История России

Спорт в семье Романовых

Забота о состоянии здоровья правящих особ Российской империи всегда была предметом самого пристального внимания ближайшего окружения монархов. Да и сами они отчетливо понимали, что их здоровье является важным фактором устойчивости монархии. Поэтому спорту уделялось самое пристальное внимание. Российским монархам было хорошо известно популярное латинское выражение «Mens sana in corpore sano», что означает «В здoровом теле — здоровый дух». В Зимнем дворце первой начала реализовывать эту аксиму Екатерина II, которая в написанной ей «Бабушкиной азбуке» обязала воспитателей великих князей Александра и Константина Павловичей заниматься разнообразными упражнениями, которые смело можно назвать физкультурой. Императрица желала, чтобы юные князья как можно чаще бывали на свежем воздухе, на солнце и на ветру. Зимой она рекомендовала поддерживать температуру в комнатах внуков не более 13­14 градусов тепла. Летом им можно было купаться столько, сколько они захотят, лишь бы перед этим они не вспотели. Императрица надеялась, что мальчики сами научатся плавать. В те годы это было довольно редкое умение среди аристократической молодежи. Если мальчики начинали играть, воспитателям рекомендовалось не мешать детям и «малых неисправностей при игре не унимать», поскольку, по мнению императрицы, «дав в игре детям совершенную свободу, можно узнать нрав и склонности их». Заметим, что и сама императрица старалась держать себя в форме. Как и все аристократки, она была прекрасной наездницей, причем периодически садилась в седло «по­мужски», что тогда считалось «неприличной» посадкой для дам. Императрица участвовала в охотах, в таких экстремальных забавах, как спуск на тележках с Катальной горки в Ораниенбауме. Собственно гимнастикой с детьми во второй половине XVIII в. еще не занимались, но их с раннего детства усаживали в седло, обучая верховой езде как мальчиков, так и девочек. Сначала учили посадке на маленьких пони, а затем и на лошадях. Поэтому обычным и почти обязательным видом досуга для детей становились длительные верховые и пешие прогулки, требовавшие от их участников хорошей физической формы. Умение кататься на лошади тогда не считалось спортивным увлечением. Это было обязательное умение как для мужчин, так и для женщин. Говоря о конном спорте, можно упомянуть о рыцарских каруселях, которые представляли собой масштабные театрализованные действа, требовавшие серьезных навыков в управлении лошадьми. Напоминанием об этих праздниках служит картина О. Верне, запечатлевшего рыцарскую карусель 1842 г., устроенную в честь серебряной свадьбы Николая I и Александры Федоровны. Отметим, что Николай I был прекрасным наездником, для которого не было проблемой проскать на лошади от лагеря в Красном Селе до коттеджа в Петергофе, для того чтобы пообедать с семьей. В последующие годы, когда при Александре II была возобновлена псовая охота, великие князья и княгини с одинаковым азартом принимали участие в травле волков, что также требовало уверенных навыков верховой езды. Еще одной гранью занятий верховой ездой были ежегодные конные соревнования, так ярко описанные Л.Н. Толстым в «Анне Карениной». При этом, наряду с офицерами гвардии, в скачках принимали участие и великие князья. Например, старший сын императора Александра II великий князь Николай Александрович упал и травмировал спину на Царскосельских скачках в 1864 г., что стало причиной его преждевременной смерти в апреле 1865 г. Говоря о юности Николая II, отметим, что в официальном расписании занятий цесаревича, которому шел 18­й год, имелись следующие спортивные дисциплины: верховая езда (понедельник и четверг, с 12 до 13) и фехтование (суббота, с 10.45 до 11.45). С юных лет обучали Романовых и стрельбе. Как правило, этим занимались унтер­офицеры гвардейских полков. Поэтому детям было принято дарить оружие. Например, 30 августа 1852 года, в день именин, семилетний Александр Александрович (будущий Александр III) получил в подарок от дедушки Николая I детское оружие ­ ящик с ружьем, пистолетом и прибором к ним работы тульского мастера Большакова. Что касается пеших прогулок, то они также являлись важной частью оздоравливающего досуга членов царской семьи. Известно, что, когда императрица Мария Федоровна (супруга Павла I) вошла в возраст и была вынуждена отказаться от верховых прогулок, она ежедневно, не менее двух часов, «наматывала километры» по аллеям Павловского парка. Очень любил пешие прогулки Николай II. Английский посол в России Дж. Бьюкенен писал: «Император был страстным любителем прогулок пешком и неизменно приводил в изнеможение всех, кто ему сопутствовал». В июле 1911 г. Е.С. Боткин писал из Штутгарта: «Вчера я участвовал в грандиозной прогулке с Государем: мы сделали 16 верст, десять из них я прошел вместе со всеми шагом Его Величества, но потом отстал». А его многоверстовой поход в солдатском обмундировании близ Ливадии стал легендой. По воспоминаниям А. Мосолова, царь прошел 40 верст за 8­8,5 часов по крымским дорогам и жаре. Занятия гимнастикой как учебной дисциплиной вошли в быт меленьких великих князей и княжон при Николае I. Когда у императора начали подрастать дети, то к середине 1830­х гг. во всех пригородных императорских резиденциях возвели специальные детские уголки. В петергофском парке Александрия оборудовали площадку для спортивных игр, названную «Игры». Этот комплекс, включавший беговую дорожку, качели, наклонные брусья, турник, карусель, кегельбан, «гигантские шаги», присутствует во всех планах Александрии второй половины XIX – начала XX вв. Например, круговая беговая дорожка, размером 30 на 30 метров, была вымощена мелким камнем на мятой глине и песке. Имелась там и площадка для игры в мяч, кольца или бадминтон. Заметим, что Николай II в молодые годы любил бадминтон. В эту игру играли и зимой в дворцовых залах. Так, Николай II записал в дневнике, что 3 февраля 1890 г., что он «играл с тетенькой в бадминтон». «Тетенькой» будущий император называл Елизавету Федоровну, жену своего дяди великого князя Сергея Александровича. Николай I всячески поощрял мальчишеские подвижные игры, даже если они происходили в интерьерах Зимнего дворца. Такой любимой несколькими поколениями царственных мальчишек была игра в мяч, при которой они из «подручного дворцового материала» возводили баррикады, которые увлеченно штурмовали, забрасывая «противника» резиновыми мячами. Заметим, что это был натуральный литой каучук, твердый как дерево, и если такой мячик попадал в лоб, мало никому не казалось. Поэтому были разбитые носы, синяки и слезы. Но Николай I, будучи и отцом и дедом, не только поощрял такие мальчишеские игры, но и сам принимал в них участие. Впрочем, в Зимнем дворце был свой «спортивный зал», в котором, кроме масштабного макета яхты, были шведская стенка, лестница и канат. В этой комнате дети Николая I занимались гимнастикой вместе со своими учителями. К середине XIX в. фигура учителя гимнастики стала обязательной в списке преподавателей не только великих князей, но и княжон. Из архивных документов известно, что на рубеже 1850­60­х гг. в Зимнем дворце появились два тренажера. Их появление было вполне в духе времени, поскольку в 1864 г. Вильгельм Зандер основал первый тренажерный зал, в котором разместил 27 различных тренажеров. Попутно отметим, что еще НиколайI по утрам регулярно совершал ружейные приемы, используя военные упражнения в качестве гимнастического комплекса. Тренажерами постоянно пользовался Николай II. В помещении бассейна, расположенного на половине императора в Александровском дворце, был установлен турник, которым регулярно пользовался император. Даже в своем поезде Николай II приспособил некую «трапецию» для занятий гимнастикой. Более того, оказавшись под охраной в Тобольске осенью 1917 г., Николай II соорудил себе тренажер, который отчасти компенсировал отсутствие привычных физических нагрузок. Регулярные занятия спортом позволя­ли Николаю II поддерживать прекрасную физическую форму. Ко второй половине 1870­х гг. молодая поросль Романовых увлекается такой модной новинкой, как велосипеды. Подрастающие великие князья в своих развлечениях охотно использовали различные спортивные новинки, которые только­только появлялись в магазинах. К числу таких новинок относились и велосипеды. Первыми велосипедистами в императорской семье стали младшие сыновья Александра II великие князья Сергей и Павел Александровичи. В 1870­х гг. велосипеды еще не имели пневматических шин, и для катания на них была необходима ровная трасса и определенный навык. Навык нарабатывался опытом, а трассой с ровным покрытием стали драгоценные паркеты Зимнего дворца. Первые опыты велосипедной езды по дворцовым залам зафиксированы в декабре 1876 г. Видимо, велосипеды были только­только приобретены, а ждать наступления лета юным великим князьям не хватало терпения. 9 декабря 1876 г., когда на улицебыл сильный мороз, состоялся первый велосипедный заезд по залам Зимнего дворца. Катались несколько сыновей Александра II: Сергей, Павел и, возможно, Владимир с Алексеем. В этом «заезде» использовались велосипеды разных конструкций, по крайней мере, Сергей уточняет в дневнике, что он катался «на четырехколесном». Молодые люди очень забавлялись, «мы прокатывались повсюду, даже перед караулом…». Можно только представить себе реакцию дворцовых смотрителей, когда сыновья Александра II «гоняли» по залам Зимнего дворца, переполненным драгоценными предметами, да и шины у велосипедов были тогда из литой резины. Тем не менее, перечить им никто не смел, и такие заезды позже повторялись неоднократно. Великий князь Сергей Александрович записал в дневнике: «Гоняли на велосипедах по залам, право, забавляет меня это, уморительно». Что касается Николая II, то первый велосипед ему подарили родители еще в юношеском возрасте. Надо заметить, что увлечение спортом цесаревича и его младших братьев всячески поощрялось царственными родителями. Первый велосипед цесаревич Николай Александрович получил от своих родителей на день рождения. В 1893 г., будучи в Англии, он с увлечением катался на трехколесном велосипеде. Эту любовь к велосипедной езде Николай II сохранил буквально до последних лет своей жизни. Последний раз он катался на велосипеде по аллеям Александровского парка уже после отречения – весной 1917 г. Отметим, что свою любовь к велосипедным прогулкам император сумел передать и своим детям. У всех его дочерей имелись собственные велосипеды, поэтому они могли разделить радость велосипедных прогулок с отцом. Даже у больного гемофилией цесаревича Алексея со временем появился свой велосипед. Правда, он был трехколесный, для того чтобы уменьшить риск получения травмы. Более того, велосипед цесаревича придворные врачи использовали как тренажер, для того чтобы разрабатывать больную ногу мальчика, не разгибавшуюся после травмы, полученной им осенью 1912 г. С 1840­х гг. подросшие дети Николая I осваивают коньки. Эта спортивная забава становится традиционной для каждого нового поколения Романовых. Каток стал не только местом шумных игр, но и традиционным местом юношеского флирта, «площадкой» первых юношеских влюбленностей. Устраивали каток и на льду озер Гатчинского парка. Именно там учился кататься на коньках будущий Николай II. Мемуарист упоминал: «В саду Аничкова дворца устроены были ледяные горы и каток, то же и в Гатчине. Сюда собирались его дети с приглашенными товарищами, и государь охотно с ними возился и играл». Николай II умел кататься на коньках, но большим любителем этой забавы он не был – предпочитал хоккей. Играли без коньков, в сапогах, гнутыми клюшками гоняли резиновый мячик. Когда подросли дочери Николая II, они катались уже на замерзших прудах Александровского парка в Царском Селе. Там же зимой они с большой охотой катались вместе с отцом на лыжах. Однако самым большим увлечением Николая II стал большой теннис. Этот вид спорта начал развиваться в России на рубеже 1860­70­х годов. Тогда в Петербурге начали появляться различные спортивные клубы, создававшиеся в столице английской диаспо­рой. Постепенно игра приобрела популярность среди российской аристократической молодежи. В императорской семье в теннис начали играть в середине 1870­х годов. Одними из первых теннисистов стали сыновья Александра III. В дневнике великого князя Сергея Александровича (31 мая 1875 г.) упоминается, что он «с братьями» играл «для тренировки» в «теннис на траве». Сохранилось упоминание мемуариста о том, что в начале 1880­х гг. младший брат Александра III великий князь Владимир Александрович, без ведома императора, начал использовать Большой зал Александровского дворца в Царском Селе для игры в теннис. Когда Александр III узнал об этом, то младший брат немедленно получил нагоняй за «нецелевое» использование одного из парадных залов дворца. Первым российским императором, включившим теннис в свой досуг, стал Николай II. Судя по всему, с игрой в «Lawn Tennis» Николай II познакомился в ходе своих визи­тов в Англию в середине 1890­х гг. Однако в Англии он только смотрел, как играют. В России на теннисный корт Николай II впервые вышел в подмосковном селе Ильинском, где он отдыхал после коронации в Москве в 1896 г. Это село было загородной резиденцией великого князя и генерал­губернатора Москвы Сергея Александровича. Как обычно бывает в России, царское увлечение немедленно превратилось в увлечение ближайшего окружения. К офицерам «Штандарта» присоединились фрейлины. Когда подросли дочери, они также вышли на теннисный корт. Для хорошо физически развитого Николая II серьезными противниками были только молодые офицеры «Штандарта». С остальными, судя по фотографиям, игра в теннис больше напоминала игру в бадминтон. В ноябре 1913 г. на корт в Ливадии против 45­летнего царя вышел граф Михаил Сумароков­Эльстон (1893­1970). Отметим, что в 1913 г. граф, выпускник знаменитой «Анненшуле», поступил на юридический факультет Санкт­Петербургского университета. Он являлся трехкратным чемпионом России и дебютировал в 1912 г. на V Олимпийских играх в Стокгольме. Об этой игре упоминает начальник Канцелярии министерства Императорского двора генерал­лейтенант А.А. Мосолов: «Царь нередко играл в теннис. Играл очень хорошо, и его противники, морские офицеры и фрейлины, были много слабее его. Узнав, что у Юсуповых гостит их племянник граф Николай (Мосолов ошибся – авт.) Сумароков­Эльстон, чемпион России, Его Величество приказал пригласить его в Ливадию. Мне рассказывали, что Сумароков, левша, выиграл все сеты. После чая государь попросил реванш. Сумароков ухитрился так попасть царю мячом в ногу, что государь упал и должен был пролежать три дня в постели. Бедный чемпион был в отчаянии, хотя вины с его стороны не было, конечно, никакой. Говорят, что Юсуповы сильно его бранили. Выздоровев, государь снова пригласил Сумарокова в Ливадию, но чемпион уже не смог играть с прежней энергией». Впечатления от этой игры Николай II зафиксировал в своем дневнике. Он охарактеризовал М. Сумарокова­Эльстона как лучшего игрока в России. Также император констатировал, что у него есть чему поучиться. Как следует из дневниковых записей, у Николая II было четыре игры (11, 20, 21 и 22 ноября 1913 г.) с М. Сумароковым­Эльстоном, и, видимо, царь был доволен встречами с серьезным противником, которые помогли ему определить собственный уровень игры: «Сегодня в теннисе принял участие гр. Сумароков — молодой студент — лучший игрок в России. Есть чему поучиться у него». В его дневнике появились записи: «Поиграли с увлечением с Сумароковым», «Была удачная игра в теннис с Сумароковым». Судя по этим записям, дипломатичный М. Сумароков­Эльстон дал себя обыграть. Первый по времени теннисный корт для Николая II был построен летом 1896 г. в Петергофском парке Александрия вскоре после возвращения царя из Москвы. Именно этот теннисный корт был самым задействованным из всех царских теннисных кортов. Лето 1914 г. было тревожным, поскольку политическая ситуация в Европе резко обострилась. Дело шло к большой войне. Однако теннис оставался теннисом. И, судя по фотографиям, настроение у царя было очень неплохое. Последний раз на Петергофском корте Николай II играл в теннис 16 юля, а 19 июля (1 августа) Германия объявила России войну.

 
 
 
 
Картинки по запросу фото Николай 2 и спорт

Николай II очень любил водные виды спорта, прежде всего, байдарку. Император неспешную греблю на байдарке не воспринимал как некий спорт, это был способ остаться наедине с природой, иногда со стихией, возможностью отключиться от подчас неприятной повседневности. Любовь к гребле на байдарке сформировалась у Николая Александровича в детские годы, когда главной загородной резиденцией царя Александра III стала Гатчина с ее прекрасными прудами. Когда будущему императору исполнилось 14 лет, родители подарили цесаревичу его первую байдарку. С этого времени Николай II с нетерпением ждал начала байдарочного сезона, который для него обычно начинался в апреле и продолжался вплоть до ноября. Для тех, кто хоть раз сидел в байдарке в это время года, совершенно очевидно, что только искренняя любовь к воде могла заставить открыть сезон в столь раннее время. Поскольку император с 14 лет постоянно вел дневник, то упоминание о байдарочных прогулках мы встречаем в нем очень часто. Регулярные плавания на шлюпке­гатчинке и одноместной байдарке входят в повседневный быт царя примерно с 1904 г. В это время царская семья окончательно переезжает в Александровский дворец Царского Села. Поначалу царь пытался разделить свое увлечение с женой, но ее слабое здоровье не позволило это сделать, хотя в 1904 г. в записях за 12 и 20 мая мы встречаем упоминания: «Катал Аликс в кресле и затем в шлюпке». Летом, когда царская семья переезжала «на море» в Петергоф и жила в «Коттедже» на берегу Финского залива, царь предпочитал ходить на одноместной байдарке.

Картинки по запросу фото Николай 2 и спорт

Забота о состоянии здоровья правящих особ Российской империи всегда была предметом самого пристального внимания ближайшего окружения монархов. Да и сами они отчетливо понимали, что их здоровье является важным фактором устойчивости монархии. Поэтому спорту уделялось самое пристальное внимание. Российским монархам было хорошо известно популярное латинское выражение «Mens sana in corpore sano», что означает «В здoровом теле — здоровый дух». В Зимнем дворце первой начала реализовывать эту аксиму Екатерина II, которая в написанной ей «Бабушкиной азбуке» обязала воспитателей великих князей Александра и Константина Павловичей заниматься разнообразными упражнениями, которые смело можно назвать физкультурой. Императрица желала, чтобы юные князья как можно чаще бывали на свежем воздухе, на солнце и на ветру. Зимой она рекомендовала поддерживать температуру в комнатах внуков не более 13­14 градусов тепла. Летом им можно было купаться столько, сколько они захотят, лишь бы перед этим они не вспотели. Императрица надеялась, что мальчики сами научатся плавать. В те годы это было довольно редкое умение среди аристократической молодежи. Если мальчики начинали играть, воспитателям рекомендовалось не мешать детям и «малых неисправностей при игре не унимать», поскольку, по мнению императрицы, «дав в игре детям совершенную свободу, можно узнать нрав и склонности их». Заметим, что и сама императрица старалась держать себя в форме. Как и все аристократки, она была прекрасной наездницей, причем периодически садилась в седло «по­мужски», что тогда считалось «неприличной» посадкой для дам. Императрица участвовала в охотах, в таких экстремальных забавах, как спуск на тележках с Катальной горки в Ораниенбауме. Собственно гимнастикой с детьми во второй половине XVIII в. еще не занимались, но их с раннего детства усаживали в седло, обучая верховой езде как мальчиков, так и девочек. Сначала учили посадке на маленьких пони, а затем и на лошадях. Поэтому обычным и почти обязательным видом досуга для детей становились длительные верховые и пешие прогулки, требовавшие от их участников хорошей физической формы. Умение кататься на лошади тогда не считалось спортивным увлечением. Это было обязательное умение как для мужчин, так и для женщин. Говоря о конном спорте, можно упомянуть о рыцарских каруселях, которые представляли собой масштабные театрализованные действа, требовавшие серьезных навыков в управлении лошадьми. Напоминанием об этих праздниках служит картина О. Верне, запечатлевшего рыцарскую карусель 1842 г., устроенную в честь серебряной свадьбы Николая I и Александры Федоровны. Отметим, что Николай I был прекрасным наездником, для которого не было проблемой проскать на лошади от лагеря в Красном Селе до коттеджа в Петергофе, для того чтобы пообедать с семьей. В последующие годы, когда при Александре II была возобновлена псовая охота, великие князья и княгини с одинаковым азартом принимали участие в травле волков, что также требовало уверенных навыков верховой езды. Еще одной гранью занятий верховой ездой были ежегодные конные соревнования, так ярко описанные Л.Н. Толстым в «Анне Карениной». При этом, наряду с офицерами гвардии, в скачках принимали участие и великие князья. Например, старший сын императора Александра II великий князь Николай Александрович упал и травмировал спину на Царскосельских скачках в 1864 г., что стало причиной его преждевременной смерти в апреле 1865 г. Говоря о юности Николая II, отметим, что в официальном расписании занятий цесаревича, которому шел 18­й год, имелись следующие спортивные дисциплины: верховая езда (понедельник и четверг, с 12 до 13) и фехтование (суббота, с 10.45 до 11.45). С юных лет обучали Романовых и стрельбе. Как правило, этим занимались унтер­офицеры гвардейских полков. Поэтому детям было принято дарить оружие. Например, 30 августа 1852 года, в день именин, семилетний Александр Александрович (будущий Александр III) получил в подарок от дедушки Николая I детское оружие ­ ящик с ружьем, пистолетом и прибором к ним работы тульского мастера Большакова. Что касается пеших прогулок, то они также являлись важной частью оздоравливающего досуга членов царской семьи. Известно, что, когда императрица Мария Федоровна (супруга Павла I) вошла в возраст и была вынуждена отказаться от верховых прогулок, она ежедневно, не менее двух часов, «наматывала километры» по аллеям Павловского парка. Очень любил пешие прогулки Николай II. Английский посол в России Дж. Бьюкенен писал: «Император был страстным любителем прогулок пешком и неизменно приводил в изнеможение всех, кто ему сопутствовал». В июле 1911 г. Е.С. Боткин писал из Штутгарта: «Вчера я участвовал в грандиозной прогулке с Государем: мы сделали 16 верст, десять из них я прошел вместе со всеми шагом Его Величества, но потом отстал». А его многоверстовой поход в солдатском обмундировании близ Ливадии стал легендой. По воспоминаниям А. Мосолова, царь прошел 40 верст за 8­8,5 часов по крымским дорогам и жаре. Занятия гимнастикой как учебной дисциплиной вошли в быт меленьких великих князей и княжон при Николае I. Когда у императора начали подрастать дети, то к середине 1830­х гг. во всех пригородных императорских резиденциях возвели специальные детские уголки. В петергофском парке Александрия оборудовали площадку для спортивных игр, названную «Игры». Этот комплекс, включавший беговую дорожку, качели, наклонные брусья, турник, карусель, кегельбан, «гигантские шаги», присутствует во всех планах Александрии второй половины XIX – начала XX вв. Например, круговая беговая дорожка, размером 30 на 30 метров, была вымощена мелким камнем на мятой глине и песке. Имелась там и площадка для игры в мяч, кольца или бадминтон. Заметим, что Николай II в молодые годы любил бадминтон. В эту игру играли и зимой в дворцовых залах. Так, Николай II записал в дневнике, что 3 февраля 1890 г., что он «играл с тетенькой в бадминтон». «Тетенькой» будущий император называл Елизавету Федоровну, жену своего дяди великого князя Сергея Александровича. Николай I всячески поощрял мальчишеские подвижные игры, даже если они происходили в интерьерах Зимнего дворца. Такой любимой несколькими поколениями царственных мальчишек была игра в мяч, при которой они из «подручного дворцового материала» возводили баррикады, которые увлеченно штурмовали, забрасывая «противника» резиновыми мячами. Заметим, что это был натуральный литой каучук, твердый как дерево, и если такой мячик попадал в лоб, мало никому не казалось. Поэтому были разбитые носы, синяки и слезы. Но Николай I, будучи и отцом и дедом, не только поощрял такие мальчишеские игры, но и сам принимал в них участие. Впрочем, в Зимнем дворце был свой «спортивный зал», в котором, кроме масштабного макета яхты, были шведская стенка, лестница и канат. В этой комнате дети Николая I занимались гимнастикой вместе со своими учителями. К середине XIX в. фигура учителя гимнастики стала обязательной в списке преподавателей не только великих князей, но и княжон. Из архивных документов известно, что на рубеже 1850­60­х гг. в Зимнем дворце появились два тренажера. Их появление было вполне в духе времени, поскольку в 1864 г. Вильгельм Зандер основал первый тренажерный зал, в котором разместил 27 различных тренажеров. Попутно отметим, что еще НиколайI по утрам регулярно совершал ружейные приемы, используя военные упражнения в качестве гимнастического комплекса. Тренажерами постоянно пользовался Николай II. В помещении бассейна, расположенного на половине императора в Александровском дворце, был установлен турник, которым регулярно пользовался император. Даже в своем поезде Николай II приспособил некую «трапецию» для занятий гимнастикой. Более того, оказавшись под охраной в Тобольске осенью 1917 г., Николай II соорудил себе тренажер, который отчасти компенсировал отсутствие привычных физических нагрузок.

Картинки по запросу фото Николай 2 и спорт

Регулярные занятия спортом позволя­ли Николаю II поддерживать прекрасную физическую форму. Ко второй половине 1870­х гг. молодая поросль Романовых увлекается такой модной новинкой, как велосипеды. Подрастающие великие князья в своих развлечениях охотно использовали различные спортивные новинки, которые только­только появлялись в магазинах. К числу таких новинок относились и велосипеды. Первыми велосипедистами в императорской семье стали младшие сыновья Александра II великие князья Сергей и Павел Александровичи. В 1870­х гг. велосипеды еще не имели пневматических шин, и для катания на них была необходима ровная трасса и определенный навык. Навык нарабатывался опытом, а трассой с ровным покрытием стали драгоценные паркеты Зимнего дворца. Первые опыты велосипедной езды по дворцовым залам зафиксированы в декабре 1876 г. Видимо, велосипеды были только­только приобретены, а ждать наступления лета юным великим князьям не хватало терпения. 9 декабря 1876 г., когда на улицебыл сильный мороз, состоялся первый велосипедный заезд по залам Зимнего дворца. Катались несколько сыновей Александра II: Сергей, Павел и, возможно, Владимир с Алексеем. В этом «заезде» использовались велосипеды разных конструкций, по крайней мере, Сергей уточняет в дневнике, что он катался «на четырехколесном». Молодые люди очень забавлялись, «мы прокатывались повсюду, даже перед караулом…». Можно только представить себе реакцию дворцовых смотрителей, когда сыновья Александра II «гоняли» по залам Зимнего дворца, переполненным драгоценными предметами, да и шины у велосипедов были тогда из литой резины. Тем не менее, перечить им никто не смел, и такие заезды позже повторялись неоднократно. Великий князь Сергей Александрович записал в дневнике: «Гоняли на велосипедах по залам, право, забавляет меня это, уморительно». Что касается Николая II, то первый велосипед ему подарили родители еще в юношеском возрасте. Надо заметить, что увлечение спортом цесаревича и его младших братьев всячески поощрялось царственными родителями. Первый велосипед цесаревич Николай Александрович получил от своих родителей на день рождения. В 1893 г., будучи в Англии, он с увлечением катался на трехколесном велосипеде. Эту любовь к велосипедной езде Николай II сохранил буквально до последних лет своей жизни. Последний раз он катался на велосипеде по аллеям Александровского парка уже после отречения – весной 1917 г. Отметим, что свою любовь к велосипедным прогулкам император сумел передать и своим детям. У всех его дочерей имелись собственные велосипеды, поэтому они могли разделить радость велосипедных прогулок с отцом. Даже у больного гемофилией цесаревича Алексея со временем появился свой велосипед. Правда, он был трехколесный, для того чтобы уменьшить риск получения травмы. Более того, велосипед цесаревича придворные врачи использовали как тренажер, для того чтобы разрабатывать больную ногу мальчика, не разгибавшуюся после травмы, полученной им осенью 1912 г. С 1840­х гг. подросшие дети Николая I осваивают коньки. Эта спортивная забава становится традиционной для каждого нового поколения Романовых. Каток стал не только местом шумных игр, но и традиционным местом юношеского флирта, «площадкой» первых юношеских влюбленностей. Устраивали каток и на льду озер Гатчинского парка. Именно там учился кататься на коньках будущий Николай II. Мемуарист упоминал: «В саду Аничкова дворца устроены были ледяные горы и каток, то же и в Гатчине. Сюда собирались его дети с приглашенными товарищами, и государь охотно с ними возился и играл». Николай II умел кататься на коньках, но большим любителем этой забавы он не был – предпочитал хоккей. Играли без коньков, в сапогах, гнутыми клюшками гоняли резиновый мячик. Когда подросли дочери Николая II, они катались уже на замерзших прудах Александровского парка в Царском Селе. Там же зимой они с большой охотой катались вместе с отцом на лыжах. Однако самым большим увлечением Николая II стал большой теннис. Этот вид спорта начал развиваться в России на рубеже 1860­70­х годов. Тогда в Петербурге начали появляться различные спортивные клубы, создававшиеся в столице английской диаспо­рой. Постепенно игра приобрела популярность среди российской аристократической молодежи. В императорской семье в теннис начали играть в середине 1870­х годов. Одними из первых теннисистов стали сыновья Александра III. В дневнике великого князя Сергея Александровича (31 мая 1875 г.) упоминается, что он «с братьями» играл «для тренировки» в «теннис на траве». Сохранилось упоминание мемуариста о том, что в начале 1880­х гг. младший брат Александра III великий князь Владимир Александрович, без ведома императора, начал использовать Большой зал Александровского дворца в Царском Селе для игры в теннис. Когда Александр III узнал об этом, то младший брат немедленно получил нагоняй за «нецелевое» использование одного из парадных залов дворца. Первым российским императором, включившим теннис в свой досуг, стал Николай II. Судя по всему, с игрой в «Lawn Tennis» Николай II познакомился в ходе своих визи­тов в Англию в середине 1890­х гг. Однако в Англии он только смотрел, как играют. В России на теннисный корт Николай II впервые вышел в подмосковном селе Ильинском, где он отдыхал после коронации в Москве в 1896 г. Это село было загородной резиденцией великого князя и генерал­губернатора Москвы Сергея Александровича. Как обычно бывает в России, царское увлечение немедленно превратилось в увлечение ближайшего окружения. К офицерам «Штандарта» присоединились фрейлины. Когда подросли дочери, они также вышли на теннисный корт. Для хорошо физически развитого Николая II серьезными противниками были только молодые офицеры «Штандарта». С остальными, судя по фотографиям, игра в теннис больше напоминала игру в бадминтон. В ноябре 1913 г. на корт в Ливадии против 45­летнего царя вышел граф Михаил Сумароков­Эльстон (1893­1970). Отметим, что в 1913 г. граф, выпускник знаменитой «Анненшуле», поступил на юридический факультет Санкт­Петербургского университета. Он являлся трехкратным чемпионом России и дебютировал в 1912 г. на V Олимпийских играх в Стокгольме. Об этой игре упоминает начальник Канцелярии министерства Императорского двора генерал­лейтенант А.А. Мосолов: «Царь нередко играл в теннис. Играл очень хорошо, и его противники, морские офицеры и фрейлины, были много слабее его. Узнав, что у Юсуповых гостит их племянник граф Николай (Мосолов ошибся – авт.) Сумароков­Эльстон, чемпион России, Его Величество приказал пригласить его в Ливадию. Мне рассказывали, что Сумароков, левша, выиграл все сеты. После чая государь попросил реванш. Сумароков ухитрился так попасть царю мячом в ногу, что государь упал и должен был пролежать три дня в постели. Бедный чемпион был в отчаянии, хотя вины с его стороны не было, конечно, никакой. Говорят, что Юсуповы сильно его бранили. Выздоровев, государь снова пригласил Сумарокова в Ливадию, но чемпион уже не смог играть с прежней энергией». Впечатления от этой игры Николай II зафиксировал в своем дневнике. Он охарактеризовал М. Сумарокова­Эльстона как лучшего игрока в России. Также император констатировал, что у него есть чему поучиться. Как следует из дневниковых записей, у Николая II было четыре игры (11, 20, 21 и 22 ноября 1913 г.) с М. Сумароковым­Эльстоном, и, видимо, царь был доволен встречами с серьезным противником, которые помогли ему определить собственный уровень игры: «Сегодня в теннисе принял участие гр. Сумароков — молодой студент — лучший игрок в России. Есть чему поучиться у него». В его дневнике появились записи: «Поиграли с увлечением с Сумароковым», «Была удачная игра в теннис с Сумароковым». Судя по этим записям, дипломатичный М. Сумароков­Эльстон дал себя обыграть. Первый по времени теннисный корт для Николая II был построен летом 1896 г. в Петергофском парке Александрия вскоре после возвращения царя из Москвы. Именно этот теннисный корт был самым задействованным из всех царских теннисных кортов. Лето 1914 г. было тревожным, поскольку политическая ситуация в Европе резко обострилась. Дело шло к большой войне. Однако теннис оставался теннисом. И, судя по фотографиям, настроение у царя было очень неплохое. Последний раз на Петергофском корте Николай II играл в теннис 16 юля, а 19 июля (1 августа) Германия объявила России войну. Николай II очень любил водные виды спорта, прежде всего, байдарку. Император неспешную греблю на байдарке не воспринимал как некий спорт, это был способ остаться наедине с природой, иногда со стихией, возможностью отключиться от подчас неприятной повседневности. Любовь к гребле на байдарке сформировалась у Николая Александровича в детские годы, когда главной загородной резиденцией царя Александра III стала Гатчина с ее прекрасными прудами. Когда будущему императору исполнилось 14 лет, родители подарили цесаревичу его первую байдарку. С этого времени Николай II с нетерпением ждал начала байдарочного сезона, который для него обычно начинался в апреле и продолжался вплоть до ноября. Для тех, кто хоть раз сидел в байдарке в это время года, совершенно очевидно, что только искренняя любовь к воде могла заставить открыть сезон в столь раннее время.

Картинки по запросу фото Николай 2 и спорт

Поскольку император с 14 лет постоянно вел дневник, то упоминание о байдарочных прогулках мы встречаем в нем очень часто. Регулярные плавания на шлюпке­гатчинке и одноместной байдарке входят в повседневный быт царя примерно с 1904 г. В это время царская семья окончательно переезжает в Александровский дворец Царского Села. Поначалу царь пытался разделить свое увлечение с женой, но ее слабое здоровье не позволило это сделать, хотя в 1904 г. в записях за 12 и 20 мая мы встречаем упоминания: «Катал Аликс в кресле и затем в шлюпке». Летом, когда царская семья переезжала «на море» в Петергоф и жила в «Коттедже» на берегу Финского залива, царь предпочитал ходить на одноместной байдарке. Он был очень доволен, когда на заливе была волна и можно было проявить свою квалификацию байдарочника в борьбе с волнами. Когда подрос цесаревич Алексей, то и его Николай II начал приучать к воде. Сначала это была шлюпка­гатчинка. В 1913 г. 21 преля он писал: «Погулял и покатался в гатчинке с Алексеем». Достаточно рано Алексей начал самостоятельно ходить на гатчинке. Затем, когда сын почувствовал вкус к воде, то для него была приобретена байдарка­двойка, и 15 июля 1914 г. Николай II записал в дневнике: «Катался в байдарке рядом с Алексеем в двойке; были волнушки». Как правило, ежегодно в августе царская семья отправлялась на отдых в финские шхеры на своей яхте «Штандарт». Это было комфортабельное судно, построенное по за­казу Александра III в Дании. 8 мая 1906 г. он записал в дневнике: «Посетили наш милый «Штандарт». Во время прогулок в шхеры царская семья отдыхала от постоянного, пристального внимания окружающих, совершала прогулки по островам, собирала грибы, играла в бадминтон. В круг этих развлечений были включены и небольшие байдарочные походы царя и цесаревича. Постепенно байдарочные походы стали общим увлечением. Николаю II удалось приобщить к байдарочным походам даже императрицу Александру Федоровну. Это вдвойне удивительно, поскольку она постоянно недомогала и подчас передвигалась в инвалидной коляске. Мемуаристы упоминают о ее четырехкилометровом походе на байдарке по финским шхерам. Увлечения царя разделяли и его четыре дочери. Весной и осенью царская семья переезжала в Крым, в Ливадию. Это были уже серьезные морские прогулки. Начавшаяся летом 1914 г. мировая война принесла новые заботы, но сезон в Царском Селе был открыт, как обычно, в апреле. 23 апреля 1915 г. в дневнике царя появилась запись: «катался на байдарке и гатчинке». В августе 1915 г. царь принял на себя обязанности Верховного главнокомандующего и большую часть времени проводил в Ставке в Могилеве, но когда он на короткое время возвращался к семье в Царское Село, то не упускал возможности вновь (запись за 25 сентября) покататься в байдарке с сыном и поесть «картошку и печеные яблоки с Алексеем у костра». К весне 1916 г. положение на фронте стабилизировалось и, как обычно, в дневнике 16 апреля появилась запись: «начал сезон на байдарке». Отречение Николая II в марте 1917 г., тяжелая болезнь детей в марте и апреле выбили царскую семью из колеи обычной жизни, но, тем не менее, в дневнике царя 13 мая 1917 г. появляется запись: «катался в байдарке и шлюпке». Это последнее упоминание царя о своем любимом увлечении, поскольку после этого были Тобольск, Екатеринбург, смерть.

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели