О священниках и психологах

Из интервью митрополита Иркутского и Ангарского журналу ВРАТА.

— Вы упомянули, что люди ждут утешения — то есть, по сути, ждут помощи от священника как от психолога. Как Вы считаете, есть ли точки соприкосновения пастырского служения и профессии психолога?
— Это совершенно разные направления. Психология, как правило, ставит задачу помочь человеку успокоиться, найти себя, прийти в состояние комфорта. А священник должен привести человека к покаянию, к желанию быть с Богом и обрести радость именно в этом.
Редкий психолог научит благодарить Бога в тяжелых и трагических ситуациях. Христианин же понимает, что Бог – это Отец, из рук Которого надо все принимать с благодарностью. Даже если ты сегодня не понимаешь, для чего тебе дано то или иное испытание. Может быть для того, чтобы ты стал тем человеком, которым тебя задумал Бог. Нельзя поверхностно относиться к жизни и стремиться только к комфорту.
Для того чтобы понять других людей, бывает необходимым самому пережить боль, страдание, подвиг. Будучи легковесным, неопытным — другого человека не поймешь, не войдешь в его боль и не поможешь. Поэтому мы благодарим Бога в любой ситуации, доверяем Ему и понимаем, что в нашей жизни все происходит не зря. Все происходит, чтобы шаг за шагом мы спасались. Психология, как мне кажется, пытается убрать с пути человека препятствия, делая тем самым его слабее, замыкая на собственных чувствах, которые окружающий мир стремится «обесценить».
Вижу, что священникам, которые получают психологическое образование, трудно дается подчинение церковной иерархии. Они часто выходят за рамки общецерковного взгляда на многие вопросы. С таким священником бывает сложно общаться, потому что он имеет пристрастное отношение к своему «я», к своему «мнению» и к своим «правам». И потом порой не знаешь, что с ним делать. Приходится долго беседовать, но редко он может с тобой внутренне согласиться. В отношениях с кем-то такие священники могут быть хороши, но с начальством у них, как правило, плохое взаимопонимание, и это возводит барьер на пути к общецерковной соборности.
Вот, при работе в школах полезно знать детскую психологию. Когда священник преподает Закон Божий детям, то помимо духовного опыта ему не помешают знания возрастной психологии. Особенно если священник не имеет детей и «не проходил» на практике с ними все их возрастные особенности.
— Владыка, во время нашей беседы мы уже несколько раз затронули тему иерархического подчинения. Распространяется ли власть архиерея на жен священников? Например, может ли архиерей запретить жене священника определенные виды деятельности или, наоборот, принудить ее к определенным послушаниям в приходской или епархиальной работе?
— Иерархическое подчинение распространяется только на священников: они дают присягу.
Конечно, хочется, чтобы семья священника подавала добрый пример прихожанам и принимала посильное участие в церковной жизни. В противном случае они могут стать соблазном для прихожан и окружающих.
Если жена и дети священника не ходят в храм, то как ему призывать ходить в храм других людей?
Бывают в семьях трудные обстоятельства, не каждая жена и не каждый ребенок слушает своего отца. А хотелось бы, чтобы прилежание членов семьи священнослужителя к храму было осознанным, выбор — добровольным. Это ежедневная забота пастыря, чтобы его близкие понимали свое призвание и ответственность. Средства к существованию они получают через своего отца от Церкви, живут на эти средства, поэтому нужно стараться поддержать главу семьи и посильно помогать его служению.
Административно это не решишь, человеку не прикажешь. «Невольник не богомольник», — говорят в народе. Когда священник уходит от мирской жизни на путь служения Церкви, жена должна разделять его выбор, чтобы взаимные разногласия и жизненные перипетии не разрушили их союз. Но и священник не должен относиться к своему служению как к обычной работе, иначе его жене и детям негде будет черпать вдохновение для повседневного подвига христианской жизни. В этом случае, они становятся предметом особого «внимания вражия», тех сил, которые хотят лишить прихожан доброго примера в их лице.
Поэтому в некоторых епархиях много внимания уделяется матушкам, проводятся даже съезды матушек. Но, на мой взгляд, это не очень эффективно. Если жить в христианском единстве, если иерархия принимается как органичное устроение Церкви, то архиерей может просто подсказать матушке, что ей желательно чем-то заняться на приходе.
— Правильно ли я понимаю, что матушкам желательно заниматься церковной деятельностью, а не работать по светской профессии?
— Необязательно матушке семь дней в неделю быть на церковной работе. Иногда людям даже не нравится, что матушки слишком много на себя берут. Но если матушка настоящая «мама» для прихода, то, конечно, ей лучше активнее участвовать в жизни храма. Люди это оценят.
— Как вы относитесь к священникам-блогерам?
— Если священнику комфортно в этом качестве, то — пожалуйста. Но нередко церковные блогеры ставят острые вопросы под таким углом, что ответы на них могут быть существенно смещены в сторону личных воззрений блогера. Это касается и богословия и современной действительности. Опасность здесь заключается и в том, что неопытный слушатель заинтересуется не главным, а частностями, и будет сбит с христианского пути. Тогда вместо покаяния, вместо вопросов о спасении души начинаются рассуждения на абстрактные темы. Если уж ты священник-блогер, то конечной точкой твоего общения с человеком в сети должен стать его приход в храм, его желание изменить свою жизнь в соответствии с христианским мировоззрением.
А если «рисоваться», пользоваться своим саном и положением, то можно принести вред душе незнакомого и неопытного в духовной жизни читателя. Поэтому священнику–блогеру нужно иметь конкретный ориентир – общение с пользователями в сети должно вести их к храму.
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика