Султан Баязид I и крестоносцы

Султан Баязид I и крестоносцы

Жан де Невер, Сигизмунд Люксембургский, Баязид I

В статье «Тимур и Баязид I. Великие полководцы, не поделившие мир» было рассказано об успехах османской державы, возглавляемой султаном Баязидом I. Казалось, что Византия доживает последние дни и османская экспансия вот-вот выплеснется за пределы Балканского полуострова. Тимур, которому предстояло сокрушить державу Баязида, в это время разбирался с неблагодарным Тохтамышем.

Султан Баязид I и крестоносцы

Войска убеждают Тимура начать войну против хана Тохтамыша. Миниатюра, 1533 г.
Против угрожавшего захватить Рим и осквернить собор святого Петра Баязида по призыву римского папы Бонифация IX выступили европейские крестоносцы.

Султан Баязид I и крестоносцы

Крестовый поход против османов

В 1396 году из Буды выступила огромная армия крестоносцев (порядка ста тысяч человек). Эту армию возглавили король Венгрии Сигизмунд I Люксембургский и 25-летний сын бургундского герцога Филиппа II Храброго Жан де Невер.

На портрете, создание которого приписывается Пизанелло, мы видим Сигизмунда Люксембургского в 1433 году:

Султан Баязид I и крестоносцы

Сигизмунд Люксембургский. 1433 год, Kunsthistorisches museum
В историю Сигизмунд вошел под прозвищем «Рыжий лис». Помимо прочего, он прославился фразой:

«Я римский король и выше грамматики».
Именно он основал личный рыцарский орден Дракона «для охранения Креста Господня и борьбы с язычниками».

Подозревался в убийстве своей тещи Елизаветы Боснийской, которая была регентом Венгрии.

А на этом портрете из зала крестоносцев в Версале мы видим другого вождя этого похода — Жана де Невер:

Султан Баязид I и крестоносцы

По иронии судьбы, именно после закончившегося поражением никопольского сражения он получит прозвище «Бесстрашный». Некоторые полагают, что первоначально это прозвище носило характер насмешки.

Помимо венгерской армии, в поход отправились отряды из Бургундии, госпитальеры, тевтонцы, а также рыцари из Англии, Шотландии, Фландрии, Ломбардии, Германии, Польши, Богемии, Кастилии и Леона. От Франции здесь, помимо прочих рыцарей, оказались коннетабль Филипп д’Артуа, великий адмирал Жан де Вьен, граф Ангерран де Куси (зять английского короля Эдуарда III и кавалер ордена Подвязки), маршал Жан ле Менгр Бусико — один из самых знаменитых и прославленных рыцарей Франции, двоюродный брат короля Анри де Барр и королевский племянник Филипп де Барр. Каждый из них возглавлял собственный отряд. Венецианцы и генуэзцы отправили свои боевые корабли, генуэзцы — ещё и арбалетчиков, которые потом сыграли важную родь, прикрывая отступление короля Сигизмунда и великого магистра госпитальеров к Дунаю.

Как вы понимаете, управлять такой «разношерстной» армией, да ещё с таким количеством знатных особ в ее составе, было весьма непросто. И своевольство некоторых высокопоставленных французов и бургундцев имело весьма печальные последствия. Но катастрофы никто не ожидал, и король Сигизмунд, осмотрев соединившуюся армию, сказал:

«Даже если небо падёт на землю, его удержат копья христианского воинства».
Планы у вождей этого похода были поистине грандиозные: предполагалось освобождение от османов всего Балканского полуострова с последующим маршем на Константинополь. Затем планировалось пересечь Геллеспонт и через Анатолию и Сирию двинуться в Палестину — освобождать Иерусалим и Гроб Господень. И потом с победой морским путем возвратиться в Европу.

Начало похода казалось удачным: были захвачены Ниш, Видина, Ряхово и некоторые другие города. Однако Никополь сразу взять не удалось.

Султан Баязид I и крестоносцы

Битва у Никополя, миниатюра из хроники Жана Фруассара
Пока крестоносцы осаждали Никополь, к городу подошли османские войска, численность которых, по некоторым данным, достигала 200 тысяч воинов, в том числе — 15 тысяч сербов Стефана Лазаревича.

Впрочем, следует сказать, что современные исследователи считают данные о численности армий обеих сторон значительно преувеличенными. Некоторые историки и вовсе говорят о 12 тысячах христиан и 15 тысяч османов (сербов же, по их мнению, было около 1 500). Это, разумеется, не делает Никопольскую битву и победу в ней турок менее важными и значимыми.

Сражение у Никополя

Султан Баязид I и крестоносцы

Первым встретился с одной из передовых османских частей отряд французского шевалье де Курси. Победа в этом ничего не значащем бою воодушевила крестоносцев, которые вообразили, что и все последующие столкновения с противником будут проходить по такому сценарию.

Решающее сражение состоялось 25 сентября 1396 года.

Баязид, с которым тогда находился знаменитый османский полководец Хаджи Гази Эвренос-бей, в центре своей позиции расположил пехотинцев, защищенных рядами вкопанных в землю деревянных кольев. Румелийские (европейские) конные части были поставлены на правый фланг, анатолийская конница — на левый фланг. Вперёд были выдвинуты лучники и отряды легковооруженных всадников (акынджи): их задачей было завязать бой и направить противника на хорошо укрепленные главные силы турецкой армии, после чего по флангам крестоносцев должна была ударить османская тяжёлая кавалерия (сипахи или спахи).

В центре христианской армии встали французские и бургундские отряды, за ними расположились венгерские, германские, польские войска, госпитальеры и другие союзники. Правый фланг был доверен трансильванцам. На левом фланге поставили отряды валашского господаря Мирчи I Старого — давнего противника Баязида, который в 1404 году сумеет захватить у ослабленных поражением у Анкары османов Добруджу.

Султан Баязид I и крестоносцы

Мирча I Валашский, портрет в епископии Аргеша
Венгерский король Сигизмунд, уже имевший дело с османами и знавший их тактику, отправил вперёд разведчиков, с помощью которых надеялся получить данные о силах противника и расположении османских частей. Он просил об отсрочке наступления, и его поддержали некоторые из командиров союзников, в том числе Ангерран де Куси и Жан де Вьен. Однако молодые рыцари из Франции и Бургундии во главе с Филиппом д’Артуа не хотели ждать и двинулись вперёд.

Султан Баязид I и крестоносцы

Жан-Батист Мозес. Портрет коннетабля Франции Филиппа д’Артуа, 1835 год
Филипп возглавил авангард, за которым последовали основные силы французов и бургундцев, ведомые Жаном Неверским и Ангерраном де Куси. Все остальные отряды крестоносцев остались на месте — отчасти из-за несогласия с безрассудством союзников, отчасти из-за того, что просто не успели выстроиться для боя. Османские лучники не смогли нанести большого урона наступавшим рыцарям, поскольку их стрелы не могли пробить доспехи европейцев, в худшем случае наступавшие получали лёгкие ранения.

Франко-бургундской коннице пришлось двигаться вверх по пологому холму, тем не менее, она опрокинула османские передовые части, но упёрлась в заранее подготовленный частокол. Часть рыцарей потеряла коней, другие были вынуждены спешиться для разбора частокола. В дальнейшем бою османские пехотинцы были разбиты и отошли, оставив свои позиции. Де Куси и де Вьен предложили остановиться и подождать подхода союзников, однако их разумные советы не были услышаны. Французы и бургундцы продолжили наступление и, гоня перед собой отступавших османских пехотинцев, вышли на плоское плато, с которого увидели готовую к атаке тяжёлую кавалерию противника. Удар сипахов был страшен, многие французы и бургундцы были убиты, в том числе и Жан де Вьенн — старейший из французских рыцарей, принимавших участие в том походе.

Султан Баязид I и крестоносцы

Франциск Дюре. Бюст Жана де Венье, Музей истории Франции, Версаль
Остальные попытались отступать, но были окружены и попали в плен.

Увидев отчаянное положение французов и бургундцев, отошли отряды из Валахии, ещё более осложнив и без того бедственную ситуацию. Король Сигизмунд стоял в центре со своими войсками, госпитальерами и крестоносцами из Германии, Польши и других стран. Он все же решился атаковать уже практически победивших османов. Венгерские всадники почти опрокинули расстроивших свои ряды во время преследования сипахов — и судьба сражения снова была на волоске. Исход битвы решил удар находившихся в резерве сербских кавалеристов, зашедших в тыл венгерской коннице. Убедившись в полном поражении своих войск, король Сигизмунд и великий магистр госпитальеров покинули поле боя. На лодке они спустились вниз по Дунаю к морю, где встретились с венецианцами, которые на своих кораблях доставили их в Константинополь. Таким образом, практически все французы и бургундцы были убиты либо попали в плен, венгры, немцы, поляки и госпитальеры большей частью отступили и рассеялись при бегстве.

Почти все пленные христианской армии были казнены, лишь самых знатных из них выкупил король Франции Карл VI, заплатив 200 тысяч золотых дукатов (но два знатнейших сеньора Франции — Филипп д’Артуа и Ангерран де Куси, умерли в Бурсе, не дождавшись выкупа).

На прощание Баязид пригласил освобожденных рыцарей на свой пир и предложил им вернуться с новым войском. «Мне понравилось побеждать вас!» — насмехаясь, заявил он.

Султан Баязид I и крестоносцы

Баязид Йылдырым (Молния)
Скажем несколько слов о будущем вождей этого несчастного похода. Сигизмунд Люксембургский, как мы помним, был доставлен венецианцами в Константинополь. По пути в Венгрию он устроил в Хорватии «Кровавый собор в Крижевцах» — убийство прибывших для переговоров представителей оппозиционно настроенной знати этой страны. Взял в плен и лишил чешской короны своего брата Вацлава. В 1410 году стал королем Германии, в 1433-м был избран императором Священной Римской империи германской нации. Именно он дал гарантии безопасности Яну Гусу — и позволил сжечь его на костре в Констанце. При нем начались и закончились Гуситские войны.

Жан де Невер после смерти отца в апреле 1404 года унаследовал корону Бургундии.

Султан Баязид I и крестоносцы

John the Fearless of Burgundy
Во Франции Жан стал активным участником борьбы партий в окружении безумного Карла VI. В ноябре 1407 года он организовал убийство на парижской улице Барбетт соперничавшего с ним за влияние на короля герцога Людовика Орлеанского. А в сентябре 1419 году на мосту Монтеро сам стал жертвой убийц, которыми оказались рыцари из свиты дофина (будущего короля Карла VII).

А теперь вернёмся на Балканы конца XIV века и увидим, что после Никопольской битвы вся Болгария оказалась под властью Баязида, независимость она восстановит лишь после очередной Русско-турецкой войны, в 1877 году.

А султан Баязид снова пошел на Константинополь, который на этот раз спас один из отпущенных за выкуп рыцарей — маршал Франции Жан ле Менгр Бусико, который (единственный) рискнул вернуться и вновь сразиться с османами. Возглавляемая им эскадра в 1399 году разбила турецкий флот в Дарданеллах и преследовала его остатки до азиатского берега Босфора. Впереди у этого храброго рыцаря было много приключений, закончившихся битвой при Азенкуре (1415 год), в которой он командовал авангардом и смертью в английском плену в 1421 году.

Однако участь Константинополя, в общем-то, была уже решена. Но судьба в последний раз сжалилась над древней империей. Спасение на этот раз пришло из Азии: в 1400 году в пределы государства Баязида вошли непобедимые войска Тамерлана.

Султан Баязид I и крестоносцы

В следующей статье мы поговорим о войне Тимура и Баязида, о великой битве у Анкары и ее последствиях.

Автор:Рыжов В.А.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика