Великая Отечественная война

Весна 1943-го: Провал операции «Скачок»

Почему Красной армии не удалось успешно развить свой триумф под Сталинградом

Весна 1943-го: Провал операции «Скачок»
Фото: DPA/TASS
Сталинградская битва стала вершиной, но, к сожалению, не венцом Великой Отечественной войны. Она продолжалась еще более двух лет и унесла жизни еще миллионов людей. Во многом потому, что сполна воспользоваться плодами великой победы на Волге, увы, советским войскам и нашему командованию не удалось.

Меньше чем за месяц гитлеровцы смогли оправиться от фатальной, казалось бы, катастрофы Паулюса и его группировки. И вскоре нанесли очень мощный удар, которому нынче исполняется 75 лет.

Почему же РККА не смогла развить успех, которого удалось с таким трудом добиться под Сталинградом? Причин, как водится, было намного больше, чем одна какая-то конкретная. Рассмотрим только основные.

Ошибки советского командования

Удар, который Третий рейх получил в Сталинградской битве, многим, в том числе в советской Ставке, представлялся смертельным для врага. Но реальность оказалась иной. Только в январе-феврале 1943 г. в это никому верить в нашей стране не хотелось — от рядового бойца до Верховного Главнокомандующего. Все, конечно, помнили, что годом ранее весьма чувствительное поражение фашисты потерпели на центральном участке фронта, но это не помешало им на юге пробиться летом 1942 г. до Волги и Эльбруса. Но теперь, когда лучшие нацистские части были, наконец, разгромлены или пленены, трудно было поверить, что история опять повторится.

Увы, история почти повторилась, причем даже в некоторых деталях. Вновь камнем преткновения стал Харьков. Как и в 1942 г., нашим войскам удалось его освободить. Но, как и тогда, он оказался снова своего рода ловушкой. Местность вокруг степная, равнинная, оптимально подходящая для танковых контрударов. Его и нанесли фашисты по наступающим советским частям Юго-Западного фронта, участвующим в операции «Скачок».
Ни один крупный город, за исключением, может быть Ростова, не переходил столько раз из рук в руки, как Харьков. Причем каждый раз по одному и тому же почти сценарию. РККА отбивала его и пыталась сразу же развить успех, чем удачно для себя пользовались нацисты.

Каждый раз нашу армию подводила спешка с принятием решения. Очень уж хотелось командованию на всех уровнях как можно быстрее нанести решающий удар, чтобы фронт, не останавливаясь, покатился на Запад. Но у гитлеровского командования, в частности, у самого способного из германских генералов Э. фон Манштейна, были свои планы. Он предложил воспользоваться выдвижением советской группировки в сторону Запорожья.

Это выдвижение, в том числе подвижной танковой группы, было, конечно, соблазнительным, но, как мы теперь понимаем, запоздавшим. Более перспективным удар на юг мог бы стать, если бы его нанесли месяцем ранее, когда гитлеровцы увязли в боях с целью деблокирования сталинградской группировки, а также на Кавказе за тамошние месторождения. Тогда прорыв к Ростову-на-Дону мог бы и вправду подвести черту, по крайней мере, под двумя группами армий — «А» и «Дон» — вслед за «Б». Но Сталинне рискнул сталинградской синицей в руках в пользу ростовского журавля в небе, а потом время было фактически упущено,

Ватутин, безусловно, был талантливым, но склонным к риску командующим. В результате наши части потерпели ощутимое поражение, оставили Харьков, а потом и Белгород. И большое счастье для нас, что Гитлер не разрешил тоже авантюрному Манштейну наступать дальше, не подтянув резервы и не проведя фактически перевооружение на новые танки — «Тигры» и «Пантеры».

Без второго фронта

Мы не знаем, как развивались бы события, если бы был открыт в 1942 г. Второй фронт, но совершенно точно германские нацисты не оправились бы в этом случае от последствий Сталинградского котла. Западные союзники не решились на высадку в Нормандии, даже когда войскам Паулюса оставалось пройти всего метров 200−300, что уж говорить о ситуации, когда опасность победы нацистов сошла на нет? Тут уж наших, как сейчас бы сказали, партнеров никакой бульдозер не подтолкнул бы прийти на помощь Красной армии. Ведь затеял мировой империализм всю эту глобальную кровавую бойню с единственной, по сути, целью — разгромить руками СССР нацистскую Германию.

Высадись союзники хотя бы в феврале, а не в июле 1943 г. на Сицилии — и то нацистам было бы не до контрударов на Левобережной Украине, да и вообще где бы то ни было. А так, собравшись с силами, они не только не позволили советским войскам выйти к днепровским переправам и захватить плацдармы, но и окружили часть сил у Запорожья, часть в Харькове.

Не будет преувеличением сказать, что отсутствие Второго фронта в 1942 г. привело к длительной и кровопролитной Сталинградской битве, а очередное откладывание высадки англо-американских сил в 1943 г. не только к не менее ожесточенной, хотя и непродолжительной, — Курской. В общем, будем откровенны, союзные СССР державы во многом виноваты не только в затягивании Второй мировой в целом, но и в этих двух гигантских сражениях.

Впрочем, стоит признать: летом 1943 г. высадка союзников на Сицилии в значительной степени вынудила Гитлера отказаться от продолжения операции «Цитадель», хотя главной причиной отказа стало, конечно, мужество советских воинов, героически отразивших попытки нацистов прорваться сначала через Обоянь, а потом через ставшую легендарной Прохоровку.

Весенняя распутица

Над погодным фактором в нашей историографии принято чуть ли не иронически подшучивать, вспоминая пресловутого «генерала Мороза». Между тем он действительно порой играл весьма серьезную роль. Природно-климатические условия не просто вмешивались в ход боевых действий во время Великой Отечественной, но во многом предопределяли ее ход. Не случайно она велась фактически двумя кампаниями ежегодно — летней и зимней.

И для того чтобы понять, почему — не нужно быть ни великим стратегом. Весной и осенью боевая техника того времени, грузовой, да и гужевой транспорт, просто-напросто увязали в грязи. Приходилось буквально в ручную тащить на себе артиллерию и вытаскивать из ям «полуторки».

В 1943 г. развязка зимней кампании как раз выпала на этот неблагоприятный для обеих сторон период. До того советские войска дожимали нацистов в Сталинграде, а противник мучительно искал способы не допустить еще большего котла под Ростовом.
В результате сначала наступление Красной армии увязло в непроходимых февральских сугробах, а затем уже фашистская контратака утонула в самой обыкновенной дорожной грязи. Гитлер опасался, что дальнейшее продвижение танковых колонн к Курску закончится не желанным его захватом, а новым Сталинградом для слишком неповоротливых в таких погодных условиях войск.

В итоге гитлеровцы остановили свое продвижение, а потом начали откладывать его возобновление. Притом что Э. фон Манштейн настаивал на том, что останавливаться нельзя, что это даст русским долгожданную передышку и возможность создать эшелонированную оборону, что и случилось в итоге. Но, весьма вероятно, к счастью для нас, Гитлер не внял его доводам. Дату начала операции он, кстати, увязывал как раз с погодными условиями. Да тут еще ему показалось, что новых танков недостаточно, что сдвинуло начало наступления по плану «Цитадель» еще дальше.

Пауза в пользу РККА

События весны 1943 г., когда внешне наступила стратегическая пауза, во многом предопределили исход сражения на Курской дуге и, как следствие, всей Великой Отечественной войны. Из-за просчетов советского командования и очередного откладывания высадки союзников гитлеровцы получили еще одну возможность попробовать перевернуть ход боевых действий в свою пользу, но частично из-за опасений «второго Сталинграда», частично из-за погодных условий затянули с переходом в наступление и своей цели в ходе него достичь не смогли. К Курску ни с севера, ни с юга они прорваться так и не смогли. Вынужденная пауза, в конечном счете, сыграла, как хотелось нашей Ставке, на руку РККА.

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели