«А Лёша выйдет?» и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

От автора: Каждое новое поколение, глядя на детей, говорит: «Они совсем другие! Вот в наше время…». Я, глядя на ребятишек, уткнувшихся в смартфоны, тоже ловлю себя на мысли: они совсем другие! И вспоминаю своё детство, в котором мы не переписывались в мессенджерах, а гоняли вместе на великах и били по мячу во дворах; даже позвонить другу, чтобы вытащить его на улицу, можно было не всегда – телефоны имелись не во всех квартирах.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Самый простой и действенный способ — взбежать по ступенькам, позвонить у двери, и, когда в проёме возникнет женщина в фартуке, спросить: «А Лёша выйдет?» Позади мамы уже вырисовывался Лёша на низком старте, и, стоило матери строго вопросить: «Ты уроки все сделал?» — Лёшу сдувало в просвет между косяком и бедром родительницы на волю, а с последним отголоском сквозняка доносилось: «Я потом доделаю, мам!»
«Чтобы в десять был дома!» — кричала мать в пустоту лестничной клетки, но её уже никто не слышал.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Мне захотелось вместе с вами вспомнить эти и другие прекрасные моменты нашего золотого детства.
Я начну, а вы дополните. Поехали?
1. В тёплое время года мы как кузнечики облепляли турники.
Даже те, кто не мог похвастаться изяществом кошки и имел грацию картошки (как я) с удовольствием «висел» на турниках вверх тормашками. Несмотря на трясущиеся поджилки, мне удалось освоить несколько кульбитов, и я совершала рискованные сальто-мортале с верхней перекладины на нижнюю. Несколько раз «воткнулась» носом в песок, но гордости было – как у космонавта, впервые вышедшего на орбиту.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Ещё одним любимым развлечением детворы была беготня по гаражам, которая больше практиковалась зимой, поскольку проще было забраться на крышу гаража и безопаснее спрыгнуть с неё по сугробам. Под гаражами валялись брошенные портфели, родители были на работе, а мы, румяные, довольные, самозабвенно скакали как сайгаки по железным громыхающим коробам, хвастаясь друг перед другом своей ловкостью.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

2. Передача «В гостях у сказки».
Каждую субботу мы прилипали к экранам телевизоров. Появлялась заставка, звучала, словно лёгкий перезвон колокольчиков, незабываемая музыка, а с экрана улыбалась такая уютная, почти родная Валентина Михайловна Леонтьева – тётя Валя, которая низким бархатистым голосом произносила приветствие, памятное каждому ребёнку:
— Здравствуйте, дорогие ребята и уважаемые товарищи взрослые!

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Передача начиналась с чтения наивных и трогательных детских писем, показа присланных рисунков и поделок: леших, сказочных принцесс и Снегурочек в искусно сшитых и украшенных блёстками и бисером сверкающих нарядах; бабы Яги, сделанной из коряги, с поразительно живым характерным лицом, восседавшей в ступе и топорщившей метлу.
Я до сих пор помню, какими красивыми и необычными были эти поделки – настоящие произведения искусства! Я смотрела на них с восхищением и хотела иметь почти каждую, особенно же мечтала о принцессах в изумительных шифоновых, шелковых и бархатных уборах.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

А дальше начиналась Сказка….Сколько их было – чудесных детских фильмов, снятых талантливыми режиссёрами Александром Роу и Александром Птушко! «Королевство Кривых зеркал», «Морозко», «Три толстяка», «Золушка», «Садко», «Волшебная лампа Аладдина», чешские «Златовласка» и «Три орешка для Золушки»…

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Я могла пересматривать их бесконечно, и даже сейчас, усади меня перед экраном, включи любую запись «В гостях у сказки» — я буду смотреть, не шевелясь, от первой до последней секунды — как тогда, в детстве.
3. Незабываемый вкус хлеба за 20 и пирожных за 22 копейки.
Кто из нас, отправленный мамой за хлебом, мог устоять и не сгрызть горбушечку по дороге домой? Аромат был таким аппетитным, что донести тёплый мягкий хлеб до дома целым было просто невозможно. В результате, открыв дверь, мама видела на пороге откормленного довольного грызуна, сжимающего в руках буханку, съеденную на четверть.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Вкуснее всего была именно корочка, и программа минимум – сгрызть её непременно по дороге, пока она мягкая, хрустящая и горячая.
А пирожные? С розочками и прослойкой из повидла, «корзиночки» с грибочками и цыплятами, «картошка»…

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Идя с мамой с прогулки, мы иногда заходили в «Кулинарию» и мама, уступая моим просьбам, покупала пару «корзиночек», которые одним своим видом вызывали непреодолимое желание съесть их тут же, не отходя от кассы.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Ещё в той «Кулинарии» были невероятно вкусные сочни с творогом – с тонкой корочкой и изобилием вкуснейшей начинки. Никогда после ничего подобного мне есть не приходилось, хотя сочни, в надежде найти тот же вкус, я покупала не раз.
4. «Резиночка».
Прыжки «в резиночку» были моей детской страстью. Невероятный вызов крылся в задаче прыгнуть в узкий «карандашик» и не промазать, или взять невероятную, выше половины роста, «шестую» высоту.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Это требовало и чёткой координации, и навыка, и выдержки, и везения, и рождало сильнейший азарт – «перепрыгать» конкуренток. Мы с девчонками «прыгали в резиночку» всё свободное время: летом во дворе, после уроков возле школы. А дома я натягивала резинку между двумя стульями и тренировалась: увлечённо скакала, как упитанная горная коза, сотрясая пол и стены. Бедные соседи…
5. Коллекционирование календариков и «переводок».
Коллекция календариков была в то время почти у каждого школьника: не только у девчонок, но и у мальчишек. Маленькие картонные – гладкие или ламинированные, пластиковые «переливающиеся» — они вызывали у меня восторг и пробуждали истинную страсть собирателя.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Были те, которые ценились выше и являлись редкостью: например, цикл «Цирк» c клоунами, иллюзионистами, знаменитыми дрессировщиками и их животными; «Аэрофлот» с красивыми стюардессами и самолётами, или те самые «переливные» календарики – толстенькие, яркие, где картинка не только была объёмной, но и менялась в зависимости от угла наклона.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Было большой удачей иметь два редких экземпляра и выменять у одноклассников на один из них какой-нибудь раритет. Удовольствием, похожим на погружение в нирвану, было перебирать календарики, рассматривать и по-новому раскладывать и систематизировать их.
Переводные картинки, или «переводки», тоже собирались, выменивались, затем наиболее ценные хранились в неприкосновенности, а прочие наклеивались куда ни попадя.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Самыми распространёнными местами были углы дверок полированных платяных и обычных кухонных шкафов; холодильники, зеркала, шкафчики в ванной, тетрадки, обложки школьных дневников и так далее.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Овальные портреты красавиц, прибывшие из ГДР, чаще всего украшали корпус гитары.
6. Новогодние игрушки.
Сейчас даже новогодние ёлки становятся не столько символом праздника, сколько символом престижа, или даже успешности бизнеса. Они возвышаются в офисах или у входов в бизнес-центры – идеально конические, безупречно тёмно-зелёные, с одноцветными или, максимум, двух контрастных цветов шарами одинакового размера – важные, помпезные, воплощающие незыблемость устоев и непоколебимость установленных порядков.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

А в нашем детстве ёлка была похожа на большой торт: веточки были плотно увешаны шариками, домиками, клоунами, зайчиками, шишечками; уточки, снегири, белочки крепились «прищепками» прямо к веткам, а поверху стеклянной россыпью сверкали хрупкие бусы.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Ни одна ёлка в доме не была похожа на другую, её вид вселял уверенность, что Дед Мороз, несомненно, существует, и стоит только не проспать полночь – можно будет увидеть, как он тихо войдёт в комнату, погружённую в тёплую тьму, где запах хвои смешивается с ароматом мандаринов, положит мешок с подарком под ёлку и неслышно выскользнет в окно.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

7. «Одень Машеньку».
У каждой девочки были куклы: и большие, хлопающие голубыми глазами, говорившие «ма-ма», если их основательно тряхнуть и перевернуть вниз головой; и маленькие пупсы с одеяльцами, кроватками и прочей атрибутикой. Но мне особенно нравилась маленькая куколка из плотного картона с прилагавшимся к ней набором бумажной «одежды».

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Каждое платьице, юбочку, брюки, куртку, шапку нужно было аккуратно вырезать ножницами и одеть Машеньку, закрепив наряд с помощью маленьких, загибающихся назад бумажных «ушек». Это занятие, не требовавшее активности, было похоже на медитацию: родители могли пару часов не слышать ни звука из комнаты ребёнка, который увлечённо наряжал свою Машеньку.
8. «Секретики».
Милое и наивное развлечение нашего детства.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Для создания «секретика» нужен был красивый фантик, или “золотинка” (так называлась фольга, в которую заворачивалась конфета или шоколад); или цветок – в ход шли анютины глазки, ромашки, космеи; или яркая пуговица; осколок стёклышка: бесцветного прозрачного, зелёного, голубого, жёлтого.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Выкапывалась ямка, туда складывалась «красота», всё это накрывалось стёклышком и засыпалось землёй. А потом в земле аккуратно расчищалось «окошечко» — и вуаля, вот он: крохотный портал в неведомый сказочный мир.
9. Анкеты и песенники.
Должны были быть у каждой уважающей себя девочки. В песенники переписывались душещипательные стихи и самые популярные шлягеры: «Миллион алых роз», «Комарово», «Две звезды», «Малиновки заслыша голосок» и так далее. Всё это украшалось вензелями, узорами, лицами кинокрасавцев и кинокрасавиц, вырезавшимися из журналов, а также бумажными розами, россыпями драгоценностей и прочими атрибутами роскошной жизни.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Через «анкетирование» прошли все. Одни анкеты имели вид толстых тетрадей с перечнем вопросов на главной странице и ответами одноклассников и друзей, которые они вписывали каждый на своём развороте; другие – страниц, свёрнутых треугольниками, внутри которых точно так же хранились личные откровения и истины.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

Анкета давалась одноклассникам, она же ходила по рукам в пионерских лагерях и порой становилась для тайно влюблённой девочки почти единственным шансом узнать что-то о нравящемся ей мальчике (хотя нравились нам тогда преимущественно красавчики и хулиганы, которые анкет принципиально не заполняли).
Песенника у меня почему-то не было, а анкета сгинула усилиями мамы, которая сдала её в макулатуру, чтобы получить очередное подписное издание кого-то из классиков.

"А Лёша выйдет?" и ещё 9 примет любимого советского детства. Продолжите этот список?

А ещё были сера и гудрон вместо жевательных резинок; школьные платьица – мне больше всего нравились коричневые с плиссированной юбкой и кружевным воротничком-стойкой; благоговейная тишина детских библиотек, где можно было часами бродить вдоль полок, разглядывая корешки книг, за которыми таились целые миры; новогодние открытки с медвежатами и зайчиками Виталия Зарубина; чешский Луна-парк, где на полках аттракционов так заманчиво сидели куклы и большие плюшевые медведи, но выиграть удавалось только маленькое колечко с пластиковым камушком.
С чем у вас ассоциируется то далёкое время? Было ли оно счастливым? Расскажите в комментариях!
Смотрите также на сайте «Назад в СССР»:
Советские свадебные фотографии
Фото из СССР. 1970-е
Жизнь в СССР после войны. В цвете
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика