Мировая история

Тайна дома Булгакова: Отсюда Каплан шла убивать Ленина, а Есенин познакомился здесь с Айседорой Дункан

10 марта — годовщина смерти великого мистика и сатирика (писатель умер в 1940 году), рассказываем про тайные дома Булгакова
Тяжко жилось Михаилу Афанасьевичу в «нехорошей квартире» на Большой Садовой, 10.

Тяжко жилось Михаилу Афанасьевичу в «нехорошей квартире» на Большой Садовой, 10.Фото: ru.wikipedia.org

У многочисленных поклонников творчества Михаила Афанасьевича есть в Москвекультовое место. Дом №10 на Большой Садовой. Здесь фанаты начали собираться еще полвека назад. После публикации романа «Мастер и Маргарита», сразу ставшего модным в кругах читающей публики. Свою роль сыграло то, что мировой бестселлер аж четверть века после смерти писателя пролежал под спудом, да и напечатан-то в СССР был впервые в середине 60-х с большими цензурными купюрами…

А сам дом обрел популярность потому, что здесь, в «нехорошей квартире» №50, где некогда Булгаков проживал с первой женой, он «поселил» сатану Воланда с демонской свитой: Азазелло, Кот Бегемот, Коровьев-Фагот, Гелла. Эта откровенная дьявольщина вкупе с вызывающими странное волнение страницами про Иешуа Га-Ноцри (Иисуса Христа) тоже способствовали ажиотажу вокруг романа в атеистическом СССР.

Логово эсеров-террористов

Много неожиданного о доме рассказал мне … старший следователь- криминалист Следственного комитета РФВладимир Соловьев. В свое время он обследовал его, даже на чердак поднимался. Казалось бы, какое дело известному следаку-материалисту до столичного здания, которое некогда якобы посетила нечистая сила?

Самое настоящее дело. Под номером Н-200. О покушении Ф.Е. Каплан на В.И. Ульянова (Ленина) 30 августа 1918 года. В начале 90-х прогрессивная российская общественность стала бомбардировать верха требованиями реабилитировать невинную Каплан, жертву оговора чекистов. ГенпрокуратураРФ поручила Соловьеву разобраться, стреляла она в Ильичаили нет?

— Сто лет назад именно из этого дома по Большой Садовой, 10, Фанни Каплан отправилась на завод Михельсона, вооруженная любимым в среде террористов браунингом. И дважды ранила Ленина. Доказано точно! Поэтому ее не реабилитировали в наше время.

— Как она попала на Большую Садовую?

— История интересная. Этот доходный дом построил в 1903-1904 годах основатель знаменитой табачной фабрики «Дукат» купец Илья Давидович Пигит (фабрика «Дукат» работала до 2016 г. — Ред.). Доходным он назывался потому, что фабрикант сдавал квартиры внаем состоятельным жильцам и получал неплохой доход. В самой роскошной квартире № 5 из десяти комнат Пигит жил с супругой. Детей у них не было. Но имелось немало родственников. Дочь брата Анна Савельевна Пигит вступила в террористическую организацию эсеров. Такое нередко случалось до революции в богатых семьях. В 1907 году за подготовку убийства Николая Второго племянницу фабриканта отправили на каторгу в Забайкалье. Там она и подружилась с Фанни Каплан, осужденной за подготовку убийства киевского генерал-губернатора.

После февральской революции Керенский амнистировал политзаключенных. Вернувшись из Сибири в Москву, подруги-каторжанки поселились в квартире № 5 покойного уже дяди Анны. Спустя месяц Фанни уехала поправлять здоровье в Крым… В Москве она вновь объявилась уже летом 1918-го. Подруга опять ее приютила. Фанни целый месяц прожила у Анны, готовясь к убийству Ленина. А 30 августа ушла и не вернулась. Вместо нее в «нехорошую квартиру» № 5 нагрянули чекисты. Забрали Анну, ее брата-эсера Дмитрия. В квартире оставили засаду. Но никто из подельников Каплан не объявился. Фанни через несколько дней расстреляли во дворе Кремля, Анну с братом освободили. Как выяснило следствие, они не знали о замыслах террористки. В январе 1924 года Анна Пигит даже стояла в почетном карауле у гроба Ленина от Общества бывших политкаторжан.

В 1938-м в квартиру № 5 вновь пришли чекисты. На этот раз Анна домой не вернулась. Ее расстреляли как члена контрреволюционной подпольной организации эсеров. После смерти Сталина Пигит реабилитировали.

Террористку Фанни расстреляли в Кремле. Фото: Личный архив Владимира Соловьева

Террористку Фанни расстреляли в Кремле. Фото: Личный архив Владимира Соловьева

Танцовщица и «золотая голова»

— Кроме квартир в доме № 10 имелись и художественные мастерские, — продолжает Владимир Соловьев. — Их тоже сдавали внаем. Одну снимал меценат, представитель знаменитого клана купцов-старообрядцев Николай Рябушинский. В 1910 году его сменил художник Петр Кончаловский.

— Автор знаменитой картины «Сирень».

— Кончаловский не один десяток лет творил в этом доме. До революции у него жил тесть, живописец Василий Суриков («Утро стрелецкой казни», «Боярыня Морозова», другие исторические полотна, — Ред.) А сам академик Кончаловский – тесть популярного детского поэта, баснописца, автора гимнов СССР и РоссииСергея Михалкова. Дед актеров, режиссеров Никиты Михалкова, Андрона Кончаловского, вдовы писателя Юлиана Семенова Екатерины Михалковой-Кончаловской. А сколько знаменитостей приходило в его мастерскую в том самом подъезде, где находится булгаковская «нехорошая квартира»! В ближайшие дни здесь откроется экспозиция, посвященная жизни и творчеству Петра Кончаловского.

Арендатор другой мастерской, театральный художник-авангардист Георгий Якулов, сегодня известен лишь искусствоведам. А в первые годы советской власти его имя гремело в Москве. К Якулову на Большую Садовую захаживали нарком просвещения Луначарский, поэт Маяковский, писатель Белый, режиссер Мейерхольд, другие именитые деятели литературы и искусства, имажинисты, футуристы и прочие представители творческой богемы. Заглядывал сюда и Сергей Есенин. Здесь он и познакомился с легендарной танцовщицей Айседорой Дункан.

Вот как описывает их первую встречу писатель Анатолий Мариенгоф: «Якулов устроил пирушку у себя в студии. В первом часу ночи приехала Дункан. Красный, мягкими складками льющийся хитон; красные, с отблеском меди, волосы; большое тело, ступающее легко и мягко. Она обвела комнату глазами, похожими на блюдца из синего фаянса, и остановила их на Есенине. Маленький, нежный рот ему улыбнулся. Изадора легла на диван, а Есенин у ее ног. Она окунула руку в его кудри и сказала: «Solotaya golova!»

Вскоре они поженились, хотя Айседора была старше «золотой головы» на 18 лет.

Вождь имажинистов поэт Вадим Шершеневич, живший одно время в этом доме с матерью, популярной оперной певицей Евгенией Львовой¸ вспоминал очередную вечеринку у Якулова: «Дункан танцует. На полуноте Сергей одергивает пианиста и кричит Айседоре: «Брось задницей вертеть! Ведь старуха! Сядь! Лучше я буду стихи читать!» Легкое смущенье. Айседора послушно садится. Сергей читает одно, другое, третье стихотворение. И сразу: «Танцуй, Айседора! Пусть все знают, какая ты у меня!» Во время танцев он тянется к стакану, и через несколько мгновений наклоняется к скатерти лучшая голова и Есенин спит.»

«Нехорошая квартира»

Бурный роман начался в мастерской модного художника осенью 1921 года. Тогда же в квартире № 50 поселился Михаил Булгаков с женой Татьяной Лаппа. Мог ли будущий автор «Мастера и Маргариты» встретиться здесь, на Большой Садовой, 10 с Есениным?

— Думаю, что вполне мог, случайно или специально, — говорит кандидат исторических наук, научный сотрудник музея М.Булгакова Дмитрий ОПАРИН. – Есенин часто бывал у Якулова. Хотя документальных свидетельств их знакомства, к сожалению, нет.

— Почему Михаил Афанасьевич обозвал свое первое московское пристанище «нехорошей квартирой» и поселил в ней нечисть?

— Это становится ясно уже из его рассказа «No 13. — Дом Эльпит-Рабкоммуна», опубликованного в 1922 году.

«Так было. Каждый вечер мышасто-серая пятиэтажная громада загоралась сто семидесятью окнами на асфальтированный двор с каменной девушкой у фонтана… На гигантском гладком полукруге у подъездов ежевечерно клокотали и содрогались машины, на кончиках оглоблей лихачей сияли фонарики-сударики. Ах, до чего был известный дом. Шикарный дом Эльпит (так автор зашифровал фамилию хозяина дома Пигита.- Ред.) До самых верхних площадок жили крупные массивные люди. Директор банка, умница, государственный человек, фабрикант (афинские ночи со съемками при магнии), золотистые выкормленные женщины, всемирный феноменальный бассолист, еще генерал, еще… И мелочь: присяжные поверенные в визитках, доктора по абортам…Большое было время…

И ничего не стало. Вот тогда у ворот, рядом с фонарем (огненный «No 13»), прилипла белая таблица и странная надпись на ней: «Рабкоммуна». Во всех 75 квартирах оказался невиданный люд. Пианино умолкли, но граммофоны были живы и часто пели зловещими голосами. Поперек гостиных протянулись веревки, а на них сырое белье. Примусы шипели по-змеиному, и днем, и ночью плыл по лестницам щиплющий чад. Из всех кронштейнов лампы исчезли, и наступал ежевечерне мрак. В нем спотыкались тени с узлом и тоскливо вскрикивали:- Мань, а Ма-ань! Где ж ты? Черт те возьми!

В квартире 50 в двух комнатах вытопили паркет.»

Роман Есенина с Айседорой длился три года. Фото: RUSSIAN LOOK

Роман Есенина с Айседорой длился три года.Фото: RUSSIAN LOOK

— В 1918 году респектабельный дом Пигита национализировали, устроили здесь рабочую коммуну, — объясняет сюжет рассказа

Дмитрий Опарин. – Заселили рабочими московских типографий, табачной фабрики «Дукат», продавцами, уборщиками, портнихами, слесарями…

В квартире № 50 вместе с писателем и его женой проживали еще 16 человек! Постоянные пьянки, ссоры, драки…

— Булгаков тоже попал сюда как коммунар?

— Ему оставил свою комнату Андрей Земский, муж его сестры Надежды, уехавший в Киев. Но писателя долго не прописывали, постоянно грозили выселением. Булгаков пожаловался самой Крупской. Та попросила домоуправление прописать сотрудника ее Главполитпросвета. Просьба жены Ленина мгновенно сработала. Хотя угроза выселения оставалась еще долгое время. Соседи претендовали на эту жилплощадь, сочиняли кляузы на Михаила Афанасьевича. В дневнике тех лет он написал в сердцах: «Я положительно не знаю, что делать со сволочью, что населяет эту квартиру.»

В таких тяжелых условиях он прожил почти три года. Смог написать роман «Белая гвардия», «Дьяволиаду», «Роковые яйца»,

«Записки на манжетах», многочисленные рассказы, очерки, фельетоны. Соседи по коммуналке перекочевали на страницы его

прозы. Анна Федоровна Горячева — прототип Аннушки, разлившей масло на трамвайных путях в «Мастере и Маргарите».

В рассказе «No 13. — Дом Эльпит-Рабкоммуна» эта же Аннушка из 50-й квартиры и вовсе сжигает знаменитый дом. А бес, «прикинувшись вьюгой, кувыркался и выл под железными желобами крыш.» Запойные пьяницы — типографские рабочие — главные герои рассказа «Самогонное озеро». Соседка с маленьким сыном появилась в рассказе «Псалом». Не удивительно, что саму коммуналку писатель превратил в штаб Воланда и его свиты.

В 1924-м Булгаковы на несколько месяцев переехали в более «интеллигентную» квартиру № 34, которую еще до революции арендовали супруги Манасевичи. Заниматься физикой к их сыну Владимиру приходил внук Николая Мартынова, убившего на дуэли Лермонтова. А французский ему преподавала Мария Львовна Нейкирх, племянница Пушкина.

А потом Михаил Афанасьевич навсегда покинул дом Пигита. Увековечив его в бессмертном романе.

Комунна хиппи, Пугачева, Высоцкий…

— Дмитрий, как появился ваш знаменитый музей в «нехорошей квартире»?

— Это надо рассматривать в общей истории дома №10 по Большой Садовой. В разное время он становился местом притяжения художников, литераторов, музыкантов, неформальным культурным центром столицы. В 20-е годы это была мастерская №38 художника Георгия Якулова. Во второй половине 70-х центром неофициального нонконформистского искусства стала квартира №44 переводчицы Людмилы Кузнецовой. Здесь выставляли и продавали свои картины известные наши авангардисты, проходили модные вечеринки. Квартиру посещали западные дипломаты, журналисты, коллекционеры, художники, музыканты, бывали Владимир Высоцкий, Алла Пугачева. Органы следили за Кузнецовой, несколько раз ее сажали на 15 суток. Накануне открытия выставки «Москва-Париж» квартиру подожгли. Некоторые картины пострадали.

В 1979-м Людмила Кузнецова эмигрировала в США. Но, как говорится, свято место пусто не бывает…

В 1986-м коммунальные квартиры в фасадной части дома расселили. В обветшавших и никем не занятых помещениях стихийно возникли мастерские, студии. Родился андерграундный центр музыки, изобразительного искусства, кино. Здесь выступали российские рокеры, аргентинские панки, тувинские шаманы… Появилась даже большая коммуна московских хиппи с центром в квартире №5 бывшего фабриканта Пигита.

Одновременно в подъезд с «нехорошей квартирой» тянулись поклонники Булгакова. Оставляли надписи, рисунки на стенах, к большому неудовольствию жителей. В конце 80-х коммуналку №50 расселили. Ее занял Гипротехмонтаж. Начальник сметного отдела этой конторы Наталья Геннадьевна Романоваприкрепила в подъезде листы ватмана, чтобы фанаты «Мастера и Маргариты» не пачкали стены. Понравившийся ей анонимный рисунок Маргариты на метле повесила в кабинете. Парторг настучал начальству, «ведьму» пришлось убрать. Но начальство заметило проблему с фанатами, решило сделать стихийный поток «булгаковцев» управляемым. Выделило одну комнатку в «нехорошей квартире» под выставки. Народ потянулся…

В 1990 году Гипротехмонтаж сменил прописку. Ставшую знаменитой квартиру №50 выбил-таки себе Фонд Булгакова под руководством Мариэтты Чудаковой, автора первой научной биографии писателя. Она стала местом притяжения неформальных художников, музыкантов, литераторов, коллекционеров, москвоведов и, конечно, любителей мистики. Жителям дома не нравились шумные мероприятия, творческие эксперименты. Они регулярно вызывали милицию, скандалили с гостями, закрашивали рисунки в подъезде, вешали замок на входную дверь, даже заливали «нехорошую квартиру» с чердака… пивом. А дети кидались в фанатов камнями.

В 1997-м коммуну хиппи из дома органы выселили. Но с «булгаковцами» справиться не удалось. «Нехорошая квартира» стала уже достопримечательностью столицы. В 2007 году здесь был официально учрежден первый в России государственный музей М.А.Булгакова.

P.S. В издательстве «Кучково поле» вышла документальная книга сотрудника Музея Булгакова Дмитрия Опарина «Большая Садовая,10. История московского дома, рассказанная его жителями.»

КСТАТИ

Михаил Булгаков воспел дом с «нехорошей квартирой» не только в прозе.

На Большой Садовой

Стоит дом здоровый.

Живет в доме наш брат

Организованный пролетариат.

И я затерялся между пролетариатом

Как какой-нибудь, извините за выражение,

атом.

Жаль, некоторых удобств нет.

Например – испорчен ватерклозет.

С умывальником тоже беда:

Днем он сухой, а ночью из него на пол

течет вода.

Питаемся понемножку:

Сахарин и картошка.

Свет электрический – странной марки:

То потухнет, а то опять ни с того

ни с сего разгорится ярко.

Теперь, впрочем, уже несколько дней

горит подряд,

И пролетариат очень рад.

За левой стеной женский голос

выводит: „бедная чайка…“

А за правой играют на балалайке.

 

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели