«Фашисты»: в чём ошибались граждане СССР, когда так называли немцев

До сих пор национал-социалистов (гитлеровцев) в обиходе называют фашистами, как и итальянских правых политиков 1920-30-х гг. Нередко можно встретить в публицистике заметки, указывающие на ошибочность такого определения. Но привычка называть немцев фашистами очень устойчива, как и многие привычки, распространившиеся еще в период СССР. Попробуем разобраться с терминами.

Фашисты

Вообще, фашизм с трудом поддается точному определению, слишком разные его версии зародились в 1920-30-е годы. Фашистов объединяет обязательное строительство культа личности вождя, стремление к авторитарному и тоталитарному режиму правления, выраженный антикоммунизм, антидемократизм, «национально ориентированная» политика, стремление сгладить классовые противоречия, и, конечно же, дух экспансии. Сам Гитлер открыто признавал, что корни национал-социализма лежат в том числе в итальянском фашизме.

Собственно первые «фашисты» (так называли себе последователи «дуче» — Бенито Муссолини) имели много общество с нацистами, но также и во многом отличались от них. Фашисты создали в Италии корпоративное государство, наладили неплохие отношения с церковью (чего у немцев не было), не истребляли евреев и другие национальные меньшинства, вообще отличались меньшим уровнем агрессии внутри страны. Для них абсолютом было государство, тогда как для нацистов во главе угла стояла нация. А. Гитлер, напротив, разрушал немецкое государство (см. об этом в: Ф. Нойман, «Бегемот»), укрепляя таким образом безграничную личную власть и свою роль арбитра, «компаса» в устроенном им государственно-бюрократическом хаосе.

Нацисты

Как пишет историк А. Патрушев («Германия в ХХ веке»), идеология национал-социализма представляла собой «идейную кашу», в которой все приверженцы правой части политического спектра могли найти для себя что-то привлекательное — тут и антикапитализм, и антикоммунизм, и антисемитизм, и расизм, и идеи имперского величия, и милитаризм. Все это нацисты не выработали сами, а аккумулировали и довели до крайности, позаимствовав в национально-ориентированной и просто популярной философии того времени (тот же социал-дарвинизм, к примеру). Вся эта «каша» замешана была на догматических антисемитских и расистских постулатах. По части основного идейного содержания движение национал-социалистов гораздо дальше от Муссолини, чем по части политических методов.[С-BLOCK]

Чтобы подчеркнуть ряд тонких различий между итальянцами и немцами, в последние десятилетия принято не называть национал-социалистов фашистами. С точки зрения употребления терминологии такая дифференциация удобна и более точна. В то же время стоит признать, что исследователи (в том числе советские), которые и нацистов называли и называют фашистами, тоже выдвигают убедительные аргументы в пользу своего подхода. Во всяком случае, хотя и не следует отождествлять итальянский фашизм и немецкий социализм, но называть нацистов фашистами — не ошибка! Действительно, следуя определенным критериям и помня об их уникальных особенностях, нацистов можно считать представителями масштабного фашистского крыла европейской политики своего времени.

«Германский фашизм»

Прежде всего, так поступали ученые СССР. Национал-социализм советская историческая наука хотя и определяла именно так, но считала его частным случаем фашизма. Исходили они из того, что фашизм — это более широкое определение явлений одного порядка. Фашистами признавали все крайне правые движения (Муссолини, Франко, Салазара, Мосли, Квислинга и др.). Кстати, многие фашисты разделяли такой же подход к терминологии (к примеру, бельгийский фашист Леон Дегрелль) и называли фашистами и гитлеровцев, и их политических союзников.[С-BLOCK]

Так что политику Гитлера десятилетиями и в десятках тысяч текстов называли «фашизмом» или «гитлеризмом». Отечественная историческая наука, исходившая из марксистко-ленинской методологии, считала фашизм хищнической стадией империализма, формой безудержной эксплуатации масс, использующей в свою пользу антикапиталистические настроения народа. Фашизм — это общество ненависти, направленной на какую-либо группу. Нацисты, таким образом, отличаются от других фашистов в основном лишь выбором своих жертв и ситуационными, исходящими из немецких обстоятельств политическими тактиками и государственным устройством. Поэтому А.А. Галкин, самый известный советский историк национал-социализма, называл его «германским фашизмом» (так же называется главный труд Галкина). В этом труде и фашисты, и нацисты — политические течения одного порядка, в обоих можно найти признаки антикоммунистической, реакционно-капиталистической политики. В рамках марксистско-ленинской школы, склонной к четкой типологизации, сходства были важнее различий. Был и еще один дополнительный повод для СССР не называть «национал-социализм» именно так. Проблемы была во второй части этого названия: ни к чему было дискредитировать «социализм» и лишний раз вызывать у обывателя, столкнувшегося со сложным миром политических дефиниций, когнитивный диссонанс. В общем, удобнее было не смущать народ. В 1991 г. плюрализм вернулся в исторические тексты, а вместе с ним и «национал-социалисты».

admin

Next Post

«Мы идём широкими полями»: какие песни пели в армии генерала Власова

Пн Окт 7 , 2019
Русская освободительная армия генерала Власова имела развитую культурную атрибутику. Под патронажем немцев власовцы издавали собственную прессу, где печатались в т.ч. стихи и очерки. Интереснейшим наследием движения стали песни, очень похожие на советские, но написанные в противоположном идеологическом ключе. «Песенник добровольца» О том, что пели в РОА, известно благодаря «Песеннику добровольца» […]

Мета

Яндекс.Метрика