Русско-Японская война. Хитрый план Алексеева

Русско-Японская война. Хитрый план Алексеева

Общий контур

Начать все же стоит с глобального – с ответственных за подготовку к войне.

Непосредственно главнокомандующим являлся некий Николай Александрович Романов, именующий себя Хозяином Земли Русской. За армию отвечал генерал Куропаткин, за флот – великий князь Алексей Александрович и подчиненные ему вице-адмирал Авелан, управляющий морским министерством, и начальник ГМШ контр-адмирал Рожественский.

Непосредственно силами на Дальнем Востоке командовал наместник вице-адмирал Алексеев.

Так вот, планы были. И игры военные и морские были. И, более того – подготовка тоже велась во всю.

Была сделана только маленькая ошибка – датой начала войны в Петербурге видели 1905 год.

Именно к этому году должны были закончить Кругобайкальскую ж/д, привести в порядок Порт-Артур (док для броненосцев и укрепления) и сосредоточить там 10 линейных кораблей (5 Бородинцев = Цесаревич + Ретвизан + 3 Пересвета). К ним должны были примкнуть крейсера – броненосный «Баян», четыре шеститысячника, четыре крейсера второго ранга («Новик» + «Боярин» + два камушка). В качестве учебного – бронефрегат «Дмитрий Донской», в качестве яхты – «Алмаз».

На Балтике своеобразным резервом могли выступить 3 «Севастополя», «Сисой Великий», «Наварин» и два тарана, подкреплённые, скорее всего, «Светланой» и тремя богинями (насчет последних неясно, по логике убрать их вполне могли, а могли и не убрать).

Ну, и три Рюриковича во Владивостоке. Миноносную флотилию укрепили бы эсминцы, вошедшие во вторую эскадру и миноносцы типов «Циклон» и «Улучшенный Сунгари».

Просто напомню – весь ВМФ Японии 6 линейных кораблей плюс шесть то ли броненосных крейсеров, то ли броненосцев второго класса.

Корабли

А вот попытки увеличить его встречали серьезное противодействие.

Все знают историю двух гарибальдийцев, которые японцы приобрели перед самой войной. Но мало кто знает, что шаг это вынужденный. А целились японцы на другие корабли…

Русско-Японская война. Хитрый план Алексеева

Знакомьтесь, Броненосцы типа «Свифтшур», 20 узловая скорость, дальность в 6500 миль и ГК 254 мм, СК – 190 мм.

Мечта для японцев, но:

«В августе 1903 года Япония предложила Чили купить оба броненосца за 1 600 000 фн. ст. Однако, по всей видимости, продавцов эта цена не устроила.

В ноябре 1903 года Россия, наконец, обратилась с конкретным предложением купить оба корабля за 1 875 000 фн. ст.

Встревоженное правительство Японии, получив сведения о намерениях чилийцев продать броненосцы, обратилось к Великобритании с просьбой помешать сделке. Японцы хотели бы сами купить эти корабли, но в то время у них не было сессии парламента, поэтому существовали трудности с выделением денег на такую покупку.

Англичане пошли навстречу. Канцлер казначейства (министр финансов) Остин Чемберлен вынес на рассмотрение правительства Великобритании предложение купить корабли, которые были на 400 000 фн. ст. дешевле, чем броненосцы, строившиеся для английского флота».
Грамотные действия российских дипломатов и того самого «дуболома» Рожественского сделку фактически сорвали, переведя в плоскость торга, ведь Россия могла набавить и еще…

С гарибальдийцами не вышло. Но здесь без вариантов – покупать всерьез их не было денег. Да и:

«итальянцы, вполне дружелюбно настроенные к России и одновременно рассчитывавшие получить с нее солидный куш, вновь обратились, на сей раз через морского агента в Лондоне И.Ф. Бострема, с предложением о покупке «Ривадавии» и «Морено» с полным боезапасом.

6 декабря 1903 года российский Морской штаб вынес окончательный вердикт – корабли не покупать.

В это время будущий противник не дремал.

Японцы вели параллельные переговоры о приобретении тех же судов и действовали весьма решительно. Сделка была оформлена с ошеломляющей быстротой: уже 29 декабря оба крейсера стали собственностью Страны восходящего солнца по цене 760 тыс. фунтов стерлингов за каждый».
Японцы здесь опередили.

В любом случае – англичане гораздо лучше итальянцев. Так что и в этом направлении работа велась. И работа серьезная.

Морская игра 1902 года

Собственно, первая такая игра была проведена в 1895 году.

Её итогом стало… поражение русского флота.

Были сделаны выводы. И в 1900 году проведена вторая игра, где за русских играл Рожественский.

В итоге:

«В ходе игры «русской партии», несмотря на отдельные неудачи и потери, в целом удалось выполнить намеченный её руководителем план по сосредоточению на Дальнем Востоке морских сил, превосходивших японский флот.

Однако до розыгрыша генерального сражения дело не дошло, так как игра была остановлена».
Опять сделаны выводы и скорректированы планы.

Любопытна записка Рожественского по ее итогам:

«Над главнокомандующим русским флотом тяготела дамокловым мечом перспектива сжечь наличный уголь без пользы дела…

Только с развитием добычи русского угля и водворением оного для начала на иностранных рынках, а затем и в наших собственных коммерческих портах будут разбиты оковы, вяжущие активность русского военного флота на Дальнем Востоке».
Логистика, логистика и еще раз логистика.

И моряки это понимали. Осознавали, но построить ж/д ветку к Сучану не могли.

По иронии судьбы именно Рожественскому пришлось вести эскадру в необеспеченную топливом базу, экономя по пути каждый кусок.

Третья игра произошла в 1902–1903 году.

Этот раз за наш флот играл Добротворский. А темой ее стало «Война России с Японией в 1905 году».

Завязка была пророческой:

«План их действий мог быть только один – двинуться как можно скорее с главными силами к русским берегам, заблокировать русский флот в порту.

А если это не удастся, искать с ним сражения. И в случае удачного его исхода начать перевозить войска в Корею.

В качестве наиболее вероятного объекта нападения участниками игры была определена русская эскадра в Порт-Артуре.

В случае внезапного начала войны русские корабли, находившиеся в этот момент в иностранных портах и портах Японии, могли быть внезапно атакованы японцами или разоружены».
В качестве вывода и было образование наместничества в июне 1903 года. Для ускорения подготовки ТВД и концентрации власти в одних руках.

Именно Алексееву с Витгефтом и предстояло составить планы войны и внедрить их в жизнь с учетом обнаруженных играми проблем.

По сути, учреждение наместничества – финальный этап подготовки к войне.

Алексеев

Русско-Японская война. Хитрый план Алексеева

Были ли планы у наместника?

Конечно были:

«Важнейшей нашей задачей в начале войны должно служить сосредоточение наших войск.

Для достижения этой задачи мы не должны дорожить никакими местными пунктами, никакими стратегическими соображениями, имея в виду главное – не давать противнику возможности одержать победу над нашими разрозненными войсками.

Только достаточно усилившись и подготовившись к наступлению, переходить в таковое, обеспечив себе насколько возможно успех».
И сухопутные, составленные самим Куропаткиным, любимцем белого генерала Скобелева и блестящим штабистом, и морские:

«Главными задачами наших морских сил на Дальнем Востоке должны быть:

1) необходимость остаться обладателями Желтого моря и Корейского залива, опираясь на Артур;

2) не допустить высадки японской армии на западном берегу Кореи;

3) отвлечь часть японских морских сил от главного театра военных действий и предупредить второстепенными морскими операциями из Владивостока попытку высадки близ Приамурья.

Если, однако, допустить, что Япония удовольствуется высадкой на восточный берег Кореи, или же, что высадка на западный берег случайно удалась, то вышеприведенные задачи превращались бы для наших сил:

а) отыскание японского флота в пределах Желтого моря и Корейского залива;

б) уничтожение этого флота, прекращение сообщения морем японской армии, находящейся в Корее с Японией.

Как бы ни менялась задача, во всех случаях базой нашему флоту должен быть Порт-Артур».
Помимо этого плана, составленного штабом наместника, были соображения ГМШ Рожественского:

«Выгоднее и теперь избежать войны, ценою даже значительных уступок, но вместе с тем, теперь же твердо решить объявить Японии войну через два года и энергично вести подготовку к этой войне, в широком смысле этого слова.

Готовиться следует не только к войне, но непременно к победе».
Что, собственно, и привело к кризису управления.

Наместник, будучи моряком, делами сухопутными интересовался мало. А вот свой хитрый план морской войны составил без участия и уведомления ГМШ.

Тем не менее – план был.

Более того – его начали осуществлять.

Так, в Чемульпо прислали «Варяг», где он заменил древнего «Забияку». И для связи с посольством в Корее, и для сдерживания потенциального десанта, и для уравновешивания японской «Чиоды».

Войну ждали настолько, что командир «Корейца» открыл огонь по японским миноносцам при обозначившейся угрозе, в ночь ДО ультиматума Уриу.

Обе стороны были в курсе. И видели друг в друге врагов.

Интересные вещи происходили и в Порт-Артуре.

Эскадра вышла на внешний рейд еще 22 января. Корабли были выведены с резерва и совершили поход.

«В исполнение указаний Вашего Высокопревосходительства, для упражнения личного состава в эскадренном плавании и маневрировании, 21 января вверенная мне эскадра в полном своем составе вышла в море.

Пройдя с эскадрой около 60 миль от Артура и вытребовав в этом месте в 2 часа дня к себе крейсера, с 2-х до 6 часов в том же порядке производил вновь эволюции, когда, по присоединении всех четырех крейсеров, повернул со всеми силами к Ляотешану, отделив в Дальний за водой второй отряд миноносцев и дав им конвоиром крейсер «Новик».

Пройдя к означенному маяку на 15 миль, в 1 час 30 минут ночи 22 января, повернул на N и NO и в 5 часов 30 минут утра расположил эскадру на Талиенванском рейде, куда направил раньше, встреченные ночью, минные транспорты.

В 2 часа 30 минут дня сего 22 января эскадра стала на якорь в три линии на внешнем Артурском рейде».
Закончили возвращением на внешний рейд, приемом запасов, усиленными мерами охраны эскадры и готовностью к новому походу.

«Имею честь представить Вашему Высокопревосходительству некоторые мои соображения относительно учреждения крейсерства у группы островов Клиффорд, для наблюдения до объявления войны за движениями японских военных судов транспортов, идущих в Чемульпо…

Полагая отказаться от употребления сетевого заграждения, имеемого лишь на шести броненосцах и четырех крейсерах, как могущего задержать движение эскадры при необходимости экстренной съемки с якоря, а также на открытом Артурском рейде, повести к более опасным случаям – наматывания сетей на винты или преграждения действия своих судовых минных аппаратов, испрашиваю также распоряжения Вашего Высокопревосходительства по этому предмету».
Разведке и бою в любой момент.

Более того – флот вел себя по-боевому.

Так, противоминные орудия были заряжены по боевому расписанию.

В итоге

А в итоге не вышло ничего.

И причин несколько.

Неправильно определенная дата начала войны, что осознали и попытались исправить в последний момент.

Переоценка сил русской дипломатии, которая и должна была войну оттянуть, но сделать этого не смогла, Да и не смогла бы. Время играло на Россию, что в Японии четко понимали. Сюда же можно отнести недооценку японцев, как противника. И переоценку значения России в мире.

Ну и третья причина – недостаток решительности Алексеева и Старка, которые действовали чересчур запоздало.

При всем этом говорить о том, что не готовились или о благодушии – глупо. И готовились, и понимали, и приняли заблаговременные меры. У Алексеева был даже план копенгагирования японского флота. Но…

Как часто происходит в русской истории – действий было слишком мало. И слишком поздно.

К тому же, философия

«партнерства»,
«конструктивного диалога»
и

«глубоких озабоченностей»,
связывающая руки войскам, родилась не сейчас.

Автор:Роман Иванов
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика