматику. "Здесь существуют надежные критерии оценки несмотря на то, что разработка таких лекарств остается одной из самых непростых с точки зрения науки", — подчеркнул эксперт.

В России на сегодняшний день над созданием препаратов против нейродегенеративных расстройств работает более 20 различных организаций — научно-исследовательские институты РАН, научные подразделения вузов, также ведут такие разработки частные коллективы, стартап компании, в том числе, например, резиденты "Сколково", — рассказал Алексей Алехин.

"Мы в минпромторге начали прорабатывать возможность поддержки этого направления относительно недавно. Выяснили, какие исследования в России проводятся, аккумулируем их в единую базу. Наша работа заключается в том, чтобы в буквальном смысле слова ездить по различным институтам, общаться с исследователями, разработчиками лекарственных средств, чтобы понять, какие препараты имеют потенциал в теории и могут оказывать должный эффект, — сообщил советник министра. — В итоге, в нашем портфеле сейчас около 60 различных разработок. Это молекулы и соединения, биологически активные вещества, клеточные технологии. Мы стараемся путем составления экспертных рейтингов выделить из них наиболее перспективные — сейчас их около 12".

Еще одна важная задача, которую решает минпромторг, — это помощь в коммуникации исследователей с потенциальными инвесторами. "Это фармкомпании, венчурные фонды, институты развития — те, кому интересны ранние исследования, и кто готов инвестировать. Компаниям может быть оказана поддержка со стороны государства. На средства госпрограммы "ФармаМед" был создан венчурный фонд, и он уже провел первые одобрения сделок", — отметил Алехин. Он сообщил, что уже выделены средства на финансирование двух проектов, еще 15 находятся на стадии рассмотрения.

"С точки зрения рынка существует ряд факторов, которые определяют потенциал коммерциализации разработок. Например, для компаний важна возможность получения не только российского, но и международного патента. Ориентироваться исключительно на российский рынок, конечно, можно. Но более дальновидно иметь перспективы вывода наших продуктов на международный рынок, именно так поступают крупные транснациональные фармацевтические компании. Их мы также вовлекаем в процесс изучения и отбора проектов", — отметил Алексей Алехин, подчеркнув, что министерство открыто для взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами и приглашает всех к активному диалогу.

В начале 2022 года в России пройдет мероприятие, посвященное отечественным разработкам для лечения нейродегенеративных заболеваний. Эта площадка станет еще одной возможностью для контактов представителей медицинского и научного сообществ, фармпроизводителей, регуляторов и инвесторов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика