А Курилы нам подарили американцы?

А Курилы нам подарили американцы?

Япония на уровне школьных учебников истории искажает роль СССР во Второй мировой войне — в частности, в них указывается, что США якобы отдали Курильские острова Советскому Союзу в качестве оплаты участия советских войск в боевых действиях против японских сил, — заявил помощник президента России, председатель Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимир Мединский.

«Не имея никакого обоснования на территориальные претензии к нашей стране, Япония, к сожалению, идет по пути фальсификации истории. Сейчас в японских учебниках пишут, что Рузвельт в качестве оплаты за участие СССР в военных действиях в Японии отдал Сталину японские территории Южного Сахалина и острова Курильской гряды. Из-за этого Советский Союз разорвал пакт о нейтралитете, напал на Японию и вторгся в Манчжурию», — цитирует его РИА Новости.

«Заявив о денонсации пакта, советское правительство заранее предупредило правительство Японии о присоединении к борьбе союзных держав на Дальнем Востоке. Это давало еще одну возможность японским правящим кругам осознать бессмысленность продолжения сопротивления и прекратить войну. Вовсе не коварно и вероломно, как заявляют в Японии, а официально Советский Союз объявил войну Японии», — подчеркнул Мединский.

«Характерно и показательно, что Токио не выдвигает никаких претензий к ныне союзному Японии государству — США. А ведь президенты США с момента нападения Японии на Перл-Харбор на протяжении всей войны настойчиво уговаривали Сталина как можно быстрее помочь сокрушить Японию», — резюмировал он.

— Японцы занимаются тем, что создают образ врага, — уверен председатель Сахалинского областного отделения Русского географического общества, член Межрегиональной организации японоведов, член Ассоциации юристов России Сергей Пономарев. — Если США «отдали» Курилы СССР, почему они не предъявляют претензий США? Это какая-то логика расщепления. На самом деле никто ничего не отдавал, мы сами взяли, решая таким образом свои геополитические задачи — обеспечения безопасности.

Напомню, что в 1944 году Япония сама была готова на ряд уступок СССР, включая Курилы, чтобы тот не вступал в войну с ней. В июле 45-го они даже пытались добиться аудиенции советского руководства с этими предложениями, но Москва предпочла выполнить обязательства, данные на Ялтинской конференции.

«СП»: — Но они обвиняют нас в нарушении пакта о нейтралитете…

— Обвинять тут надо руководство милитаристской Японии, которое полвека вело колониальную политику по всей Юго-Восточной Азии. Нам стоит отказаться от европоцентричного подхода к истории Второй мировой, которая началась не 1 сентября 1939 года, а в 1931-году с агрессии Японии против Китая. Всполохи второй мировой были и у наших границ на Халхин-Голе и озере Хасан. Нам нужно перестать либеральничать с Японией и заявить, что нам не нужен никакой мирный договор, ведь по факту он был заключен в 1956-м принятием декларации, которая прекращала состояние войны и устанавливала дипломатические отношения. Не следует оглядываться на то, что говорят японцы, когда обвиняют нас в нарушении договоров — японцы нарушили договоренности раньше — в 1904—1905 гг., заявив о потере силы всеми предыдущими соглашениями, так что к 1945 году островами они владели фактически, но незаконно.

— Как и Владимир Мединский, я не владею японским языком, а также не знаком со школьной программой по преподаванию истории Японии, одобренной тамошним министерством образования, — подчеркивает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Если исходить из слов российского экс-министра, то очевидно в вызвавшем вопросы Мединского пассаже речь идёт о том, что территориальное приращение СССР на востоке по итогам Второй мировой войны не вызвало протестов у США и других союзников. Аналогичным образом можно интерпретировать и переход Кенигсберга под советский суверенитет. Действительно, послевоенное устройство мира и в частности вопрос о границах обсуждались и в течение войны, и после её окончания. Здесь какой-то новости нет. Разумеется, перекройка границ нравилась не всем, но не всех и спрашивали в то время.

«СП»: — А насколько обоснован был разрыв Москвой пакта о нейтралитет и вступление в войну с Японией?

— Вступление в войну с Японией после разгрома гитлеровской Германии было среди обязательств перед западными союзниками, которые ранее взяла на себя Москва. Иными словами, в отличие от оборонительной войны с Гитлером, война с императорской Японией была для СССР, как сейчас говорят, войной по выбору. Другой вопрос, что этот выбор диктовался соблюдением союзнических договоров.

«СП»: — Чего авторы этих учебников хотят добиться?

— В Японии проводится совершенно иная политика памяти в отношении событий Второй мировой войны, чем в Германии. Если в (Западной) Германии в силу ряда причин была принята идея коллективной вины за развязывание войны и за преступления против человечности, осуществлявшиеся на оккупированных территориях и в самой Германии в тот период, то в Японии скорее стыдятся того, что войну проиграли и были оккупированы. На территории Японии есть мемориалы погибшим в те годы соотечественникам, но нет — или во всяком случае до последнего времени не было — ни одного памятника китайским или корейским жертвам японской политики того периода. В этом контексте та интерпретация истории с Курильскими островами, на которую обратил внимание господин Мединский, представляется небольшим эпизодом общего расхождения в трактовке событий Второй мировой официальным Токио и соседями Японии.

«СП»: — Нет ли тут диссонанса? В Японии не принято вспоминать, что США сбросили на них ядерные бомбы, не принято говорить, что страна до сих пор оккупирована. А тут, оказывается, США отдали острова… Вот и Мединский отмечает, что, фальсифицируя часть истории советско-японских отношений, Япония при этом не предъявляет никаких претензий к США.

— В Японии не только помнят об американской ядерной бомбардировке, но ежегодно проводят общенациональную минуту молчания в память о трагедии Хиросимы и Нагасаки. Также в стране регулярно проходят митинги с требованием вывода американских военных баз с территории страны. В этой связи трудно принять тезис о том, что японцы зафиксировались исключительно на Южных Курилах и исторических обидах на Россию.

А Курилы нам подарили американцы?

«СП»: — А какова, по-вашему, сегодня роль США в разжигании «курильского вопроса»?

— Среди некоторых наших соотечественников, включая бывших или актуальных чиновников, популярна точка зрения, что за любыми сложностями в отношениях России со своими соседями, ближними и даже дальними, стоит Вашингтон. Сведение всей полноты картины внешней и, кстати, внутренней политики таких разных стран, как, скажем, Япония и Грузия, к антироссийскому американскому влиянию представляется глубоко ошибочным. То есть для митинга или громкоголосого политического ток-шоу подойдёт, но для серьёзного разговора образованных людей — нет.

— Полемика по поводу интерпретаций истории никогда не закончится, так как не существует одной и единственно верной интерпретации, тем более, когда речь заходит о таком сложном и многогранном событии, как Вторая мировая война, — убежден политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— Национальная история, к сожалению, не всегда стремится к объективности, зачастую превращаясь в инструмент создания национальных мифов. Национальную историю не зря называют официальной, так как она старается выражать взгляды большой общности людей на собственное и на другие государства. Противоречия между странами в сфере политики памяти актуализируются в зависимости от общественной и политической обстановки. Так как между Россией и Японией существует нерешенный территориальный спор, также у наших стран разные взгляды на многие внешнеполитические события, то и политика памяти в таких условиях будет направлена на выявление противоречий.

Россия как правопреемница СССР не является той страной, которая бы подходила к истории только как к науке. Наоборот, в последние годы в России нарастает давление государства на историю. Многие архивы до сих пор не открыты, а на этом фоне идет борьба за историческую истину, а также вводится ответственность за фальсификацию истории, которая запрещает свободную научную и общественную дискуссию. Не так важно, что написано в школьном учебнике по истории, если он не является одним единственным учебником в стране. Когда существует общественная и научная дискуссия, когда существуют и другие точки зрения, которые не запрещено открыто выражать, то в обществе не может сформироваться среды, где бы преобладала одна единственная, навязанная государством, точка зрения.

В Японии учебники по истории, которые рекомендованы для преподавания в школах, пишут частные издательства под присмотром профильного министерства. Но школы вправе сами выбирать дополнительные учебные материалы и выбирать между несколькими рекомендованными учебниками. Поэтому не совсем понятно, к какому именно учебнику по истории Японии возникли претензии у Мединского. Есть сомнения, что Мединский анализировал все японские учебные материалы по истории, чтобы сформировать объективный взгляд, его атака выглядит политически мотивированной.

Полемика по поводу интерпретаций истории между странами никогда не закончится, поэтому можно говорить о бессмысленности этой затеи. Страны должны уважать права других государств на свою национальную историю, полную национальных мифов и сомнительных с научной точки зрения интерпретаций. Не обязательно так далеко ходить и пытаться критиковать японские интерпретации истории, когда можно изучить политику памяти стран постсоветского пространства и легко удивиться тому, как некомплиментарно по отношению к России наши союзники описывают те или иные исторические события.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика