Тайваньский демарш: так кто остался в выигрыше?

Тайваньский демарш: так кто остался в выигрыше?0
Надо сказать, спикеру американского Конгресса более, чем удалось привлечь к себе всеобщее внимание. «Инцидент 2 августа» получился весьма захватывающим, настоящим онлайн-блокбастером, которому для полной эпичности не хватило только играющей на фоне музыки Ханса Циммера… и эффектной развязки. В каком-то смысле, массовый зритель в итоге остался разочарованным.

А ведь был один действительно напряжённый момент: когда появились сообщения, что «в аэропорту Тайбэя расчехлили зенитные орудия», невольно закралась мысль, а не китайские ли это диверсанты готовятся к приёму дорогих гостей? Но обошлось, и вообще не факт, что этот эпизод имел место на самом деле.

К сожалению, мы вряд ли когда-нибудь узнаем, как действующие лица этого шоу «в моменте» оценивали риски – но с другой стороны, сейчас это уже не важно. Реальный интерес представляют последствия тайваньского вояжа Пелоси. В российской аналитике (в кавычках и без), шесть-семь из каждых десяти оценок сводятся к «Китай потерял лицо, американцы на коне», остальные – «ничего ещё не понятно»; в зарубежных публикациях американцы ведут, пожалуй, со счётом 9:1.

А если зайти с другого края, и попытаться понять, а чего хотели добиться своими заявлениями и действиями Пелоси и китайцы? Может ли оказаться, что желаемого достигли все? – да, вполне. Правда, не стоит забывать, что «достижение желаемого» и «победа» в политике – вовсе не синонимы.

Баба-Яга под носом врага

Демарш наглядно продемонстрировал всю специфику американского политического устройства, всех этих «сдержек», «противовесов» и исторических атавизмов.

Пелоси, будучи одной из важнейших должностных лиц США, в рамках визита выступала от лица Штатов – но по собственной инициативе, и продвигала интересы Штатов в регионе – как она их видит. Её пытались переубедить, отговорить – но запретить Пелоси визит в качестве государственного чиновника было невозможно.

Очень показательно, что в преддверие вояжа Си Цзиньпину звонил лично Байден, и просил не обращать внимания на «бабьи выходки», заранее «обнуляя» все её потенциальные заявления, а когда борт Пелоси был на подлёте к самому интересному, президент и Госдеп, по сути, открестились от возможных последствий. Это делает несостоятельными утверждения типа «послали бабку, которую не жалко» – никто спикера не посылал, она действовала как самостоятельный субъект, на свой страх и риск (причём, в буквальном смысле).

При всём этом, Пелоси нельзя назвать просто «спятившей бабкой», к какому определению пытаются свести многие комментаторы. Её отец, в своё время, был конгрессменом и мэром Балтимора, на последней должности успел побыть и старший брат. Будучи политологом по образованию, в политику она полезла прямо со студенческой скамьи, а в Конгресс выбралась ещё 1987 г.; причём, была в её послужном списке члена Демпартии должность «кнута» – дисциплинарного руководителя фракции, который следит, чтобы сопартийцы голосовали «правильно», то есть – как укажут.

Уже будучи конгрессвумен, Пелоси выступала против американских вторжений в Ирак и в 1991 г., и в 2003 г. Но при этом, когда демократы, заполучив большинство в Конгрессе в 2004 г., обвинили Буша в фальсификации информации об ОМП Хуссейна и попытались скинуть импичментом, она отказалась голосовать за эту меру, с характерным комментарием: «никогда не знаешь, куда приведут расследования».

Что же касается американо-китайских отношений, Пелоси всю свою карьеру последовательно выступала против диалога и за конфронтацию, поскольку КНР – государство, как известно, «авторитарное» и «антидемократическое», а также потенциальный конкурент мировому господству США. На этой почве демократка Пелоси сначала даже неплохо сошлась с республиканцем Трампом, известным своими антикитайскими убеждениями, хотя впоследствии их дорожки резко разошлись.

То есть, планируя свой провокационный визит на Тайвань, Пелоси вполне понимала, что делает и какую может вызвать реакцию; при этом, ей двигало не спонтанное желание закуситься с Китаем, а формировавшиеся долгие годы политические убеждения. Осталось понять, почему она решила обострить отношения с Китаем именно сейчас, когда, казалось бы, американцам выгоднее с ним дружить и склонять к недоброжелательности с Россией?

Пресс-секретарь МИДа Мария Захарова заявила, что демарш Пелоси был попыткой отвлечь внимание от Украины и обострившихся из-за неё внутренних проблем США. Есть мнение, что это утверждение довольно близко к истине.

Возможно, что спикер Конгресса считает внешнюю политику Байдена провальной, и хотела таким экстравагантным образом «жёстко перезагрузить» её, заставить Демпартию переключиться с обанкротившегося украинского прожекта (в который вкладывалась и сама) на более серьёзного противника. Возможно, также, что главной целью было набрать внутриполитические очки в преддверие сложнейших для Демпартии осенних выборов в Конгресс, перехватить часть электората с «имперскими амбициями» у республиканцев. И, само собой разумеется, высказать личное «фи» и публично унизить КНР было для Пелоси не последним делом.

Результаты вышли неоднозначными. Показать своим, что у Демпартии ещё есть порох в пороховницах, а не только всякое разное в шароварах, пожалуй, вышло. Забавно, что даже часть республиканских заседателей из Конгресса и Сената поездку спикера одобрили (втайне надеясь, что её самолёт всё-таки сшибут?), а вот главный патентованный враг Китая – Дональд Трамп – был в ярости. Большее или меньшее охлаждение отношений с Китаем, похоже, тоже будет в ближайшей перспективе, причём со стороны самой КНР.

А вот с публичным унижением всё далеко не так, как хотелось бы Пелоси.

«Последнее китайское» или «честное краснофлотское»?

Как бы ни смаковали западные (да и часть российских) СМИ заголовки о «провале Си Цзинпина», «бумажном драконе», «посмешище Китая» и «росте престижа США», всё это – оценки с европеизированной точки зрения. А пока «белые варвары» потешаются над «трусишкой Си», Азиатско-Тихоокеанский регион явственно затрясся, и что-то непохоже, что от смеха.

Как-то упускается из вида, что цель КНР в тайваньском вопросе – не конфронтация с США, а возвращение провинции под контроль, крайне желательно, в целом виде. Соответственно, и большая часть словесных громов и молний была адресована вовсе не американцам, и даже не их союзникам на ТВД, а конкретно властям Тайваня: «если вы пожелаете по-плохому – будет по-плохому».

Самое главное, что угрозы в отношении Тайваня Китай начал исполнять сразу же: ещё до прилёта Пелоси кибервойска обвалили официальные сайты островных ведомств, немедленно вступил в силу первый пакет санкций, а физически остров оказался в «полублокаде» вроде той, которую западные «партнёры» пытаются применить к Калининградской области.

Есть все основания полагать, что экономическое давление материка на Тайвань будет только возрастать, а в обмен на его послабление от Тайбэя могут потребовать «челом бить» в какой-нибудь унизительной форме. «Учения» вокруг острова, конечно, не будут длиться вечно, и тем более не перерастут в десантную операцию, но усиленное военное присутствие по периметру может стать перманентным, с постоянным риском установления полной блокады. При этом, кстати, уже Штатам придётся отвечать за слова о «крепости союзнических уз» с Тайванем.

Не похоже, что они к этому готовы. В принципе, все западные ответственные лица, кроме самой Пелоси и главы МИД Германии Бербок (которая, похоже, не очень-то вникла в ситуацию), заявили о поддержке существующего статус-кво и том, что «не надо шутить с войной». Ещё более характерны новости с Корейского полуострова: президент Южной Кореи срочно почувствовал себя уставшим, и сбежал в отпуск ещё до начала турне Пелоси; а КНДР лишний раз напомнила, что у неё, вообще-то, ядерное оружие есть. А в том, что китайский народ полностью поддерживает решения Партии и Председателя, никаких сомнений и не было – куда он денется-то?

В этот раз, действительно, очень похоже, что руководство КНР воспользовалось опытом российской СВО – не военным, а политическим и информационным. Кажется, сделан вывод, что за всеми этими «красными линиями», «переговорами», невыполненными угрозами и, в целом, удержании позиций под ливнем плевков кроется эффективная стратегия дезориентации противника. Мол, «пусть они считают нас трусами и дураками, а мы пока заберём своё».

Трудно сказать, действительно ли это «стратегия» нашего или китайского ВПР, или просто «так получается». Но фактически, видно, что Китай воспользовался американским демаршем для усиления давления на Тайвань, а Пелоси, удовлетворив личные политические амбиции, подложила родине и боссу ещё одну большую кризисную свинью. Как говорится, ну и кто теперь дурак?

  • Автор: Михаил Токмаков
  • Использованы фотографии: НОАК/chinamil.com.cn

Источник topcor.ru

Яндекс.Метрика