История России

Рюрик — Версия происхождения

Рюрик. Версия происхождения

Здравствуйте, мои драгоценные читатели!

Личность основателя династии Рюриковичей, правившей нашей страной семь с лишним веков, является предметом весьма ожесточённых споров. В том числе — и среди учёных, а уж об интернет-энтузиастах даже и говорить нечего. Причём, даже внутри отдельных крупных «историографических партий» единства по этому вопросу в упор не наблюдается. Так, антинорманисты, сходясь в соотнесении Рюрика с полабскими славянами, никак не могут определиться, был ли он бодричем, лютичем, или поморянином. Норманисты, в свою очередь, достигнув консенсуса в части скандинавского происхождения, никак не могут определиться между шведами, датчанами и норвежцами, нередко при этом подкрепляя свои версии аргументами, не так уж далеко ушедшими по качеству от наиболее сомнительных антинорманистских.

Детального разбора всех возможных версий в рамках этой статьи мы, впрочем, делать не будем. Их очень много при весьма невысоком среднем качестве. При неторопливом повествовании на пару-тройку сотен страниц ещё можно было бы качественно препарировать каждую из версий, но в короткой статье это будет просто утопление сути вопроса в ворохе бегло затронутых частностей. Вместо этого давайте последовательно рассмотрим ряд фактов, из которых впоследствии попробуем сделать выводы.

Факт первый: Y-хромосомная гаплогруппа потомков как минимум Владимира Мономаха — N1c1 с крайне характерным 12-ти маркерным гаплотипом, указывающим на то, что предком носителя таких генов по мужской линии был онорманенный финн (литера N в гаплогруппе — признак финно-угорских корней), проживавший давным-давно (возможно — и задолго до Рюрика) в районе Уппсалы, Швеция.

Факт второй: «Повесть временных лет» рассказывает о вторжении скандинавов в конце 850-х — начале 860-х г.г., после отражения которого в победившем союзе племён началась усобица, окончившаяся в 862-м году приглашением Рюрика на княжение.

Факт третий: в своде саг «Круг земной» в качестве общеизвестного для скандинавов XI века факта упоминается имевший место в конце 850-х — начале 860-х г.г. поход конунга Уппсалы Эйрика Эмундарсона в Аустервеги («восточные пути», т.е., Русь).

Факт третий (точнее, целый набор сходных фактов): будущий норвежский король Олаф Трюгвассон провёл детство и юность, скрываясь в дружине князя Владимира Святославича от убийц своего отца. Норвежский король Олаф Харальдсон, будучи свергнутым с престола, бежал к Ярославу Мудрому. Будущий норвежский король Магнус Олафсон вырос при дворе Ярослава Мудрого. Будущий норвежский король Харальд Сигурдасон служил в дружине Ярослава Мудрого и впоследствии стал его зятем.

Факт четвёртый: конунг Вестфольда Харальд Хорфагер враждовал с конунгом Уппсалы Эйриком Эмундарсоном за пограничные шведско-норвежские области.

Также, вдобавок к фактам, рассмотрим ряд дополнительных соображений.

Соображение первое: вторжение скандинавов из «Повести временных лет» и восточные походы Эйрика Эмундарсона из «Круга земного» — это, скорее всего, одно и то же событие.

Соображение второе: со стороны старейшин кривичей, словен, чуди и мери выглядит не слишком логичным приглашать на княжение тех же шведов, которых годом ранее не без труда изгнали.

Соображение третье: приглашаемый на княжение «полевой командир» должен был быть более-менее известен, элементарно чтобы попасть в кандидаты.

Соображение четвёртое: очень желательным было, чтобы кандидат в князья имел собственные мотивы к защите славянских земель, или хотя бы не имел в этом вопросе конфликта интересов.

А теперь отталкиваясь от восьми озвученных вводных попробуем «вычислить» Рюрика.

Для начала, кем мог бы быть человек, чей род происходил бы из Уппсалы (факт 1), но не швед (соображение 2), и при этом — не являющийся безвестным выскочкой (соображение 3)? Последнее, если рассмотреть его в духе времени, может означать принадлежность к некоторому значительному роду. А наличие в уравнении Уппсалы и требования, чтобы род был не сугубо шведским, оставляет только один вариант ответа — Инглинги. Не в смысле «отмороженные родноверы», те с маленькой буквы пишутся, а в смысле легендарной династии шведских и норвежских конунгов. Изначальной вотчиной которых как раз и была Уппсала. В этой версии даже находится место вышеупомянутому «онорманенному финну». Инглинги возводили свой род не к асам, вроде Одина или Тора, а к вану Фрейру. То есть, к представителю покорённого коренного населения. Конечно, мифы в таком деле — помощник не самый надёжный, но версия о наличии здесь намёка на суть дела влияет не сильно.

Итого, делаем промежуточный вывод: Рюрик происходил из норвежской ветви Инглингов.

Той самой, из которой происходил и упомянутый выше Харальд Хорфагер. Потомками которого были (также упомянутые выше) Олаф Трюгвассон, Олаф Харальдсон, Магнус Олафсон и Харальд Сигурдасон. И в свете вышесказанного, то, что они в трудный час искали помощи (факт 3) у потомков Рюрика, начинает играть новыми красками. И скандинавы, и русичи в X-XI веках ещё не настолько забыли о родо-племенном строе, чтобы представитель четвёртого (Владимир) или пятого (Ярослав) поколения от расхождения ветвей рода считался кем-то чужим.

Ради справедливости, у Ярослава и без того при дворе обреталась добрая половина всех лишённых наследства европейских принцев. Но пионерами в этом деле были всё-таки младшие Хорфагеры. Кто знает, может, посмотрев на то, как хорошо всё сложилось с дальней родней, Ярослав и попробовал распространить успешный опыт на другие случаи?

Но вернёмся всё-таки к Рюрику, а также к оставшимся не упомянутыми фактам и соображениям.

С ними, впрочем, всё уже получается, как по накатанной. Норвежцы со шведами конкурировали (факт 4). При этом, шведы ходили в набеги на Русь (факт 2), причём, именно при конкурировавшем с норвежцами Эйрике Эмундарсоне (соображение 1). Соответственно, какой интерес (соображение 4) норвежскому Инглингу отправляться княжить на восток? Да самый что ни на есть прямой — не допускать усиления конкурента своего рода.

Усобицы в регионе около Ладоги создавали для конунга Уппсалы окно возможностей, чтобы от души поквитаться с тамошними племенами за недавнее поражение. В том, чтобы этого не допустить, полностью совпадали интересы норвежских Инглингов и старейшин словен, кривичей, мери и чуди. А для этого требовалось все усобицы срочно прекратить. Например, поставив князем норвежца, в местных межплеменных разборках не замешанного и потому по отношению ко всему населению региона заведомо нейтрального. На фоне альтернатив, которыми выступали местные князья, добрые к своим и злые к чужим, и конунг Эйрик, злой ко всем, этот вариант выглядел наилучшим.

Итого, если обобщить, то наш летописный Рюрик — это, скорее всего, некий Хрёрек (так это имя звучит по-норвежски) из вестфольдских Инглингов. Имеются ли сведения о таком? На самом деле, да. В «Круге земном» упоминается Хрёрек Харальдсон, сын того самого Харальда Хорфагера. Только либо с датами в летописях что-то напутано на десяток-другой лет, либо это всё-таки не тот Хрёрек, поскольку к 862-му году ещё не родился. «Наш» Хрёрек мог бы быть кем-то из двоюродных братьев или дядьёв старшего Хорфагера. Но о них особо обширных сведений нет.

Возможно, ещё не найдены?

 

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели