Киевские укронацисты: Вырвать у русских язык!

Киевские укронацисты: Вырвать у русских язык!

Украинский язык следует переименовать в «руськую мову», так как он является наиболее близким к языку, на котором говорили в Киевской Руси, считает советник главы офиса президента Украины Алексей Арестович. По его словам, необходимо сохранить двойное название языка — «руський-украинский».

Чиновник также рассказал, что желает посмотреть, как Россия «будет призывать к войне с Русью» или ее оккупации. «Это удар в самое сердце дракона! Мы выбиваем из них основы их пропаганды», — подчеркнул чиновник.

Осеннее обострение? Впрочем, у Арестовича это обычное состояние. Совсем недавно он призвал переименовать Украину в «Русь-Украину», отметив, что страна является прямой наследницей Киевской Руси, а Россия лишь с «натяжкой» может претендовать на это.

Стоит отметить, что Арестович не первый, ко выступает с подобными маразматическими инициативами. Предложения переименовать Украину в Русь, а Россию в Московию звучат регулярно, впрочем, дальше заявлений дело, к счастью, не идет. Не все на Украине еще сошли с ума. Впрочем, не факт. Многие отказ от переименования объясняют вовсе не голосом разума.

К примеру, экс-депутат Верховной рады Александр Доний раскритиковал идею Арестовича, объяснив это тем, что переименование государства станет не объединяющим фактором для жителей страны, а наоборот внесет раскол в общество, потому что кто-то будет считать себя украинцем, а кто-то — «украино-русином».

«Прошлое неоднозначно, поддается разночтениям, и попытка изменить самоидентификацию этого прошлого для Украины как для государства опасна. Потому что Русь — это совместное образование с Россией», — сказал он.

«И это уже — общая история. А общая история с Россией опасна», — считает экс-депутат.

— Термин «Русь» принадлежит России, Украине и Белоруссии вместе взятым, — убежден кандидат исторических наук, доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ Вадим Трухачёв. — Все они — наследницы Древней Руси, три части «Русского мира» и в государственном, и в этническом смысле. Древняя Русь — это и Киев, и Новгород, и Владимир, и Полоцк. И все они — её «дети».

Украинское руководство мыслит свою страну как «Антироссию». И это предложение в ту же копилку… К тому же такие «изыскания» помогают отвлечь население от насущных проблем — в том числе и языковых.

«СП»: — Много ли на Украине сторонников таких инициатив?

— На сей счёт опросы не проводили… Но, к сожалению, их наверняка будет много — хоть и не большинство. Опросы показывали, что доводить разрыв с Россией до абсурда готова примерно четверть населения. Именно столько во втором туре выборов 2019 года получил Порошенко. И это меньшинство активно, вооружено и контролирует улицу.

«СП»: — А вот экс- депутат Доний считает, что переименование государства внесет раскол в общество: кто-то будет считать себя украинцем, а кто-то — «украино-русином»…

— Это «осеннее обострение» с другой стороны… Видимо, этот деятель ради разрыва с Россией призовёт перевести мову на латиницу. Но на деле расхождение с исходным предложением тут только по форме, по способам достижения цели. Содержание одно — порвать с Россией и русскими, окончательно сделать Украину «Антироссией».

«СП»: — При этом он боится общей истории…

— Да, для Украины как для «Антироссии» это смерти подобно. Потому что тогда возникают сомнения в целесообразности если не существования Украины как таковой, то как минимум существования в этих границах. Потому что куда ни копни — обнаружится общность, переплетение с Россией. А тут встанет и вопрос о том, являются ли украинцы отдельным народом. Или же одна их часть — русские, а другая вроде Дония и Арестовича — вырусь. Но корень и у слова «вырусь» всё тот же…

«СП»: — Может, не стоит слишком несерьезно к этому относиться? Однажды, в начале прошлого века, эта теория помогла оторвать часть украинцев от России…

— Да тут не до шуток. Порой даже откровенный бред может прижиться. С этим Россия должна бороться изо всех сил — в том числе и прежде всего в сознании самих жителей Украины. Надо понимать, что Запад ради закрепления отрыва Украины от России поддержит любую чепуху, и вся его информационная машина будет работать на её закрепление в умах.

«СП»: — Некоторые политики предлагают создать на Украине успешное государство, стать альтернативной Россией…

— Украина — это часть исторической России, часть русского ядра. И даже если предположить, что подобное тактически сработает, стратегически опять встанет вопрос как минимум о единстве русского народа. Но тут надо иметь в виду, что Киев готов будет принять такой вариант, а Львов и Галиция — нет. Доний — галичанин, и он боится, что рано или поздно к этому и придёт. Поэтому и хочет вытравить любое упоминание о Руси.

— Арестович, насколько можно судить по его биографии, — этакий военно-политический шоумен, — считает координатор партии «Другая Россия Э. В. Лимонова»* Андрей Дмитриев. — В армии карьеру делал, потом в кино снимался, женские роли в сериалах играл, курсы по драматической импровизации вел. Видимо, на этой почве он и сошелся с Владимиром Зеленским, которого ранее критиковал, а избирателей называл «животными».

Что характерно, Арестович одно время был заместителем Дмитро Корчинского в партии «Братство» **. Корчинский тоже шоумен и любитель троллинга публики. Националист, воевавший в Чечне против наших солдат, однако же потом на Селигер по приглашению Владислава Суркова ездил и лекции для юных путинят читал.

С Украиной-Русью как раз такая в духе Корчинского идея. Но не заходит. Первыми столицами Древней Руси были все-таки Старая Ладога и Новгород, а потом уже Киев. То, что её жители назывались русичами, совершенно не мешало княжествам с их правителями периодически бить и резать друг друга. Ну и вслед за Львом Гумилёвым я полагаю, что великорусская идентичность cформировалась в XIII — XIV, а украинская (малорусская) — в XV — XVI веках. Соответственно пытаться «приватизировать» Древнюю Русь просто глупо.

Помнится, кстати, на фирменных футболках «Братства» в нулевые годы помимо лика Степана Бандеры был ещё и портрет Иосифа Виссарионовича с надписью «Добрiй як Сталiн». Вот если бы в Киеве реабилитровали товарища Сталина (благодаря которому Украина, кстати, существенно приросла территориями) и возродили УССР, раз Москва не способна вернуть Союз, вот это был бы троллинг! А «меряться п… ськами», кто старше, не слишком продуктивно. Евреи с таджиками всё равно выиграют.

По словам политического аналитика Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгения Валяева, политики с неимоверно раздутым эго часто высказывают предложения, которые должны вписать их имена в историю:

— Отсюда мы часто слышим предложения по изменению государственной символики, переносу столиц и созданию новых городов. Украинские политики в этом плане не сильно отличаются от остального постсоветского пространства. В каждой стране бывшего СССР можно встретить самые смелые предложения, которые должны, по задумке авторов, кардинально изменить жизнь людей. Как должны изменить жизнь людей переименования и переносы, никто не объясняет.

Почему такие обсуждения часто происходят именно на постсоветском пространстве? У многих стран бывшего СССР еще не создан пласт собственных исторических мифов. Многим странам не хватает национальной мифологии, которая, как многим кажется, очень важна для создания современных национальных государств.

Скажи это Швейцарии, у которой вообще не существует единой отечественной истории, они сильно удивятся. Страна каким-то образом обходится изучением истории сразу в двух вариантах — отдельно для немецкоязычной части, отдельно для франкоязычной. Это то же самое, если бы на Украине на востоке и западе существовали бы отдельные учебники по истории и разные государственные языки. Понятно, что Швейцария насчитывает куда более долгую историю как самостоятельное государство, чем Украина. Но все-таки мы можем привести примеры, которые опровергают слишком большую веру в переписывание истории на свой лад.

Переписывание истории — любимое занятие правителей во все времена. Это одна из причин, чтобы подвергать критике официальные интерпретации истории. Особенно, если речь идет о совсем давних временах. Переписыванием истории стараются создать видимость, что традиции сложились давно. И эти «великие традиции» нужно беречь и защищать, ведь именно они привели к «великому настоящему» и поведут нас к «великому будущему».

Актуальность такого подхода проходит: в современное время не стоит переоценивать роль переписывания истории, которая до эпохи интернета носила важный характер. Переписывая историю, прибегая при этом к помощи монументальной скульптуры и искусству, которые создают визуальный контент, происходит закрепление государственной идеологии и официальной истории.

Историческая политика раньше была важнейшей составляющей по формированию доминирующих взглядов в стране. Сегодня такой подход не будет иметь грандиозного эффекта из-за высокой доступности информации, а значит и к другим историческим интерпретациям.

В Молдавии, например, никак не определятся, как им называть свой государственный язык — румынским или молдавским. На Украине, видимо, решили повторить этот путь. Молдавия при этом остаётся самой бедной страной Европы. Во многих странах африканского континента также любят что-нибудь переименовывать — там часто, например, меняют названия стран. Недавно африканское государство Свазиленд сменило название на Эсватини. Король страны объяснял переименование тем, что они вернулись к «исконному названию». Люди работают над созданием собственных мифов, создают «тысячелетнюю традицию» и смотрят в будущее, оставаясь при этом очень бедными в настоящем.

Одно дело, если у страны вообще нет никакого прошлого. Например, современная Северная Македония очень много делает даже не для переписывания истории, а для её придумывания практически с нуля. Это не нравится соседней Греции, которая видит в этом нападки на свою историю. В итоге дошло до того, что Греция заставила Македонию сменить название, добавив к нему географическую приписку. Пока политики Северной Македонии занимаются созданием исторических мифов, четверть населения страны уже составляют албанцы, которым эти мифы вообще не интересны, ведь они себя ощущают частью Албании.

Для переименования должны быть причины. На такие события должен быть запрос в обществе, должна существовать актуальность для такого шага. Украина может изменить свое название, может изменить название украинскому языку, может изменить названия своих городов, может поставить новые памятники на месте снесенных — но ничего из этого не сделает людей счастливее и богаче. Россию эти изменения точно никак не затронут.

Чем больше политики будут делать глупостей сейчас, тем больше работы будет у будущего поколения, чтобы вернуть всё это потом обратно. И это касается не только Украины, но и всего постсоветского пространства.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика