Bloomberg: Россия под санкциями заработает больше, чем до них

Bloomberg: Россия под санкциями заработает больше, чем до них

По оценкам американского информационного агентства, наша страна по итогам 2022 года может заработать на треть больше, чем прошлом году. На одном только экспорте газа и нефти Россия получит более 320 миллиардов долларов. Причем никакого дефицита, сплошной рекордный, профицит текущих операций — до 240 миллиардов долларов. А ведь и в прошлом году показатели по данному пункту тоже были весьма неплохими.

По мнению американцев, доходы от экспорта углеводородов — жизненно важная статья российской экономики. И эти наши заработки смягчают негативные последствия западных санкций, отодвигают кризис платежного баланса страны. Но — только временно, надеются «за бугром». Даже безо всякого эмбарго в России продолжается резкий рост инфляции — и «страну бензоколонку» неизбежно ждет глубокая рецессия. Насколько глубокая? А, может быть, заокеанские аналитики выдают свои «влажные мечты» за научные прогнозы?

Политолог Алексей Анпилогов считает, что Запад в своих прогнозах пока учитывает лишь тот фактор, что цены на энергоносители находятся на исторических максимумах:

— Был похожий, но очень краткий период во второй половине 2008 года, перед кризисом, связанным с крахом американского инвестиционного банка «Леман Бразерс». Индекс Доу-Джонса тогда упал на тысячу пунктов.

Для нас высокие цены на энергоносители — положительный фактор, который влияет на российскую экспортную выручку. А цены на энергоносители тянут за собой всю группу энергоемких товаров. Надо понимать, что поднялись в цене и минеральные удобрения, которые являются серьезной статьей российского экспорта. А еще из-за ситуации на Украине фактически проваленная посевная. Думаю, что и уборочная — тоже, скорее всего, под большим вопросом.

Всё это вызывают панику на мировых продовольственных рынках. Так сложилось, что за последние десятилетия Россия и Украина стали на мировом рынке очень серьезными, просто определяющими игроками во многих отраслях производства продовольствия. Если сложить все эти ценовые факторы, то получается, что оценка того, что заработок на энергетическом рынке может для нашей страны подняться на треть, — достаточно консервативен.

«СП»: — Поясните, почему вы считаете оценку западных аналитиков сдержанной?

— Санкции продолжают вводиться. А они нарушают логистику, устоявшиеся торговые и промышленные связи. Это, как следствие, отражается на объемах продаж. Например, те же самые немцы собираются уменьшить зависимость от российского газа. Сейчас они посчитали, что в общем балансе энергоносителей, импорт российского газа составляет около 55%.

В Германии ожидают, что к концу года снизят эту зависимость от России до 40%, а может быть до 30% — есть разные оценки. Концерн «E.ON», один из крупнейших германских потребителей российского газа дает одну оценку — уход от российского газа займет три-четыре года. Концерн «BASF»

«СП»: — Все они подчеркивают, что целенаправленно осуществляли и будут отказываться от российского газа.

— Эту позицию правительства Германии нельзя сбрасывать со счетов, но — не в краткосрочной перспективе. В краткосрочной — снижение российских поставок в Германию не является чудовищным. Но рано или поздно встанет вопрос даже не о создании неких альтернативных путей доставки российского газа или нефти в Европу, а о глобальной доступности многих товаров, которые поставляла Россия на мировой рынок. Ни по природному газу, ни по нефти, ни даже по углю — каких-то серьезных запасов для замещения российских объемов ни у кого нет. Соответственно возникает ситуация перераспределения объемов, которые освобождаются в Европе.

Например, американцы политическим решением направят свой сжиженный газ в Европу. Но тут же возникнет дефицит этого товара в Юго-Восточной Азии, в таких странах, как Япония, Китай и Южная Корея. Итогом длительного процесса, который сейчас развивается в государствах, принявших санкции против России, мне кажется, станет глобальное перераспределение рынков, их регионализация.

То есть раньше мы большую часть своих энергоресурсов продавали в Европу. Скорее всего, предстоит некий «разворот на восток». Он может коснуться не только финансов и затрат по времени. Он может привести к «проседанию» продаж наших товаров в абсолютных объемах. Товары потянутся на новые для них рынки, после того как Евросоюз «выгребет» оттуда энергоносители.

«СП»: — Мы привыкли рассчитываться за энергоносители в долларах и евро. А с Кореей и Японией будем рассчитываться в их валюте или в рублях?

— Япония и Южная Корея, скорее всего, частично поддержат режим американских санкций. Хотя японцы сейчас достаточно серьезно вошли в капитал таких объектов, как «Арктик СПГ». Поэтому у них возникнет вопрос: как вынуть оттуда свои инвестиции.

СП": — Есть информация, что выходить из российских энергетических проектов они не собираются.

— Тогда у них возникает вопрос — не дарить же русским эти инвестиции. А, получая рублевые дивиденды, они захотят, что-то существенное за наши рубли купить. Это как раз переход к расчетам в национальных валютах.

Ну а в целом я ожидаю, что со всем странами в той или иной форме будут формироваться валютные слоты, то есть купля-продажа валюты. Начнется игра на разнице курсов. Также нас ждут клиринговые расчеты — безналичные платежи между странами, компаниями, предприятиями и банками за проданные друг другу товары — взаимные зачёты. Произойдет переход на реинкарнированные «переводные рубли».

Мир начнет фрагментироваться на валютные зоны. Конечно процесс это небыстрый. Полностью заставить европейцев платить рублями трудно. Те же «E.ON» и «BASF» свои платежи с населения не в рублях собирает, а в евро. Для них серьезный вопрос: как будет осуществляться конвертация, по какому курсу? Но, мне кажется, что начав процесс, открыв счет в «Газпромбанке», европейцы потом поймут, что иногда в рублях у России — заманчивее покупать, играя на каких-то курсовых соотношениях.

Прошло двадцать лет, перед тем как евро получило статус региональной валюты. И рубль получит. Уже видно, что российские сырье, которое мы всегда ругали — являются основой европейской экономики. С уходом от российского газа, нефти, угля и другого сырья Евросоюз теряет свое конкурентное преимущество. Там началась инфляция. Цены на электроэнергию растут. Она вроде производится в Германия, но сырье для нее — энергетический уголь, газ и уран — закупается в России.

Я смотрю в будущее со сдержанным оптимизмом. Мир — не останется прежним «миром доллара», с одной резервной валютой. Но этот процесс получится длительным. Нельзя сказать, что завтра «зеленые бумажки» нигде не примут. Но посмотрим, что будет через несколько десятилетий…

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков напоминает, что с одной стороны нефть, газ и уголь стоят сейчас очень дорого:

— Мы, конечно, зарабатываем, продавая углеводороды. Даже с учетом того, что есть сложности с их реализацией на Запад, все равно цены на нефть марки «Брент» — 100−110 долларов за баррель, на марку «Юралс» скидка примерно тридцать долларов, но по 70−80 долларов мы ее продаем. И это — довольно хорошая цена.

«СП»: — Но возникает вопрос: надолго ли такое затянется, сколько мы получим по итогам года?

— Точно это сказать невозможно. С одной стороны сейчас все очень дорого. Причем чем больше мы перестраиваем экспорт, логистические цепочки, перенося продажи с Европы на Азию — вроде бы происходит сокращение поставок — но, чем больше это сокращение, тем больше цена. Сложно сказать, когда образуется некий ценовой баланс. Никто не может предсказать, какие объемы мы в итоге поставим.

«СП»: — Что будет с российскими энергоносителями, сколько стран их купит за рубли? Будут ли вообще соглашаться на закупки российского газа по новой схеме оплаты?

— Если та или иная страна откажется, то возникнет дефицит — и цена вырастет. Если все откажутся покупать за рубли, то упадут объемы нашего экспорта. Но и цена при этом еще более вырастет. Соответственно очень сложно сказать, что будет через год.

А в агентстве Блумберг просто экстраполировали нынешние цены на весь год примерно в тех объемах, которые мы экспортируем сейчас. Но нельзя сказать, насколько сократиться потребление в случае роста цен, а это взаимосвязанные вещи — чем дороже стоимость, тем меньше потребляют. Соответственно, чем ниже по объемам наш экспорт, тем выше цена.

И какое будет соотношение в итоге, никто пока сказать не может. Но то, что цена и на нефть, и на газ, и на уголь будет высокая весь 2022 год, а может и далее, мы можем сказать точно. Но какой объем нашего экспорта — это в уравнении остается неизвестным.

Можно сказать, что Россия просто «обречена остаться в плюсе», ведь произошла девальвация рубля, и доходы бюджета в любом случае будут больше, чем при старом курсе нашей валюты к доллару и евро.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика