Рабский трудовой график: Работы много не бывает. Бывает мало зарплаты

Рабский трудовой график: Работы много не бывает. Бывает мало зарплаты

К сожалению, прошли те благословенные времена, когда мы «делали вид, что работаем, а нам делали вид, что платят». Да и было ли такое вообще? Смогли бы мы по такой системе построить Днепрогэс с Беломорканалом или БАМ с Байконуром? Вряд ли. В наши дни, по данным дотошных исследователей из страховых и рекрутинговых компаний, ежедневно надрывая силы, перерабатывают на работе 73% россиян. Не ради великих целей, а просто горбатясь на дядю в стремлении не умереть с голоду.

Креативный «офисный планктон» работает на удаленке, а что толку, работодатели требуют быть на связи круглые сутки и приходится менеджерам налегать с раннего утра до позднего вечера, с перерывами на еду, сон и отправление естественных надобностей.

Половина трудоголиков вовсе не получает доплату за переработку. Чаще всего бесплатно горбатятся в лишние часы сотрудники компаний в Москве и Подмосковье, а так же в Новосибирской, Самарской и Волгоградской областях.

Некоторым просто ничего другого не остается, ведь 20% от всех работающих вообще не застрахованы. То есть болеть и бюллетенить им не полагается, а если полагается, то не выгодно. Федеральный закон № 125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разрешает страхование работающих по гражданско-правовым договорам, если это указано в договоре. На практике это никогда не делается. Сказывается неорганизованность самих работников, и, к сожалению, наши патриархальные традиции мешают людям объединяться для того, чтобы отстаивать свои права. Но подвижки есть.

Антирекорды по переработкам сейчас устанавливают, конечно, таксисты. Председатель координационного совета Межрегионального профсоюза работников общественного транспорта «Таксист», член общественного совета Минтранса России Андрей Попков напоминает, что в Москве количество ДТП с уставшими такси за год растет пугающими темпами:

— Начнем с того, кто у нас сегодня за рулем такси, в основном это иностранцы, мигранты. Это выгодно бизнесменам, так как такие водители за копейку готовы крутить баранку круглые сутки. Доходность такси достаточно высока — порядка 20%, но это при условии, если работает россиянин. Если таксист мигрант, которому можно недоплачивать, проводить бесконечную ротацию кадров, доходность возрастает до 80%. Мы за то, чтобы давать рабочие места россиянам. Нам нужны профстандарты, центры оценки квалификации, экспертиза рабочих мест, безопасность. Ничего этого на сегодняшний день нет.

Еще наш профсоюз категорически против того, чтобы в системе транспорта были самозанятые. Учителя, сфера услуг — другое дело, но транспорт — это безопасность пассажиров, водителей. Работа тяжелая, монотонная, связана со стрессами. Не соблюдая режим труда и отдыха, человек выматывается. Дают о себе знать и ночные рейсы — почти у всех водителей после сорока лет значительно ухудшается зрение.

Сейчас почти семьдесят процентов рынка оккупировало Яндекс-такси. По отчетам у них заработки не очень, а на самом деле — сверхприбыли, которые они выводят за границу. Хозяин Аркадий Волож — гражданин Мальты. Сама организация зарегистрирована в Голландии. Так что не стоит их называть «нашими». Это компания чужая, она разлагает рынок такси, а власть наша ей потакает, на их стороне и Антимонопольный комитет и правящая партия.

Мы боремся за то, чтобы признать их работодателем. Они отказываются, дескать, просто работают с «самозанятыми», являясь «агрегатором», всего лишь «продают билеты» на такси, забирая себе 30% от стоимости заказа.

Одно название, что самозанятые, а на самом деле рабы. Им «втирают в уши», что это выгодно: заплатил 4% налогов и свободен. На деле оказывается еще немаленький процент за заказ, плюс бензин, плюс поломки, плюс штрафы от ГАИ. Человек начинает звонить «агрегатору», а ему отвечают: иди на три веселых буквы в пешее эротическое путешествие…

В свое время ученые ставили опыты на подопытных мышах, заставляя их делать тяжелую монотонную работу. Через пару недель мышки стали хуже выполнять специальное задание, уподобившись «усталым работникам». Сейчас в связи с Ковидом у всех на слуху словосочетание «цитокиновый штором», когда организм предпринимает во время болезни бешеную защиту и сам захлебывается в своих клетках макрофагах, состоящих из белков.

Так вот выполнение монотонной работы — тоже повышает уровень тех самых цитокинов. Когда он достигает пика, мыши просто засыпают от переутомления. Многим знакомо чувство болезненной подавленности и снижение темпов работы. Эти симптомы — сигнал дать отдых не только телу, но и душе. Потому что работа грозит превратиться в какой-то ад.

Хотя без нее, проклятой, тоже скучно. Без работы для человека по сути жизни нет. А поскольку не бывает труда без трудностей, без определенной усталости и даже нервотрепки, значит это дело неизбежное. Но только в том случае если не выходит за рамки допустимого. Одно дело трудиться ради куска хлеба, выполнять постылую работу. Другое — когда занятие по душе. Тогда, несмотря на долгие годы трудовых подвигов, жизнь — в радость. Но за подвиг — полагается платить.

У нас традиция — упорно сопеть носом и до одурения крутить гайки, пока резьба не сорвется. Радость и работа две вещи в Трудовом кодексе не совместные. Хотя работник по нашей традиции и должен выглядеть перед начальником весело и глупо, так еще царь Петр завещал.

Экономия и «оптимизации штатов» по инициативе руководящих работников часто приводит к прямо противоположному результату. Напоминаем, что реформа здравоохранения началась в 2010 году, когда был принят Закон об обязательном медицинском страховании. Все по Пушкину: не гонялся бы ты поп за дешевизной. Стоило сократить число больниц до уровня 1913 года — грянул ковид.

Было много разговоров на тему подвига медиков в «красных зонах» инфекционных больниц. Но ведь этому подвигу что-то предшествовало — ошибки в стратегии развития здравоохранения. Нужны ли такие подвиги, и, может, к подвигу приравняем еще и работу врача на рутинном амбулаторном приеме?

Мария Губарева, председатель первичной профсоюзной организации Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», напоминает, что амбулаторный прием в структуре рабочего времени доктора не может превышать 33 часа в неделю:

— К сожалению, во многих медицинских организациях специалистам продолжают принимать пациентов по 7 часов в день и более. Но врачи поликлиник не только занимаются амбулаторным приемом, но и ведут профилактические осмотры, диспансерное наблюдение за пациентами, проводят анализ заболеваемости, малые оперативные вмешательства, санитарно-гигиеническое воспитание населения, посещают больных на дому, ведут документацию.

Заполнение медицинской карты пациента происходит на амбулаторном приеме. Санитарно-просветительская беседа с больным — это тоже амбулаторный прием. Таким образом, все виды работ, которые специалист амбулаторного звена проводит по своим должностным обязанностям, есть не что иное, как амбулаторный приём. Вот почему согласно постановлению № 101 докторам амбулаторного звена должна устанавливаться сокращённая продолжительность рабочего времени — 33 часа в неделю. Однако с этим выводом не соглашается ни Минздрав России, ни суды…

Сейчас ведь у нас «уравниловке» давно уже положен конец. Фонд заработной платы распределяет главврач больницы. Разница между его собственным денежным содержанием и зарплатой менее квалифицированного персонала может быть в десять раз и более. Должен же он на чем-то экономить.

Доктору, который не доволен условиями, можно, конечно, поискать себе работу в коммерческой клинике. Но там приходится быть немного коммерсантом, «раскручивать» больных на услуги и даже операции. А это не все умеют и хотят.

Учителя перерабатывают только во время учебного года. Приходится с утра до вечера проверять домашнее задание. А еще бегать из корпуса в корпус. Сейчас школы укрупнили, так что только успевай вертеться. Опять же на выборах приходится помогать. Пункты для голосования, как правило, в школах. Зато на каникулах им лафа.

Мы часто жалуемся на полицию вообще и ГИБДД в частности. Но ведь и у них не все так просто, работа у простых сотрудников не сахар. Выматывающая. А морально психологический климат в коллективах — не всякий вынесет. И в дождь, и в снег, и в жару приходится стоять на посту, приравненном к боевому.

Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии напоминает, что нашим полицейским давно не платят за переработки:

— Где-то платят, где то — нет. Это массовое явление и все зависит от порядочности того или иного начальника на месте. Часто не платят за ночные переработки, за работу в выходные и праздничные дни. У нас же сейчас режим повышенной готовности, а полицейские можно сказать люди служивые.

Еще один способ сэкономить на зарплате — брать стажеров. По закону гражданин, поступающий на работу в органы, должен от двух месяцев до полугода стажироваться. В это время заплата у него — в два раза меньше, чем у кадрового сотрудника. Эти сэкономленные средства идут на премии отличившимся. В том числе руководству. Ведь если руководству мало платить, то оно будет взятки брать. Поэтому платят много и очень много.

Нижние чины соглашаются на переработки или им просто деваться некуда. В результате нередки случаи, когда, сгорев на работе, они пускают себе пулю в лоб. Благо табельное оружие под рукой…

Конечно, можно сказать, что у нас традиционна низкая производительность труда. Земледельцы, закончили посев, ждут осени, чтобы начать уборку, и будут трудиться от зари до зари на своих комбайнах, доярки тоже придут на вечернюю и утреннюю дойку. А между ними задать корма своим личным, родным поросятам. Про металлургов с шахтерами даже как-то говорить не приходится. Сколько бы они ни сварили стали и алюминия, сколько бы ни выдали на-гора угольку, получается — как раз столько, чтобы капитанам бизнеса хватило на покупку очередной яхты.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика